Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Ох уж эти девочки!

Ох уж эти девочки! Сцена из спектакля «Роман о девочках». Виктория Корлякова в роли Тамары Полуэктовой и Ника Пыхова – Ирина

Спектаклю по неоконченной повести Владимира Высоцкого 30 лет

Дар любознательности

«Девочки любили иностранцев. Не то чтобы они не любили своих соотечественников. Напротив…» Высоцкий первым в советской прозе затронул щекотливую тему устремлений наших барышень к красивой жизни, с которой так прочно ассоциировалась элегантно одетая, вольная и изящная романо-германская братия, готовая вести расчёт за русскую экзотику в валюте. Но повесть-то «Роман о девочках» как раз о том, что против нашего лома всё равно нет приёма. Ведь главные герои – проститутка и уголовник, между которыми пролегла любовь. Москва, 60-е, тесные дворы сварливых коммуналок наводняет шум рождённого в мирное время поколения, свежий ветер перемен хрущёвской оттепели… Жизнь другая и своя, потому что наша.

Высоцкий не спел, не сыграл, не прочитал, а написал повесть. Не закончил. В 80-е рукопись попала в руки драматурга Марка Розовского. Он завершает произведение, включая в пьесу свои воспоминания, размышления и песни Высоцкого. Спустя 30 лет руководитель Театра «У Никитских ворот» открывает выставку фоторабот, посвящённую «Роману о девочках». В день рождения любимого миллионами артиста театр и музей Высоцкого проводят совместную акцию – параллельно спектаклю демонстрируют фотовыставку о нём и его главных героях: актёрах и авторе. Экспозиция представлена на двух площадках – у Никитских ворот и в Доме-музее Владимира Высоцкого на Таганке.

– Я держал в руках черновик, – рассказал Марк Григорьевич. – Он, как черновики Льва Николаевича Толстого, у которого 96 вариантов начала «Войны и мира» и где всё перечёркнуто, переделано, переставлено. У Высоцкого так же. Это был неоконченный материал, который нуждался в огромной правке – авторской, редакторской… Гигантский пласт жизни, который затронул Владимир Семёнович Высоцкий. Он меня увлёк.

Скромное признание

Высоцкий и Розовский из одной среды, одного времени, с соседних улиц. Первый рос в Каретном Ряду, второй – на Петровке. Кругом похожие, знакомые девочки и мальчики. В зрелой жизни трижды пересекались. В первый раз на юбилее студенческого театра «Наш дом». Во второй – на теплоходе «Грузия». Высоцкий готовился к вечернему концерту: через стенку было слышно, как весь день наигрывал на гитаре и пел. В третий судьба свела поэта и драматурга на коллективном чаепитии в редакции «Метрополя» – альманаха, на страницах которого при жизни Высоцкого были в первый и последний раз опубликованы его стихи. Василий Аксёнов собрал всех участников, чтобы объявить о закрытии издания. Высоцкий держал себя тихо и скромно. Посидел, послушал, а после совместного снимка на память ушёл первым в морозную ночь.

Свою рукопись он оставил без названия. Впервые она увидела свет в 1983 году в Нью-Йорке, в сборнике песен и стихов не признанного властью поэта. Через пять лет она выходит в Советском Союзе. 1988 год. Перестройка и гласность. Розовский пишет пьесу и в 1989-м ставит спектакль. 30 лет, более 600 спектаклей. Не только в России, но и за рубежом. Менялся лишь реквизит. В сцене со взяткой, эквивалентом ценности которой в 50–60-е могли быть сахар, вермишель, кофе, в 80–90-е заменяют «Мальборо», кофе, конфетами. В эпоху МРОТа и бургеров советские подношения обесценились до «благодарности». В откатный XXI век понятны деньги. Они на сцене в руках дающих и берущих. Остальное неизменно: любовь, конфликт отцов и детей, серая школа как первое звено системы, от которой хоть в тюрьму, хоть на панель – без разницы. Лишь бы чуть красиво пожить. Ведь даже на дне всегда есть надежда – ещё немного, а там станет лучше. В одном из главных героев Александре Кулешове угадывается Владимир Высоцкий. 25 января ему исполнился бы 81 год.

Никита Высоцкий и Марк Розовский в день 30-летия спектакля

Как надо…

Заслуженная артистка России Ольга Лебедева с небольшим перерывом играет в спектакле с первого дня. Её героиня – учительница Ольга Петровна. За эти годы актриса сносила три пары обуви, все кофты, но костюм, доставшийся от мамы, всё тот же – из эпохи 60-х.

Ольга Лебедева 30 лет играет учительницу Ольгу Петровну

Среди главных гостей спектакля и участников события – Никита Высоцкий. В Музее на Таганке несколькими часами ранее сын открывает фотовыставку, также посвящённую «Роману о девочках». 25 января дом Владимира Высоцкого вновь распахнул свои двери после реконструкции. Настоящий подарок поклонникам и почитателям.

– Никита Владимирович, помните, что в детстве дарили отцу в день рождения?

– Не думаю, что ему это было важно. Родители разъехались, когда мне было 4 года. В последующие годы, лет с 12, не помню, чтобы праздновали. Банкетов он не устраивал даже на круглые даты. На взрослые застолья нас не звали. И правильно делали. Его могло не быть в Москве. Нашим главным адаптером была его мама – наша бабушка. В день рождения напоминала: позвоните отцу, поздравьте, придумайте что-то, подарите. Но я что-то не вспомню, чтобы подарил нечто такое, после чего можно было бы сказать: «Ух!» Аркадий хорошо писал. Свои совсем детские рассказы он дарил отцу. Уже после смерти папы узнал о том, что он их в театре читал.

Никита Высоцкий на открытии выставки

– Вы не проводи­ли параллелей между тем, что происходит в романе, и тем, что на самом деле происходило в жизни Владимира Семёновича?

– В своё время отец очень внятно обозначил свой принцип: произведение искусства – это 10% реального жизненного опыта автора. Остальные 90% – фантазии. Это его формула. Не моя. За каждым героем стоит кто-то, к которому что-то дописывалось, придумывалось, переделывалось. Это угадывается. Он не писал историю своей жизни, но это история о нём. Он говорил сам о себе и о своей жизни.

– Что напеваете или перечитываете из отцовского?

– Нет такого, чтобы я это делал постоянно… Иногда читаю его стихи. Но стихи, на мой взгляд, нужно читать со сцены, тем более мне. Напевать?.. У меня нет какого-то любимого стихотворения или песни. Их много. Всё зависит от настроения или состояния. В общем-то, я традиционен – «Кони», «Охота на волков», «Банька по-белому»… Я такой же его поклонник, как вы и те люди, которые со мной разговаривают.

Их миллионы. Едва ли не каждый спешащий в будний день по ул. Высоцкого останавливается у дома № 3, оглядывается, толкает соседа, возбуждённо восклицает: «Смотри, Высоцкий…» После церемонии открытия к сыну выстраивается очередь желающих получить автограф – на фото, открытке, книге, кассете, пластинке, пожелтевшей полосе газеты. Видно, эти вещи не пылятся, а живут. «Чуть помедленнее кони, / Чуть помедленнее…»

Фото: Елена Лапина, Елена Морозова