Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Роман Виктюк: Любовь моей жизни

Роман Виктюк: Любовь моей жизни

Его имя стало брендом, и многие видели в нём «последнего из могикан», беззаветно служащего большому искусству. Буквально накануне своего 84-го дня рождения один из самых экстравагантных, смелых и романтичных режиссёров современности Роман Виктюк провёл в своём театре, Доме Света, творческий вечер «Мне от любви покоя не найти», на который собралась вся труппа и многочисленные поклонники. Этот вечер стал последним спектаклем Романа Григорьевича. 20 ноября Москва простилась с мастером.

Роман Григорьевич всегда подчеркивал, что каждый его спектакль – о Любви! Всепобеждающей и всеразрушающей.

 

– Все мои актёры – светятся. Изнутри. Они увлечены, поглощены театром, ролью. Любовью. Без неё ничего не получится, – отмечал маэстро. – Сцены из «Саломеи», «Отравленной туники», «Крыльев из пепла», – все они о тонком мире взаимоотношений двух людей, о силе притяжения «инь и ян».

Неудивительно, что и все вопросы в этот вечер так или иначе касались именно этого чувства. В самом начале зрители задали ему сокровенный вопрос: «Как стать счастливым человеком?» На что Роман Григорьевич ответил одним словом: «Любить!»

Еще в 1970-х годах, попав в Студенческий театр МГУ, Виктюк ставил перед собой задачу возродить его былую славу и добился в этом определённых успехов. Партийное руководство, попытавшееся «приструнить» молодого режиссёра, запретило его постановку «Уроков музыки» по пьесе Людмилы Петрушевской, но в итоге под видом репетиций её посмотрела вся театральная Москва... То же самое случилось со спектаклями по Рощину, Вампилову, Шиллеру…

– Я никогда не лез на рожон, – комментировал Виктюк, – А избежать наказания от партийного руководства мне помогала улыбка. Всегда играл с теми, кто старался руководить мной как режиссёром, и это срабатывало лучше всякой открытой фронды.

На вопрос из зала: «Почему вы редко ставите пьесы со счастливым концом?» он так же отмечал, что всё пошло ещё с тех времен: «Это только в советский период все должны были быть положительными в конце».

Свой последний день рождения Роман Григорьевич отметил спектаклем: «Отравленная туника» по произведению Николая Гумилева – великого поэта, чья трагическая судьба не может быть забыта. Постановка сразу стала событием, ведь в спектакле режиссёр в своей манере соединил театральную эстетику Серебряного века и… тюремный быт, в котором приговорённый к расстрелу Николай Гумилев провёл последние часы.

 

– Вся моя жизнь – история сумасшествия. Комедия. И главное в жизни не продаваться, оставаться верным себе, – грустно добавлял Виктюк. – Все мои спектакли сотканы из трёх основных элементов: музыки, слов и пластики. И здесь важны не текст, а импульсы, которые за ним. Конечно, решать всё касающееся творческой части должен режиссёр — от него ведь всё зависит. От меня требуется отточенность, отработка мельчайших нюансов, а от актёров – понимание друг друга с полуслова. И важен, знаете ли, свет. Внутренний.

Рассуждая о высших материях, Виктюк уверенно предполагал, что продолжение есть, душа возвращается. И она бессмертна.

– Душа уходит в эту тёмную энергию, которая больше всей известной материи во Вселенной. И нужно помнить, что все те святые души, которые покинули Землю, никуда не исчезают. Их энергия всё время над нами. Мы ошибаемся, когда проводим черту между нашей жизнью небесной и земной. Черты этой быть не должно. Всё едино. Мы просто переходим из одного измерения в другое, и мы должны постоянно быть в этой связи.

На фото сцены из спектакля «Отравленная туника». Предоставлены пресс-службой Театра Романа Виктюка