Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Возвращение «Снежной королевы»

Возвращение «Снежной королевы»

История бесстрашной Герды, вызволяющей Кая из плена Снежной королевы, – бесспорный хит зимнего сезона 2013 года. Но успеха, подобного тому, который пережила её предшественница в 1957 году по версии режиссёра-мультипликатора Льва Атаманова, повторить не удалось. Его «Снежная королева» - признанный шедевр мультипликации и по сей день. Советская анимационная экранизация победила на кинофестивалях в Венеции, Каннах, Риме, была объявлена фильмом года на фестивале фестивалей в Лондоне, в 60-70-е годы прошлого века её постоянно включали в новогоднюю сетку программ на американском ТВ. Не менее успешна судьба других картин Атаманова. Фильмы «Аленький цветочек», «Золотая антилопа», «Котёнок по имени Гав» по-прежнему пользуются большим спросом на рынке видеопродукции.

О том, как создавались шедевры без помощи компьютерной графики, рассказала дочь режиссёра – художник-аниматор Анна Львовна Атаманова.

Шедевры из коммунальной квартиры

Она сразу просит не называть работы отца мультиками. Впрочем, у меня самой язык не поворачивается эти картины, вызывающие эмоции и заставляющие думать и сопереживать героям, так называть.

Мы разговариваем в квартире, расположенной в типичной «сталинке» неподалёку от ВДНХ. Широкий холл, высокие потолки, просторные для советских типовых панелек комнаты. За стеклом старинного, ещё не полированного серванта многочисленные статуэтки-призы, а на картине в гостиной — Лев Константинович в образе доброго датского сказочника Оле Лукойе. Портрет нарисовал художник Леонид Шварцман — автор Чебурашки. Сюда семья переехала по обмену уже после смерти папы. А до этого жили в обычной хрущёвке по-соседству. Трёшку в панельном доме Лев Константинович получил в 1960-м, когда дети стали большими. Старшей дочери исполнилось 20, а младшей — 16. К этому времени режиссёр уже снял все свои самые знаменитые шедевры.

– Когда переезжали, у папы даже машины не было. Выручил давнишний друг. Он приехал на военном «Форде». В первый день перевезли книги, а во второй – все остальные вещи. Нажитый за всю жизнь багаж оказался невелик. Новая квартира для нас стала как царские хоромы на далёком острове, где рос аленький цветочек.

Ведь до этого мы жили в коммуналке на Трубной площади в центре Москвы. До революции в ней был склад бакалейной лавки. Окна уходили глубоко в землю. Дом топили дровами, а вода в морозы замерзала. Когда мы родились, общую комнату разделили фанерной перегородкой. Нас называли «дети подземелья».

– И в таких условиях рождались чудо-сказки?

– Время было таким. Естественно, папа почти всё время проводил на студии «Союзмультфильм», но очень часто с коллегами — Леонидом Шварцманом, Александром Винокуровым – приходил к нам домой, где вместе продолжали работу. Они были друзьями. Так было, когда создавалась «Снежная королева». Работа шла 2 года. За границу ездить тогда возможности не было. Поэтому на месяц поехали в командировку в Прибалтику. В Таллинне, Риге, Тарту ходили по улочкам и площадям, «срисовывали» фасады, башенки, шпили. В Москве дни напролёт проводили в библиотеках – черпали идеи из альбомов скандинавских художников, фотоматериалов о Копенгагене, книг по истории и фольклору Финляндии. А потом приходили к нам домой – рисовали эскизы. Как только папа увидел нарисованную Снежную королеву, понял, что ей идеально подойдёт голос Марии Бабановой. Актриса озвучивала с удовольствием. Приходила в перерывах между репетициями в театре. Получился необыкновенно сильный изобразительный образ холодной леденящей красоты.

– Громкий успех повлиял на достаток в семье?

– Что вы? Никто из создателей «Снежной королевы» на вручении этих заграничных премий не присутствовал. А один потрясающий приз из Италии и вовсе до нас не дошёл. Он представлял собой стеклянный сосуд, наполненный особой «жидкостью». Внутри – две живые розы – красная и белая. Как те, что росли в горшочке у Кая и Герды. О призе узнали случайно из письма, пришедшего на киностудию. Видимо, в дороге «затерялся».

Озвучка больших гонораров не стоила

– В его мультфильмах роли озвучивают легендарные актёры. Снежная королева говорит голосом Марии Бабановой, Оле Лукойе – Ростислава Плятта, кот в «Котёнке по имени Гав» – Василия Ливанова… Артистов такого уровня папа долго уговаривал работать над мультфильмом?

– Сейчас артисты просят больших гонораров. Тогда подобных проблем не было. Студия «Союзмультфильм» находилась в центре города, как и большинство театров. Артисты прибегали на озвучку в перерывах между репетициями. Так делали все: Мария Бабанова, Ростислав Плятт, Василий Ливанов, Армен Джигарханян, Всеволод Ларионов. Ни разу не слышала, чтобы кто-то себя плохо вёл. Артисты понимали, что если сработаешь плохо, второй раз не позовут. Единственная проблема – объединить занятых работой артистов в одной сцене. Тогда снимали поодиночке, а потом сцены монтировали. Леонид Шварцман нарисовал кота к мультфильму «Котёнок по имени Гав». Папа в его образе сразу увидел Василия Ливанова и предложил работу. Бывало, что актёров меняли, – например, в «Бременских музыкантах», но у папы такого не происходило.

– В то время не было компьютерной графики, такого бюджета. Как же удавалось создавать таких реальных героев и настолько добрые картины?

– Художники рисовали руками – на одну картину уходили тысячи рисунков. Руки передают переживание, ритм сердца. Потому образы получались такие «живые», а картина – реальной в сравнении с компьютерными фильмами. Неслучайно римский папа Иоанн Павел Второй когда-то сказал: «Если хотите воспитать детей, показывайте им советские мультики». Я и сейчас плачу, когда вижу сцену, как Герда в «Снежной королеве» попадает к разбойнице. Мультфильмы учили добру и состраданию. Я, как и папа, сентиментальный человек.

– Он в жизни был похож на доброго сказочника?

– Он ведь из московских армян, очень любил гостей. Всегда угощал долмой, айвовым и ореховым вареньем, которые готовил сам. Как-то в Париже пришёл в гости к коллеге-мультипликатору и подарил хозяйке букет голых веточек, больше похожих на палки. Та удивилась: мол, что это? Он ответил: «Поставьте их в вазу и ждите чуда». Через месяц в Москву пришло письмо. В конверте – фотография цветущего багульника на столике с инкрустацией, а с обратной стороны написано: «Месье Атаманов, мы просто разорились на Вашем подарке: пол-Парижа хочет посмотреть на русское чудо, и каждого нужно угостить чашечкой кофе». Папа умел делать серые будни похожими на сказку. У него и знакомство с мамой похоже на рождественскую сказку. Он её буквально нашёл под ёлочкой. Она пришла к его сестре на Новый год и, видимо, от усталости уснула. Когда папа увидел, влюбился. Ей было 18 лет. Они вместе прожили почти 50 лет. На каждую годовщину свадьбы пятого апреля приносил гиацинты. Торопился домой с букетиком, пряча его от холода в пальто. Это было очень трогательно, ведь такого разнообразия цветов, как сейчас, в те годы не существовало. А он всегда находил и мимозу, и фиалки… Видите, на книжном шкафу фарфоровый ослик с бочонком стоит? В этом бочонке весной всегда стояли подснежники.