Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Глеб Матвейчук на своей территории

Глеб Матвейчук на своей территории

Возраст Христа популярный певец, композитор и артист встретил, имея за плечами внушительный творческий багаж. Закончил Московскую государ- ственную консерваторию имени П. И. Чайковского и Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина. Первое место в дуэте с Ольгой Кормухиной в телепроекте «Две звезды», второе – в программе «Точь-в-точь», а по оценке зрителей телешоу – первое. Автор музыки к мюзиклам, спектаклям, документальным и художественным фильмам, среди которых нашумевший «Адмиралъ». Казалось бы, жить – не т ужить, но наш герой думает иначе…

По нервным канатам

– Глеб, что всё-таки сложнее – играть, петь или писать музыку?

– Наверное, создавать. Приступая к новому проекту, вспоминаю методику Михаила Чехова: любой творческий человек рождает образ с помощью фантазии. Музыка сочиняется по тому же принципу. Рисую образ и задаю себе вопрос: «Какую бы музыку хотел сейчас услышать?». Запускается механизм, когда образ начинает обрастать деталями. Постепенно он наполняется и становится как пружина, которая в определённый момент приходит в действие и выпрямляется. Ты попадаешь в точку. Это может произойти в любой момент: когда сидишь в ресторане, спешишь на съёмку, летишь в самолёте. Но, прежде чем это случится, очень многое пройдёт мимо или отправится в ящик. Вы же знаете, из какого сора рождаются стихи. Так что я не верю в то, что музыка появляется сама собой. Если не заставлять себя работать, ничего не произойдёт. Великий Чайковский заставлял себя писать по пять часов в день, из написанного, поверьте, очень многое пошло в корзину. Создание музыки, как и любого другого произведения, – это фатальная работа над собой.

– Быть певцом – уже не важно?

– Сегодня композитор взаимосвязан с исполнителем, через которого он ведёт диалог со зрителем. Многие полагают, что если человек попал на экран, то жизнь удалась. Это совсем не так. Телевизионные шоу на рынок «выбрасывают» десятки исполнителей. Среди них очень много достойных и талантливых. Но, выходя на сцену, артист должен каждый раз доказывать свою состоятельность. Как? Предлагать новые и свежие идеи. Это – испытание. Он обязан не просто петь, а вести диалог со зрителем. Насколько удачно сложится общение, зависит в том числе и от композитора. Увы, материала для выпускников шоу нет: карьера, так и не начавшись, может быстро закончиться. Появляется неудовлетворённость, а желания остаются те же. Такое сочетание амбиций и неустроенности многих подрывает.

Подобное случалось?

– Из своей жизни могу привести больше примеров падения и неудач, нежели побед и достижений. На 4-м курсе консерватории вообще возникло сильное желание сменить профессию, потому что не получалось петь в принципе. Преподаватели ставили «двойки» со словами: «Вам нельзя петь, вы плохой певец!». Меня это очень сильно ранило. Прежде чем ощутил в себе силы и расставил акценты, наступал на грабли, получал в лоб, но шёл дальше. Всегда вспоминаю слова своего первого педагога: «Если у тебя нет нервных канатов, в искусство лучше не соваться». У меня они имеются: в семь лет бабушка привела меня в детскую студию Оперного театра в Минске, где я начал петь в детских спектаклях «Питер Пэн», «Кот в сапогах», а также во взрослых постановках – «Пиковая дама», «Кармен», «Тоска»… В голове засела идея – быть певцом. Установил дедлайн – выйти на сцену в восемнадцать лет, как Марио Ланца, когда он спел в церкви «Ave Maria». В этом заключалась моя мотивация. Поэтому много занимался вокалом, играл на фортепиано. Никто не поможет, если ты не веришь в себя, в свою мечту и не стремишься её воплотить.

– К вам популярность пришла после шоу на ТВ. Сейчас сами в жюри оцениваете других участников. Обидно публично получать низкие оценки? И каково их ставить?

– Действительно, популярным почувствовал себя после программы «Две звезды». Артист должен постоянно находиться в конкурентной среде и карабкаться, лезть, если хотите, на сцену при любых обстоятельствах. Борьба с сильными соперниками воспитывает и делает сильнее. Поэтому соревнования очень полезны артистам. Но, когда вижу молодых артистов, вспоминаю себя и стараюсь протянуть руку, подтолкнуть к движению вперёд.

– Как вы попали в дуэт с Ольгой Кормухиной?

– Для меня это было неожиданностью. Мы не были знакомы до шоу. Ольга меня услышала в проекте «Голос» и предложила мою кандидатуру музыкальному директору «Первого канала» Юрию Викторовичу Аксюте, который дал мне шанс, за что ему очень благодарен.

– Признайтесь, молодому и начинающему с профессионалом было непросто?

– Когда человек говорит: «Я всё знаю, потому что всему научился и всего достиг», начинается путь назад. Поэтому моё общение с творческими людьми имеет элемент учёбы. У Ольги многому научился, особенно технике исполнения. Ведь мы полгода прожили бок о бок вместе – сначала съёмки, потом путешествия с концертами. Она очень целеустремлённый человек, со своим мироощущением, требовательный к себе и другим. Если у нас и возникали споры, то только творческие – в них не было ничего личного. По-моему, Господь её одарил больше всех… Вообще шоу на ТВ напоминает огромную творческую лабораторию, в которой себя пробуешь, находишь, начинаешь понимать вещи, которых раньше не понимал. Это форсированная история, которая разворачивается в сжатые сроки, отчего сопровождается постоянным стрессом. Ведь на подготовку и исполнение выделяется минимальное время, а выступление снимается одним дублем. У тебя нет права на ошибку. В этом смысле мне больше других запомнилось шоу «Точь-в-точь». Копируя других, нужно оставаться самим собой. Подобного, наверное, в моей жизни больше не случится. Ведь после проекта я запел контратенором.

– А сами телевизор смотрите?

– Физически не хватает времени. Очень редко, случайно нажав кнопку, с супругой посмотрим фильм. А новости регулярно читаю в Интернете.

Не всё то золото, что блестит

– Кстати, о новостях: в мае вашему мюзиклу «Территория страсти» исполнился год. Интерес зрителей не ослабел?

– Режиссёр Александр Балуев поставил перед артистами очень сложную задачу: играть без декораций на пустой сцене. Это осознанное решение, призванное сосредоточить внимание на драматургии произведения: мюзикл поставлен по роману «Опасные связи» Шодерло де Лакло. Но «дешёвым» спектакль не назову – акценты расставляются с помощью серьёзного цветового решения. В нём есть место карнавалу, атмосфере празднества в традициях XVIII века, но к финалу мы заставляем зрителя Фото: из личного архива Фото: из личного архива задуматься над главной темой – отношений мужчин и женщин. На частном примере раскрывается мораль. Я сам не ожидал того, что спектакль будет идти при полных аншлагах.

– Этому есть объяснение?

– Знаете, я побывал на самом дорогом в мире мюзикле на Бродвее с бюджетом более 90 миллионов долларов. И что? Ушёл после первого действия, потому что не увидел драматургии. Зато насмотрелся на бесконечно летающих людей. Но посмотреть на летающих людей, акробатов и клоунов, а также тигров я отправляюсь обычно в цирк. В театр я иду, чтобы пережить не сравнимые ни с чем эмоции от истории, которая в данной интерпретации и при данном исполнении уже никогда не повторится. Это больше чем шоу. Никакие спецэффекты не заменят сути. Возможно, люди, соскучившись по искренности, и нашли её в нашей постановке. Отыграв год в Москве и Петербурге, в мае мы показали её в Ярославле, Иванове. Теперь готовимся к гастролям по другим городам России, СНГ, Германии, Израилю.

– Что же всё-таки в первую очередь – музыка для кино или театра?

– В последнее время отказываюсь от участия в работе в кино: сейчас себя как композитора решил посвятить мюзиклу. В нём концентрация музыкальной мысли. Мелодия первична. В кино, наоборот, музыка играет фоновую роль.

– Что из увиденного в последнее время на нашей сцене впечатлило?

– Я быстро даю оценку. Возможно, плохо воспитан, но, если спектакль не нравится, могу уйти после первого действия: жаль потраченного времени. Огромное впечатление на меня произвёл мюзикл «Пола Негри». И хотя он до сих пор вызывает множество споров, с удовольствием сходил бы на него ещё раз.

– Но мюзикл всё-таки чуждый нашей культуре заокеанский жанр. Или я ошибаюсь?

– Не сказал бы, что сегодняшний мюзикл – чисто американский жанр. Мне более близок отечественный музыкально-драматический театр, который у нас имеет замечательные традиции. Уже несколько десятилетий идут рок-оперы Алексея Рыбникова «Юнона и Авось», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Обыкновенное чудо»… Вспомните замечательные музыкальные художественные фильмы «Соломенная шляпка», «Небесные ласточки»... Я сторонник развития русского романтического театра и против тотального проникновения на наш рынок сиквелов или ситкомов, когда покупается и адаптируется к нашей жизни западный сюжет. Из-за коммерческого превосходства западные гиганты вытесняют попытки российских авторов реализовывать свои проекты. Думаю, нужна поддержка государства. Всё-таки ограничения в разумных пределах должны быть.

Музыкальный «замес»

– Какую музыку слушаете в свободное от работы время?

– Всё зависит от настроения. Музыка насыщена энергетикой. Когда ею перегружен, лучше воспри-нимается одно, когда её недостаёт – другое. Мне нравится и фортепианная музыка Шопена, и современный исполнитель Бруно Марс, и Майкл Джексон, и Хосе Каррерас, и Queen… Возможно, сравнение покажется неуместным, но для меня слушать музыку сродни желанию подкрепиться: через два часа после обеда вы захотите есть, но это уже будет не стейк, а салат. Главное – правильно всё «замешать».

– Давно в последний раз удивлялись?

– Мы живём недалеко от Сокольников, где любим с Настей (жена Анастасия Макеева – Ред.) кататься на велосипедах. В это трудно поверить, но почти в центре большого мегаполиса, буквально в 50 метрах от Третьего транспортного кольца, мы встретили в этом году лося. Правда, ехали мы тогда на машине. А в Китае, где мы недавно впервые прошли курс иглоукалывания, к нам в ресторане подошли китайцы и говорят: «Мы вас узнали».

– Вместе играете, выступаете, живёте… Не устаёте друг от друга?

– Мы разграничиваем творческую и личную жизнь. Конечно, бывает, что много спорим, но нам интересно друг с другом разговаривать. Можем спонтанно поехать за город, пойти в ресторан, в кино. Любим море, океан… На Бали есть укромное местечко, где чувствуем себя как в фильме «Аватар». Отключаем компьютеры, телефоны и наслаждаемся природой.

– Что в ближайших планах?

– С Александром Балуевым работаем над новым мюзиклом – «Алиса в стране чудес». Не могу сказать, что спектакль будет классическим прочтением сказки Льюиса Кэрролла, но он создаётся для детей и взрослых.

– А сами верите в чудо?

– Конечно! Человек должен верить в чудо. Один раз оно случилось в моей жизни – я занимаюсь тем, чем всегда хотел.