Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Неврачебные тайны
Елизаветы Лотовой

Неврачебные тайны Елизаветы Лотовой

Актриса, сыгравшая одну из главных ролей в сериале «Практика», который в эти дни с успехом идёт на Первом канале, рассказала о том, почему не стала продолжать семейную династию врачей, и как в её доме появилось гримировальное зеркало знаменитой артистки Алисы Коонен

Дедушка – нейрохирург, бабушка – гематолог, мама – стоматолог. Казалось бы, все пути ведут в медицинский институт, а она связала свою судьбу с кино и театром. Однако такое решение вовсе неслучайно. В родительском доме часто бывали известные актрисы Светлана Светличная, Татьяна Лаврова. Дедушка лечил Владимира Высоцкого, а бабушка – режиссёра Андрея Гончарова. Похоже, в любой случайности, действительно, есть место закономерности…

На съёмочной площадке артисты прошли хорошую врачебную подготовку

Медицинская практика

– Елизавета, как же зеркало Алисы Коонен оказалось у вас?

– У бабушки был тайный поклонник и воздыхатель – артист театра Таирова (нынешний театр имени А. С. Пушкина – Ред.). Он дружил со знаменитой артисткой. После его смерти у нас остались лично подписанные фотографии Таирова, Раневской и другие вещи многих артистов. Среди них гримировальное зеркало Алисы Коонен.

– Постоянное присутствие артистов в доме повлияло на профессиональный выбор?

– Нет. С детства была сумасшедшей девицей. Помню, мама на отдыхе оставила меня одну в отеле. Мне было 9 лет. Я встала перед бассейном, вокруг которого на лежаках загорали иностранцы, и исполнила песню Барбары Стрейзанд I Will Survive, после чего сорвала аплодисменты. Мама вернулась, а меня уже знает весь отель. У меня не было цели поступать в театральный. Это вышло спонтанно. В 11 классе пошла на курсы в ГИТИС, училась в Гнесинке, в колледже эстрадного и джазового искусства по вокалу, школе-студии МХТ и как-то влилась в профессию… Наверное, в бабушку пошла. Она поступала в театральное училище на курс к Андрею Гончарову (режиссёр МДТ на Малой Бронной, МАДТ имени В. В. Маяковского – Ред.). Не поступила. Тогда её папа сказал: «Ну, побаловалась? Теперь получай нормальную профессию!». Она пошла в медицинский. Прошло много лет, и Гончаров сам лечился у моей бабушки.

– Проведя детство в окружении врачей, наверное, в фильме «Практика» быстро вошли в роль? Как вам в белом халате анестезиолога-реаниматолога?

– Очень комфортно. Мою героиню зовут, как маму, Ольга. С белым каре выгляжу так же, как она в мои нынешние годы. С детства спокойно оперирую медицинскими терминами. Дома очень богатая медицинская библиотека. Даже когда-то маме ассистировала. Произнести слово «сатурация» или сделать укол – не проблема. Родителям обещала – если не поступлю в театральное, пойду на врача. Стала бы неплохим хирургом. Хорошая, нужная профессия. Жизнь такая непредсказуемая и короткая. Может, ещё рискну.

– Трудности на съёмках всё-таки были?

– На съёмках сложилась клёвая команда. Мы сплотились. Трудность была одна – нехватка времени. В больнице нам выделили операционную, в которой за один день нужно было снять все сцены оперирования. За столом мы провели больше 20 операций. Мы не просто выучили текст. На площадке присутствовал практикующий хирург и консультировал – как ставить капельницу, интубировать и подавать инструменты во время операций …

– Играете лучшую подругу главной героини. Верите в женскую дружбу?

– Да. Со своей однокурсницей Анастасией Паниной (сериал «Физрук» – Ред.) дружим с института. Она крёстная моей дочери.

Анестезиолог Ольга Шмелёва (Елизавета Лотова) и хирург Евгения Королёва (Ксения Лаврова-Глинка)
в сериале провели вместе более 20 операций

– Учились в музыкальной школе имени С. Прокофьева, в Генсинке и джазовом колледже. Не жалеете, что столько времени посвятили музыке?

– Это часть моей профессии. Практически на все роли настраиваюсь с плеером и в наушниках. Когда мама была беременная и ждала меня, то прикладывала к животу наушники с песнями Beatles. Потому жизнь воспринимаю через музыку. У меня аудиальный тип личности. Для меня звуки первичны. В 5 лет подошла к пианино и, ещё не умея играть, стала сочинять. С тех пор играю и пишу. Правда, сейчас редко получается, потому что растёт дочка. Василисе 7 лет. Рада, что первый класс провела вместе с ней. Когда снималась в «Практике», «Академии», в 6 утра уходила, в 10-11 вечера возвращалась. Помогала няня.

В кино как в жизни

– Василиса смотрит фильм?

– Она мой самый благодарный зритель. Смотрит все мои сериалы. Знает всех персонажей. Спрашиваю: «Ну сколько можно смотреть?». А она отвечает: «Эту серию ещё не видела». Но лучшую оценку работе услышала от консьержки нашего дома Татьяны Александровны – после очередной серии она сказала: «Нет, это не моя Лизка». Значит, удалось сыграть другого человека. А мама столько моих работ пересмотрела, что ей трудно меня оценивать. Но истории на экране верит.

– Дочь, наверное, хочет стать актрисой?

– В отличие от меня, она стесняется. Отдала её в прекрасную гимназию. Они изучают актёрское мастерство, танец, вокал, музыку. Дети учатся друг с другом взаимодействовать, избавляются от комплексов, начинают верить в себя, не боятся друг друга, становятся более искренними, открытыми. На этом жизненном этапе это очень важно. Но, по-моему, она не хочет быть актрисой.

С дочерью Василисой

– Часто из колеи выбивали люди или жизненные ситуации, подобные показанным в сериале?

– Конечно. Вечером должна была играть спектакль «ОFFИС», а накануне утром у меня на руках умерла бабушка. Поехала играть. Зритель заплатил за билет: артист должен выполнить свою работу. Было сложно, но каким-то образом взяла себя в руки и продержалась весь спектакль. Когда после поклона ушла со сцены, разрыдалась. А когда начались репетиции спектакля «Много шума из ничего», умер папа…

– Никогда не смущала актёрская зависимость?

– Это издержки профессии. Они имеются в любой другой. Надо спокойнее к этому относиться – не дёргаться. Но мне есть чем заняться в свободное время. У меня растёт прекрасный человек, которому нужно помочь познакомиться с миром. Мне Василисе многое хочется показать и рассказать. Ей нравится, как я бегло говорю по-английски. Она хочет научиться так же. Счастлива, что живем рядом с лесом. Люблю велосипед, но Василиса пока маленькая, и мы чаще катаемся на самокатах. Утром и вечером каждый день стараюсь проходить с собакой 4 километра.

Второе дыхание

– Свободное владение языком – это уже издержки хорошей школы?

– Я закончила английскую спецшколу №1. Тогда в ней учились дети дипломатов. Даже моя мама в неё не смогла поступить, а меня пристроила. Проблем с английским не возникало, а с математикой не складывалось. Кажется, и сейчас скрипят мозги, когда пытаюсь решить какое-то уравнение. В 7 лет меня крестили. В детстве даже пела в церковном хоре. Елисавета – моё церковное имя. По паспорту меня зовут Татьяна.

– Английский в жизни выручает?

– Я люблю путешествовать. В детстве некоторое время жила в Испании, Египте… С тех пор люблю куда-нибудь приехать и пожить несколько месяцев – снимаю дом, хожу в те же кафе, куда ходят местные жители, общаюсь, внедряюсь в среду, узнаю жизнь. Когда под Лондоном снимали фильм «Платон», нам с Павлом Волей понадобилось в разгар забастовки транспортников выбраться в город. Нас ждала подруга, которая прилетела в этот день, и мы отправились пешком. Таксисты не останавливаются, а на специальных остановках гигантские очереди. Часа полтора добирались по ноябрьскому холоду к месту встречи, в пути постоянно уточняя у прохожих маршрут. Павел по-английски не говорил. Спрашивала сама. Зато, когда дошли и встретились с подругой, открылось второе дыхание. Мы всю ночь прогуляли в Сохо – заходили в бар, выпивали по стопке и шли в следующий... Такой вот был замечательный и весёлый день! Павел – прекрасный, простой, открытый человек.

Павел Воля и Елизавета Лотова в фильме «Платон»

– А вера вам помогала?

– Она мне и сейчас в любых ситуациях помогает. Однажды возвращалась домой и мы попали в сильную турбулентность. Нас болтало часа два. Поинтересовалась у стюардессы на английском о происходящем. Она дала понять, что подобное впервые и поэтому ничего не может сказать о шансах благополучного приземления. Я начала думать, что делать. Дочка гостила в деревне у бабушки и дедушки. Никто о моём рейсе и месте пребывания не знал. Телефон не работает, от тебя ничего не зависит. Тогда я спокойно подумала: «Ну что теперь делать? Зато с папой увижусь...». Но всё обошлось и теперь одна без предупреждения не улетаю. Летом с мамой и Василисой собираем чемоданы в Грецию.

Фото: предоставлены Елизаветой Лотовой, кинокомпанией EPIC MEDIA; Борис Васильев