Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Мировая премьера Анны Бутурлиной

Мировая премьера Анны Бутурлиной

Популярная исполнительница джаза рассказала о своих впечатлениях от выступления на церемонии вручения «Оскара».

Предшествующие этому дню события во всём оказались исключительными. Перелёт бизнес-классом, роскошный лимузин, один из лучших отелей Беверли-Хиллз и даже дождь, который в Калифорнии крайне редок, пошёл именно тогда, когда перед театром «Долби» звёзды вышли на красную дорожку. Анна Бутурлина прошла этот путь, чтобы вместе с артистками из Германии, Дании, Испании, Мексики, Норвегии, Польши, Японии и других стран исполнить композицию из анимационного фильма «Холодное сердце 2» «Into the Unknown» («Вновь за горизонт»). Каждая из участниц яркого шоу в своей стране пела и озвучивала героиню мультипликационной ленты Эльзу. В российском прокате она поёт и говорит голосом Анны. Наша певица стала первой российской исполнительницей, выступившей на церемонии вручения престижной награды. Теперь она ведущая популярного онлайн-проекта Национального фонда поддержки правообладателей Arena Moscow Night. 27 марта в московском кафе «Март» стартовал очередной сезон популярного шоу, посвящённого на этот раз джазу. В пятничный вечер первую трансляцию посмотрели почти 80 тысяч человек. Увлекательно, музыкально и очень, как говорят джазмены, импровизационно. И пока, до снятия ограничений, шоу сделало паузу, мы пообщались с Анной, чтобы вспомнить звёздную минуту на красной дорожке «Оскара», а заодно узнать – так ли элитарен джаз, как об этом говорят.

Анна Бутурлина и «Эльзы» из других стран с авторами песни «Вновь за горизонт» Кристен Андерсон-Лопес и Робертом Лопес

Преображение

– Анна, вы действительно никому о своём участии в церемонии не сообщали?

– Таковым было условие организаторов – никому не сообщать об участии до того, как будет дан официальный анонс Киноакадемии. В эту тайну были посвящены 2–3 человека, участвовавших в моей подготовке к поездке. Я только сообщила родным, что по приглашению студии Disney лечу на гастроли в Лос-Анджелес.

– Проблем с въездом не было? На границе всё прошло без сучка и задоринки?

– Вообще никаких проблем не было. Настолько серьёзные люди прислали приглашение, что визу оформили и выдали буквально за один день. Летела очень комфортно. Была приятно удивлена месту в бизнес-классе. Этот жест подчеркнул отношение студии к участникам церемонии, особенно если учесть, что таким же образом добирались другие Эльзы. В аэропорту встретили, на лимузине привезли в один из лучших отелей Лос-Анджелеса в Беверли-Хиллз. Конечно, во всём этом великолепии я чувствовала себя по-королевски.

Красная дорожка Анне к лицу

– Как встретил Голливуд?

– Улицы были залиты солнцем. Там очень редко идут дожди. Но именно в день церемонии вдруг пошёл дождь! На красную дорожку нас выводили под зонтами. Мы все, Эльзы, вышли одной группой в красивых вечерних платьях. Одинокой я себя точно не чувствовала.

– Выходу на красную дорожку предшествовали репетиции. Как они проходили?

– К выступлению мы готовились три дня в том же театре, где проходила церемония. Каждый день был расписан по минутам и проходил в работе. С утра до вечера у нас были либо вокальные, либо хореографические, либо технические репетиции. В перерывах – работа с костюмерами, гримёрами, интервью, фотосессии. У нас даже не оставалось времени, чтобы пройтись по городу. А вечером возвращались в отель. Но это была приятная занятость. Благодаря чёткой, продуманной организации работать было комфортно. И вокруг всегда были люди, которые нам помогали и нас поддерживали.

– Вы репетировали с артистками из других стран. Как вам профессиональная подготовка зарубежных коллег? Все в ноты попадали?

– Чтобы кто-то не попал в ноты?! Это в принципе невозможно! Артисты дубляжа музыкальных фильмов тщательно выбираются студией Disney. Все Эльзы – профессиональные артистки мюзиклов, певицы. Несмотря на то что мы озвучивали одну героиню, у каждой сохранялся свой вокальный образ, характер, тембр. Это нас отличало. На репетиции нас сразу попросили быть самими собой, не пытаться попасть в один образ, быть свободными и органичными. В результате все певицы показали самих себя. Номер получился очень ярким.

Анна с исполнительницами песни «Into the Unknown» («Вновь за горизонт») из других стран

– Насколько картинка с экрана соответствует действительной? Не испытали разочарования, как это иногда бывает в реальности?

– Конечно, на экране всё выглядит часто интереснее, потому что профессионально работают операторы. Но, когда после выступления мы спустились в зрительный зал и смотрели церемонию, была поражена красоте этого шоу. Всё выглядело восхитительно и технологично. Сцена-трансформер, быстрая смена декораций, изумительные постановки, свет и звук… Всей этой роскоши во время репетиций я не могла видеть, потому что мы были заняты своими конкретными задачами. Когда же увидела, то была потрясена и поняла – всё выглядит так, как весь мир видит на экране.

– А люди? Не было ощущения мастерской игры?

– Невозможно было не проникнуться горячими сердцами, искренним сопереживанием тех, кто сидел в зале. Именно зрители наполняли церемонию своими эмоциями и энергией. Все единодушно и очень тепло реагировали на происходящее на сцене, поддерживали ведущих, номинантов, выступающих. По реакции зала быстро стало понятно, что здесь всё не формально. У победителей перехватывает дыхание, они от волнения забывают слова, плачут. Очень тронуло выступление Хоакина Феникса. Было видно, насколько он взволнован. Участники на сцене порой выглядели рассеянными и беззащитными, как дети. И весь зал дружно с ними вздыхал, смеялся, плакал. Никто не знал о победителях. Для всех награда была сюрпризом. И два часа церемонии пролетели очень быстро, на одном дыхании.

– Что почувствовали, когда, как говорится, погасли огни и закрылся занавес?

– На самом деле я в тот день безумно устала. Чтобы успеть на репетицию и собраться, я встала в полшестого утра. В 11 вечера уже не было сил оценить, перебрать всё в голове, подвести итоги, а на следующее утро я вылетала в Москву. И только когда вернулась, испытала огромный прилив энергии. Я по-другому увидела свою творческую жизнь. Поездка стала тем шагом, сделав который я обрела творческую уверенность, смелость и одновременно профессиональное спокойствие. Приоткрыв дверь в тот блестящий мир, приобрела много нового в своей реальной жизни. Сейчас я полна планов, идей. Мне стало легче общаться с людьми. «Оскар» помог сбросить с себя чешую, чтобы войти в новый мир. Такие события очень много значат. Эта поездка встряхнула меня. Это была не просто сказка, а сказка с очень плодотворным продолжением. Главное теперь не смутиться, не потеряться и продолжать идти вперёд.

– На официальных мероприятиях мирового масштаба вы не впервые. В 2015 году, 6 мая, вы с джазовым Оркестром имени Олега Лундстрема выступили в зале Генеральной Ассамблеи ООН. Те ощущения сильно отличались от нынешних?

– Это совершенно разные мероприятия. В ООН мы находились в некоторой изоляции. Я понимала, что меня будут слушать политики, дипломаты, военные, и у меня были сомнения по поводу приёма. Мне казалось, что зрители в зале вообще не удостоят нас улыбкой. Всё проходило строго в соответствии с регламентом. Кругом охрана, никаких звонков. Я не ощущала себя артисткой в той мере, как на «Оскаре». У меня было ощущение, что я приехала на работу, хотя в Нью-Йорке успела и на мюзикл сходить, и в джаз-клуб, и по Манхэттену прогуляться. Но приняли нас вопреки ожиданиям прекрасно – после концерта нас провожали овациями стоя.

Фото: Ольга Карпова

Пленение Эльзой

– Как вы получили роль Эльзы и стали её «голосом»?

– До «Холодного сердца» у меня уже была работа в дубляже. Я озвучивала главную героиню Тиану в анимационном фильме 2009 года «Принцесса и Лягушка», также созданном на студии Disney. Поэтому в озвучивании не была новичком. Мой голос и мои актёрские возможности знали. Но, как все претендентки, я прошла кастинг. Результаты проб отправили на студию зарубежным экспертам. Конечно, была рада, когда они сделали выбор в мою пользу, но не ожидала такого резонанса. Ведь роль не слишком большая. Эльза покорила всю Америку и весь мир. Люди её полюбили. Во второй части моя героиня занимает гораздо больше места. Она повзрослела, её характер изменился, она стала свободнее. Такой она мне понравилась больше.

– С чего началась работа в мультипликации?

– Я даже не знала о существовании этой творческой стези. Просто однажды меня пригласили исполнить песню в титрах мультфильма «Феи». Это было ещё до 2009 года. Постепенно я пришла к своим героиням. Я никогда специально не искала этой работы, она сама меня нашла.

– Работа на озвучивании отличается от выступления на сцене?

– Очень сильно. Выступление на сцене – это моё личное отношение к музыке, моя интерпретация, мой взгляд на жанр. Я сама исполнитель и режиссёр своего концерта. Я сама себе хозяйка. А дубляж, конечно, история творческая, но ограниченная условностями. Во-первых, мы выполняем определённую актёрскую задачу, заложенную в сюжете. Во время записи музыкальных номеров мы должны попадать в движения губ героев. Во-вторых, мы должны быть достаточно близки к оригинальному образу. Наша задача максимально соблюсти то, что задумал автор. У нас нет свободы выбора. Мы не можем даже свой голос использовать в полной мере – он должен соответствовать эмоциональности, внутреннему состоянию, динамике героини. Работа тонкая и строгая.

В студии на озвучивании Эльзы – героини «Холодного сердца»

– Что-то новое в озвучке открыли в себе?

– Это же актёрская работа! Она очень интересная. Я всегда обожала всё, что связано с театром, кино, экраном. Благодаря актёрской работе появляются новые навыки владения голосом. Я вообще люблю работу в студии – не обязательно при дублировании. Мне нравится процесс записи. Меня очень вдохновляет, когда я наедине с микрофоном. В таком уединении возможно использовать все грани голоса, создавать образы. Это буквально кружевная работа, в которой все эмоциональные краски нужно вложить в свой тембр, в свою речь, в пение.

После озвучивания Эльзы от компании Disney мне поступают предложения участвовать в концертах, где звучит полный оригинальный саундтрек в исполнении симфонического оркестра, в том числе и песни, а на большом экране одновременно транслируется сам фильм. Я обычно исполняю свои арии. Здорово, что зрители таким образом, через анимацию и кино, приобщаются к симфонической музыке.

– После церемонии вы стали героиней многочисленных утренних шоу на телевидении. Как управлялись со временем после поздних вечерних концертов с ранним подъёмом?

– Первые две недели искры летели. Признаюсь, я с удовольствием их провела в хлопотах. Всем сразу стало интересно. Мне было непросто, но приятно. Я понимала: либо сейчас, либо никогда. Конечно, в дни ранних эфиров было трудно вставать по утрам, особенно после вечерних концертных нагрузок. Но зато меня многие люди стали узнавать в лицо. «Оскар» дал возможность поговорить со своим зрителем с экрана. Люди знают, как я выгляжу, и теперь относятся ко мне не как к голосу из ниоткуда, а как к живому человеку. Поклонники Эльзы стали приходить на мои концерты, и очень приятно, что теперь часть моей публики составляют те самые зрители, кто смотрел мультфильм. Появилось больше возможностей поговорить о джазе вслух – рассказать, показать, спеть. Счастье, когда такие события, как «Оскар», позволяют артистам заявить о себе.

Серьёзные намерения

– Ваши знакомство и любовь с джазом случайны или, скорее, закономерны?

– В моём детстве у нас дома слушали классическую советскую и зарубежную эстраду – Юрия Антонова, Аллу Пугачёву, «Битлз», группу АББА… Никто и никогда меня не заставлял слушать что-то конкретное и против воли. Я росла в демократичных условиях и слушала то, что слушал, как говорится, народ. Свою жизнь планировала посвятить академической музыке, а джаз случайным образом услышала, когда уже училась в музыкальном училище. Мне было 17 лет. Он внезапно меня сразил. Начала «копать», исследовать жанр и через пару месяцев поняла, что джаз мне близок, органичен, и я готова с удовольствием себя ему посвятить. Потому поступила в Гнесинский институт на джазовое отделение. Ну что ещё искать, если я уже нашла?!

– Говорят, джаз элитарен: не каждый его может услышать и слышать. Это так?

– Люди часто пугаются слова «джаз» как раз потому, что вокруг него ходят какие-то легенды об элитарности. Это неправильно. Какой-то устаревший штамп. Джаз актуален. Ко мне после концертов подходят молодые слушатели и говорят: мы не знали, что джаз – это так здорово. Теперь мы поклонники джаза! Но, признаюсь, я не сторонница сугубо интеллектуального направления. Я сторонница открытого эмоционального и чувственного исполнения. Мне нравится аранжировать и интерпретировать известные произведения, переосмысливать и представлять песни в новом прочтении. Я не люблю просто вокализировать, мне это неинтересно. И я всегда говорю, что я не вокалистка, а певица. Певец работает со словом, со смыслом, с чувством, а вокалист просто красиво и технично пользуется своим голосом. Джаз – это эмоция, не сухая математика. Может, потому я убеждаю людей своим искусством приходить вновь и вновь на концерты. Хотя на самом деле джаз полон правил, невидимых обычному слушателю. Но главное в джазе – это импровизация. И эта традиция мне нравится. Я не пребываю в чётких границах, каждый раз могу сделать что-то иначе: спеть знакомую мелодию по-другому. И каждый раз поиски учат меня чему-то новому. Это очень интересное ощущение, которое и даёт, наверное, чувство свободы.

Фото: Марина Захарова

– Некоторые учёные считают, что джаз способен вызвать депрессию. Что скажете?

– Депрессию?! Бывают течения или направления, в которых очень всё интеллектуально, сложно, технически загружено гармоническими, ритмическими элементами и рисунками. Я не очень люблю такую музыку, потому что это уже математика, а не музыка. Я не хочу ломать голову, я хочу получать заряд энергии от музыки, эмоцию, возвышающую душу. Поэтому я не сторонница авангардного джаза, это для меня некий хаос. Я люблю мелодию в музыке. Если не начинаю напевать или мне не хочется танцевать, вряд ли увлекусь таким джазом. Думаю, у многих слушателей именно такое восприятие джаза.

Фото: Марина Захарова

– По сути, депрессию может вызвать любая музыка, если она изначально автором задана такой…

– Понимаете, так исторически сложилось, что джаз построен на мажоре. Он весь жизнерадостный, хотя в истоках джаза лежат грустные повествования об ущемлении прав афроамериканцев, о бедности и тяжёлой жизни. В отличие от русской музыки, где очень много минора, джаз весь мажорный. Поэтому в нём даже о грусти поют в мажоре. Я уже к этому привыкла, но многие даже не задумываются, как устроена эта музыка. Она даёт нам неосознанную веру в лучшее. Поэтому джаз скорее целебная музыка, чем депрессивная...

Фото: Марина Захарова

– Цикл вечеров от Национального фонда поддержки правообладателей «Arena Moscow Night. НАШ ДЖАЗ», так понимаю, позволит нам в этом убедиться? Что скажете, как ведущая онлайн-трансляций?

– Идея заключается в том, чтобы молодые джазмены показали своё умение интерпретировать известные произведения в джазовом ключе. Эти преображения, музыкальные «переодевания» станут интригой шоу. Очень интересно увидеть, как музыканты решат задачу. Мы будем наблюдать, насколько яркими и удивляющими окажутся эти перевоплощения. Конкурсанты – молодые люди, полные стремления что-то менять, делать по-своему. Мы предоставим им возможность проявить себя, свой артистический и музыкальный талант.

Фото: Мария Бо

– Испытываете волнение?

– Я же не конкурсант. Но всегда за молодых волнуюсь, потому что помню, как делала первые шаги на сцене. На многое было трудно решиться, я переживала за каждую ноту, приходилось преодолевать себя. Конечно, желаю удачи всем конкурсантам! Победы всем пожелать невозможно, потому что в итоге победят всего три коллектива. Я считаю, главное конкурсантам заявить о себе своим голосом, выступить, как настоящие артисты, найти свои краски в музыкальной палитре, раскрыть свою индивидуальность, быть яркими, запоминающимися, самобытными. Но самый главный герой этой истории – зритель. Если зритель полюбит артиста, значит, артист — молодец, независимо от того, победит он или нет.

– Джаз у многих ассоциируется с хорошим вином, изысканной закуской, вечерними нарядами… Вы на сцене всегда в красивых платьях. Вы сами их подбираете или дизайнер свою руку всё-таки прикладывает?

– Бывают счастливые моменты, когда дизайнер предоставит для какого-то мероприятия наряд, но в основном я сама занимаюсь своими сценическими образами. В джазе или на эстраде с симфоническим оркестром принято одеваться в длинные нарядные платья. Я подбираю себе одежду, соответствующую случаю, хотя, конечно, в обычной жизни склонна одеваться во что-то более свободное. Мне по душе шорты и кроссовки.

– У вас двое детей и вы прекрасно выглядите. Работаете над собой?

– Быть в форме мне помогает любимая работа. Я счастлива, что моё призвание и есть моя профессия. Если говорить о физической форме, то последние пару лет у меня вообще нет времени заниматься фитнесом или посещать тренировки. Приходится обходиться нагрузками, которые предоставляет сама жизнь: иду пешком, где можно пройтись пешком, поднимаюсь по лестнице, не пользуясь лифтом. Но считаю спорт в умеренных количествах важным и необходимым. Здоровое тело – это возможность как можно дольше оставаться на сцене и вообще в профессии.

Фото: из личного архива Анна Бутурлиной