Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Сэндвич в музыкальной обёртке

Сэндвич в музыкальной обёртке Известнейшая пианистка Елена Башкирова привезла из Иерусалима в Москву Фестиваль камерной музыки. «ПР» поинтересовалась, что побудило пианистку, представительницу славной музыкальной династии и жену знаменитого дирижёра пуститься во все тяжкие фестивальной жизни.

Сила притяжения

В культурной жизни Израиля Фестиваль камерной музыки в Иерусалиме на протяжении 17 лет – важнейшее событие. Сотни меломанов съезжаются со всей страны, чтобы услышать камерное звучание произведений знаменитых композиторов в исполнении величайших музыкантов современности. Случись в эти дни оказаться здесь, вы непременно станете очевидцем многочисленных репетиций, обсуждений, дискуссий о прошедших выступлениях или предстоящих концертах. Разговоры о музыке повсюду: на тенистых улочках, в зелёных скверах, торговых павильонах, холлах гостиниц, ресторанчиках, которые напоминают в эти дни центры духовной пищи. За одним столиком, в соседних номерах и, конечно, в одном ансамбле можно встретить великих и начинающих музыкантов. Зрелость и молодость, опыт и начинание, смелость и робость. Одни заряжаются энергией, другие черпают знания и вдохновение. Вместо запланированных экскурсий большинство продолжает репетировать, предпочитая безмятежному туризму музыкальное партнёрство. В этом, пожалуй, феномен фестиваля.

Елена Дмитриевна, кто ваша публика?

– Это цвет интеллектуальной мысли Израиля

– виднейшие юристы, экономисты, учёные, врачи, журналисты, деятели культуры, чьи имена не сходят с газетных и журнальных полос. При этом фестиваль, в котором участвуют звёзды мировой величины, для израильтян больше чем светский раут – это возможность прикоснуться к любимой музыке и проникнуться её силой, способной пробудить самые сокровенные душевные посылы. Видимо, потому на фестивале отсутствуют суета, лоск и глянец шумных светских вечеринок.

Среди участников – звёзды и мировые знаменитости. Среди зрителей – интеллектуальный бомонд Израиля. При этом вы позиционируете фестиваль как мероприятие, лишённое светского глянца. Разве такое возможно?

– Действительно, в Израиле билеты для зрителей весьма дорогие, хотя сами музыканты выступают бесплатно. Но это же камерная музыка… Самые известные исполнители, когда выходят на сцену и рассаживаются за инструментами, становятся частью ансамбля, независимо от количества участников. Выделяется только один – тот, кто играет тему. И если звезда начинает сверкать сама по себе, ансамбль теряется. Поэтому настоящий музыкант подобным образом никогда не поступит. К тому же наши ансамбли – это же не постоянные коллективы. Они создаются здесь, на месте, чтобы выступить перед публикой только в эти дни. И если раньше они были представлены, как правило, дуэтами, то теперь само понятие ансамбля расширилось – на фестивале выступают трио, квартеты, квинтеты…

Этого хотели сами участники?

– Да, гости фестиваля не просто могут, а хотят играть друг с другом. Ведь ансамбль объединяет представителей разных исполнительских школ, религиозных конфессий, национальностей. Но как только они начинают творить,  выясняется: все понимают друг друга с полуслова. А теперь представьте, каково музыкантам играть в одном зале на общей сцене с пианистом уровня Даниэля Баренбойма. Они буквально впитывают в себя силу и мощь его таланта! Такой уникальной возможности они не получат ни на одном фестивале. Здесь в одном ансамбле собираются ивритои арабоязычные израильтяне, французы, англичане, русские, немцы… И они счастливы оттого, что вместе репетируют, играют, выносят на суд публики музыку!

И никаких разногласий не возникает?

– Понимаете, музыканты могут быть не согласны друг с другом по большому количеству вопросов, но тем не менее это не мешает им получить совместное удовольствие от концерта. Ведь у них одни и те же музыкальные цели, одна и та же страсть, и в конце концов их ждёт общий успех, которому они вместе рады! Им не нужно быть согласными друг с другом – это «несогласие» не мешает одинаково выразительно играть, а потом вместе ужинать. Их всех объединяет любовь к камерной музыке. В этом смысле один проект, одно дело соединяют людей намного крепче, чем разговоры о политике. Мир музыкантов настолько большой, что начинающему в нём можно затеряться и остаться незамеченным. Потому очень важно, чтобы тебя услышали коллеги, увидели более зрелые и известные исполнители. Эту возможность даёт фестиваль – с одной стороны. А с другой – передавая опыт и знания, зрелый музыкант тоже обогащается. Представьте себе известного музыканта, когда он вдруг становится молодым, весёлым, озорным, потому что с утра до вечера находится в окружении молодых музыкантов, в которых масса энергии. В этом тоже сила притяжения фестиваля.

Зыбкий «тет-а-тет»

А как возник фестиваль?

– После концерта, который я давала в 1998 году в Иерусалиме, ко мне подошли известные в городских кругах меломаны, и мы разговорились.

Когда поинтересовалась, что полезного могу сделать для музыкальной жизни страны, мне в один голос ответили: «Организовать фестиваль камерной музыки в Иерусалиме». Для меня это предложение явилось полной неожиданностью. Я не понимала, почему мне нужно создавать фестиваль в городе, где тогда даже не жила. Но мне сказали, что это должен делать человек извне – тот, кто сможет привнести новую жизнь, свежее дыхание.

Востребованный музыкант с плотным графиком гастролей, дочь известного музыканта и педагога Дмитрия Башкирова, жена знаменитого дирижёра Даниэля Баренбойма… Зачем отягощать себя бременем душевного напряжения, эмоционального выгорания, физического истощения, с которыми сопряжён путь становления фестиваля?

– Наверное, творческий азарт… И любовь зрителей. Знаете, в Иерусалим приезжали многие звёзды – Гидон Кремер, Райнер Хонек, Кирилл Злотников, Жерар Коссе, Юлиан Рахлин, Ефим Бронфман, Мадлен Карузо… И все обнаружили замечательное свойство местной публики – в Иерусалиме живут люди, жаждущие камерной музыки. С самого начала мы установили высокую планку качества. Мы чувствуем огромную ответственность перед такой публикой, мы ею дорожим. Видно, что нас в течение всего года ждут и каждый раз рады видеть и слышать. К нам идут не просто на концерт. К нам идут слушать и думать, часто зная, что не смогут попросту расслабиться. Ведь в основе каждой программы лежит принцип сэндвича – вокруг известного произведения, подобно ломтикам бутербродной начинки, накладываются пласты малоизвестной, непопулярной, современной и редко исполняемой музыки. Лёгкие в восприятии произведения чередуются с трудными. Конечно, мы это делаем дозированно и только потому, что публике доверяем. В год 85-летия Пьера Булеза исполняли произведения этого французского авангардиста продолжительностью 45 минут каждое. Как слушать, так и играть это было очень сложно. Но после концерта подходили зрители и говорили:

«Нам было сложно воспринимать, но интересно и очень важно: мы хотим познавать новое. Поэтому продолжайте это делать». Подобные слова я воспринимаю как подарок.

Сейчас фестиваль достиг того рубежа, когда Елена Башкирова сама получает предложения от исполнителей, желающих выступить в Иерусалиме. Бесконечные уговоры и переговоры с музыкантами, дирижёрами, вокалистами, поиски спонсоров, меценатов ушли в прошлое. Именитая пианистка не скрывает, что когда-то сама мысль просить об участии в мероприятии, за которое не платят деньги, была неудобна и приводила её в замешательство. Но даже в самое сложное время прошлогоднего военного противостояния, развернувшегося на земле Израиля, когда до последнего момента из-за непрекращающегося обстрела города под вопросом стоял приезд участников, она не опустила рук и провела фестиваль. Потому что она пианистка. Её руки всегда слегка приподняты, будто готовы к стремительному движению при любых обстоятельствах.

За первые же три года уютный театр «Хан» на 250 человек, где проходили первые фестивали и который известен как место, в котором в старые времена располагались на ночлег богатые купцы, стал слишком тесным, чтобы принять у себя всех желающих. Теперь концерты проходят в одном из лучших, по мнению меломанов и музыкантов, концертных залов ИМКА с замечательной акустикой и уникальным орнаментом в архитектурном облике, отображающем декоративные элементы трёх религий – иудаизма, ислама и христианства. В окружении духовных святынь одного из древнейших городов Земли классические сочинения приобретают особый антураж, а исполнители погружают слушателей в неповторимую атмосферу душевного умиротворения и духовного единения с музыкой. Удобно расположенная сцена делает совершенно невидимой границу между зрителями и музыкантами, исполнителями и поклонниками, жаждущими и отдающими. Здесь всё слилось: вдохновение, талант, мастерство, опыт, новизна, современность. Потому что Фестиваль камерной музыки в Иерусалиме наполняет культурную жизнь своим содержанием. В какой-то момент становится понятно, что реальность здесь так же немыслима вне его, как вне источающих свет духовных святынь. Неслучайно фестиваль несколько лет назад вышел за пределы Земли обетованной. Он нужен как воздух! Ведущие участники успешно демонстрируют его программу на лучших площадках Европы – в Вене, Женеве, Берлине. Теперь знаменитые музыканты привезли её в Москву и предоставили нам уникальную возможность проникнуться атмосферой, которую создаёт вокруг себя камерная музыка. В ней только двое – музыкант и слушатель. Наедине. Интерпретация, трактовка, видение одного и восприятие, отдача, отклик другого. Это как «тет-атет», как «я и ты». А солируют авторы – в данном случае великие Моцарт и Шуман, чьи произведения прозвучали в концертной программе.