Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Варвара: Действую так, как чувствую

Варвара:  Действую так, как чувствую Её жизнь напоминает будни Снегурочки. Как новогодняя героиня, много времени проводит за городом, где живёт в доме, похожем на терем. Во дворе - утки, куры, кролики... В саду - яблони, груши, сливы... В палисаднике - цветы. В доме - четверо детей. К столу всё натуральное: молоко, творог, лесная ягода, рыба из пруда. Когда во время съёмок клипа «Летала да пела» не оказалось рыбки, Варвара изловчилась и голыми руками поймала её в водоёме за 15 минут. Чем не дикарка?! Так, кстати, с древнегреческого и переводится имя Варвара. Вот и в её семейном гнёздышке так уютно, что старший сын с невесткой покидать его не собираются. А сама певица,управившись с семейными делами, спешит в Московский международный Дом музыки, где наполняет зал энергией народных песен, в которых русская душа и, конечно же, настоящая зима со снегом и морозом. Куда ж ей без него, если она внучка самого Деда Мороза!

Дворянское гнездо

К тому же на саму сцену Варвара ступила с благословения своего очень даже реального и родного дедушки — офицера железнодорожных войск, фронтовика, для которого она всегда была помощницей и « палочкой - выручалочкой ».

— Он прожил долгую жизнь и, по сути, меня воспитал. Мама и папа всё время проводили на работе. А дед был мой. Мы с ним то играли на аккордеоне или фортепиано, то песни пели, то стихи учили. Он же родом из Украины. Поэтому столько песен, сколько выучила благодаря ему, наверное, мало кто из украинцев знает. И каждый Новый год мы встречали вместе под ёлочкой: с детства он — Дед Мороз, а я — его Снегурочка. Благодаря дедушке пошла в музыкальную школу и уже в три года решила стать артисткой.

К тому же на саму сцену Варвара ступила с благословения своего очень даже реального и родного дедушки — офицера железнодорожных войск, фронтовика, для которого она всегда была помощницей и « палочкой - выручалочкой ».

— Он прожил долгую жизнь и, по сути, меня воспитал. Мама и папа всё время проводили на работе. А дед был мой. Мы с ним то играли на аккордеоне или фортепиано, то песни пели, то стихи учили. Он же родом из Украины. Поэтому столько песен, сколько выучила благодаря ему, наверное, мало кто из украинцев знает. И каждый Новый год мы встречали вместе под ёлочкой: с детства он — Дед Мороз, а я — его Снегурочка. Благодаря дедушке пошла в музыкальную школу и уже в три года решила стать артисткой.

«Певицей стала благодаря дедушке»

—    А как же бабушка?

—    У меня удивительная бабушка. Она по натуре была очень властная: распоряжалась на кухне, обустраивала домашний быт. Как современные менеджеры, всегда ходила со списком заданий в руках, где напротив каждого выполненного пунктика ставилась галочка. Ей были свойственны аристократизм, интеллигентность прежних лет. Как говорится, чувствовалась порода. По бабушкиной линии у нас дворянские корни. Её мама — моя прабабушка — служила в Петербурге при дворе императора Николая II. С тех времён в доме сохранилась старинная фарфоровая ваза. А когда вижу фотографию прабабушки, где она в белом накрахмаленном воротничке, с прямой спиной и величавой осанкой, становится настолько тепло, что хочется приникнуть к иконе Божией Матери, стоящей рядом со снимком. Это семейная икона, которая передавалась по наследству от родителей детям. Ей, наверное, уже 300 лет: от времени немного стёрлись и выцвели краски.

Песня «Сказание о Варваре» в оригинале длится 17 минут

—    Дворянские корни, интеллигентная семья, а вы после окончания музыкального училища имени Гнесиных, а затем ГИТИСа в 90-е годы пошли работать в ресторан. Каково выступать перед короткостриженной публикой в малиновых пиджаках?

—    Конечно, не могу сказать, что этим кичусь. Но, знаете, горжусь тем, что прошла эту школу — школу микрофона и жизни. Помимо того, что изучаешь огромный песенный репертуар, пытаясь разглядеть в нём своё, общаешься с очень разными людьми. Ведь публика там собиралась действительно разношёрстная. Порой нужно было уметь договариваться — приходилось учиться дипломатии. Певцу это необходимо. Поэтому не надо бояться петь в ресторане. Я все свои площадки до сих пор вспоминаю. Поверьте, гораздо хуже шагнуть с популярного телепроекта на арену дворца спорта и собирать многотысячные залы, когда ещё толком ничего не умеешь и не понимаешь в жизни. А потом «Фабрика заканчивается, зал пустеет, туры остаются позади — и не знаешь, что делать дальше. Жизнь бьёт. И это страшно. Лучше, когда всё постепенно.

Песни с полей

—    В одном из интервью вы говорили, что так называемый стиль фолк и народную песню посоветовал вам Лев Лещенко, у которого в то время работали бэк-вокалисткой. Ане боязно было заходить в нишу, занятую корифеями жанра — Зыкиной, Шавриной, Кадышевой, Бабкиной? «Притирки» были?

—    Были. Не могу сказать, что все мои работы воспринимают с энтузиазмом и сейчас, но то, что мы делаем, не соприкасается с той музыкой, которую создают перечисленные вами артистки. Конечно, мы исполняем в традиционной манере любимые народные песни: «Ой, то не вечер», «Ой, при лужку, при лужке»... Но большинство наших песен «фолковые».

Мы их в буквальном смысле собираем, уходя в поля, в народ. Недавно записали «Сказание о Варваре».

Песня родилась в Тульской губернии в XVIII веке. Её нам исполнила бабушка, которой уже за 90 лет.

Но удалось сохранить изначальный смысл. Подобный материал собирается по крупицам, по зёрнышкам. Недавно вернулись с Сахалина, который исколесили от Южно-Сахалинска до Охи. Заезжали в города и посёлки, о которых вы и не слышали. Мы были там, где нет дорог вообще. Останавливались через каждые 200 километров, выступали на маленьких сценах.

—    Сколачивали их своими руками?

—    Наша поездка не преследовала коммерческую цель.

Это была скорее этническая экспедиция: мы собирали материал. Отправляясь в подобные поездки, приходит понимание, что не только отдаёшь свои песни, но и многое приобретаешь в общении с людьми, которые знают и ценят свою культуру, природу, историю. Конечно, многое в глубинке оставляет желать лучшего, но на таких сценах выступать можно и нужно. Когда концертная площадка одна на весь посёлок или город, то отношение к ней очень бережное. В дороге видишь много интересного. Например, для меня стало открытием, что на Сахалине умерла Сонька Золотая Ручка. А где ещё посреди бездорожья можно увидеть развал, где тебе продадут варёного краба за 300-500 рублей? Икру хоть ложками ешь! В Нарьян-Маре отправились за 250 километров в лес к шаману. Посадили нас в старый снегоход, который кроме как корытом никак не назовёшь, и мы поехали. А так как нас было много и все не помещались, то, чтобы на ходу не вывалились из машины, верёвками привязали.

—    Встреча того стоила?

—    Я в восторге!

—    Вас духи не вспугнули?

—    Мы сами обладаем сумасшедшей энергетикой. И хотя я православная христианка, традиции других народов уважаю.

Жизнь как в анекдоте

—    Вы на гастролях, в экспедициях, супруг в бизнесе... На детей можете положиться? Как распределяете обязанности в семье?

—    Всем могу доверить младшую Варю. Мальчишки её любят, оберегают, помогают ей. Старший Ярослав ходит даже на собрания в школу. Недавно обошёл всех её учителей — замечания, задания записал в блокнот, а когда вернулся домой, обо всём рассказал. Мы весело живём. Сидит Варя на кухне. Заходит старший и говорит: «Женщина, привет!». А другой брат, проходя следом, кричит: «О, здорово, чувак!». Понимаете, из-за разницы в возрасте и в характерах у них и отношения друг с другом оригинальны и не схожи. Дома скучно не бывает. Мы можем утром встретиться и просто хохотать.

—    Над чем?

—    Да над всем! Что-то вспомнили, что-то рассказали друг другу. 

—    Наверное, ради семейной идиллии приходится идти  на какие-то хитрости?

—    Перед выходными у меня народ может всю ночь ; просидеть в соцсетях, а потом половину субботы проспать.

Поэтому в пятницу отключила незаметно интернет. Естественно, ничего и никому об этом не сказала. Смотрю краем глаза: один подошёл к коробке, что-то потыкал, второй, третий... Спрашивают: а что с интернетом? В ответ, да простят меня домашние, лукавлю: мол, не знаю. В конце концов, не найдя причины, все отправляются спать. Зато на следующее утро один встал в 8 часов, пошёл в зал тренироваться, другая поднялась в половине девятого и занялась английским. Так что приходится идти на хитрости. Не нужно никому объяснять, когда знаешь, что сделанное тобой идёт во благо. Потом они сами это поймут.

В переводе с древнегреческого Варвара означает «дикарка»

— Сейчас всё хорошо, но вы с супругом объединились, когда у обоих были дети от первых браков. У вас сын, у него двое мальчиков. Сложно было?

— Слушайте, у кого в жизни всё легко? Я не знаю таких людей. Когда мужчина и женщина сходятся, они учатся жить вместе — независимо от того, есть дети или нет. И у нас тоже был момент становления. Лучший способ «погасить» точку кипения — замолчать. Умнее тот, кто это сделает первым. Разбежались на полчаса, пыл умерили, сошлись — и уже улыбаемся. Но каждый остался при своём мнении.

—    Как вы познакомились с Михаилом (муж — Ред.)?

—    Это было удивительное путешествие на теплоходе. Мы находились в разных компаниях, независимо друг от друга. Совершенно не думала о том, что встречу его, а он — меня. Но свыше, вероятно, увидели двух несчастных и решили их соединить. Так они и живут теперь: любят, ссорятся, ругаются, мирятся. Как в старом анекдоте, когда пожилого джигита спрашивают: «Вы когда-нибудь хотели развестись?». А он отвечает: «Убить друг друга — да! А развестись — никогда!». Его любят рассказывать мои родители. Вот и с Мишей иногда перекинемся словами — а вдруг кто-то повстречается? А он смеётся: «Не-не-не, будем донашивать что есть!».

Сама себе хозяйка

—    В ноябре-декабре в Московском международном Доме музыки вы выступили в новом шоу-проекте «Voices of love» — «Голоса любви». Какие впечатления от премьеры?

—    Программа интересна тем, что в ней, кроме меня, заняты исполнители разных жанров — джазовая вокалистка Этери Бериашвили, оперная певица Карина Флорес. Продюсер и композитор — Майкл Найт. Его музыка от сердца, от души, а не в угоду коммерческим интересам. Он не ищет в мелодии потенциального хита, как это делают многие коллеги. Поэтому его музыка, на мой взгляд, больше подходит для кинофильмов, мюзиклов. Она глобальная. Майкл привёз из Америки эту «историю» сюда, чтобы мы внесли в неё немного эклектики. Мне, исполнительнице этномузыки, петь его песни было тяжело. Прежде пришлось подумать, как эту музыку подать в этническом стиле. По-моему, получилось красиво и необычно. Когда Майкл услышал моё исполнение, то сказал: «Даже не ожидал!».

Я вообще-то перфекционист. Прежде чем выпустить продукт, я должна десятки раз отмерить, сто раз отрепетировать, продумать любую импровизацию до мельчайших деталей. Поверьте, дорогого стоят аплодисменты, когда я выхожу в зал на встречу со зрителями. Я этой встречи всегда жду, и до сих пор перед каждым концертом меня пробирает лёгкий мандраж. А потом начинается общение и энергетический обмен: вдруг могу почувствовать, что от меня лщут в данный момент другую песню, а эта сейчас не очень уместна, и её можно вообще не исполнять, несмотря на долгую подготовку. С музыкантами работаю уже 15 лет. Поэтому по моему едва уловимому жесту они быстро поймут смену обстановки и подхватят идею. У меня нет суперпопулярных хитов, которые занимают первые места в хит-парадах, но я исполняю свои песни так, что зритель плачет. Слушая их, люди вспоминают что-то своё — близкое, родное.

—    Зрители видят на вас и на ваших артистах яркие наряды. Кто их придумывает?

—    Мне никто ничего не придумывал. Я действую так, как чувствую сама. То же касается и костюмов. Ведь всё идёт из детства. Мне безумно нравилось шить. Сама шла в магазин, выбирала и покупала ткань, кроила и шила-шила-шила: маме, сёстрам, подружкам. Не стала учиться на художника-модельера только потому, что не умела рисовать. Так же и сейчас прорабатываются модели и создаются костюмы. Сначала я выстраиваю визуальный ряд своей идеи, разрабатываю дизайн, подбираю ткань по фактуре и соединяю всё в единое целое так, как мне нравится. Это всё идёт от сердца, от души, от мыслей — словом, из детства. Сама, конечно, уже не шью по одной причине: то, что я буду, например, строчить два часа, специалист сделает мгновенно.