Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Как Шаляпин в центре Москвы квартал купил

Как Шаляпин в центре Москвы квартал купил

Музею-усадьбе Ф. И. Шаляпина 30 лет. Наш корреспондент окунулась в жизнь и быт великого певца, которого современники называли Царь-бас.

Умный дом

К 30 годам Фёдор Шаляпин был уже, как сейчас говорят, суперзвездой. Он блистал в труппе мецената Саввы Мамонтова, срывал аплодисменты в императорских театрах и давал представления в знаменитом миланском театре «Ла Скала». Разумеется, гонорары певца росли в геометрической прогрессии – и он стал зарабатывать больше, чем любой другой певец в царской России. А лучшим вложением всегда была недвижимость. Как и современные представители шоу-бизнеса, большую часть своего заработка Шаляпин расходовал на обустройство жилья.

В 37 лет Шаляпин решил приобрести свой дом. К этому времени у них с супругой было уже пятеро детей и очень хотелось найти такое место, чтобы и детям, и взрослым жилось просторно и комфортно. После длительных поисков Фёдор Иванович услышал о продаже усадьбы 60-х годов XVIII века и в 1910 году купил в центре Москвы на Новинском бульваре дом с садом у купчихи Капитолины Баженовой за 106 тысяч рублей. И оформил в духе наших дней на имя жены Иолы Торнаги – в прошлом примы-балерины венецианского театра. Вот только подоплёка сделки была несколько иной, нежели та, которая принуждает сегодняшних магнатов переписывать имущество на ближайших родственников. Дело в том, что тогда по Москве поползли упорные слухи, что у Фёдора Ивановича на стороне роман, следствием которого стало рождение дочери… Конечно, слухи не могли не дойти до жены. Можно предположить, что между супругами состоялось объяснение, результатом которого и явилось приобретение собственности сразу же на имя Иолы Игнатьевны – ей нужны были гарантии.

Иола Игнатьевна с детьми на прогулке в приобретённой усадьбе

Это было настоящее поместье, которое пленило новых хозяев прежде всего своими размерами: 18 комнат в особняке, пережившем войну 1812 года, два двухэтажных флигеля, каретный сарай и потрясающий сад-парк с беседками, разбитый тогдашними мастерами на геометрически правильные аллеи, которые спускались к набережной Москвы-реки. В саду жили соловьи.

Иола Игнатьевна с большим энтузиазмом занялась евроремонтом особняка. Итальянка с художественным вкусом и деловой хваткой переделала большой дом на современный лад. В усадьбу провели канализацию, электричество, газ, телефон. В уборке использовали пылесос – ноу-хау для того времени. В доме установили котёл с горячей водой, что позволило оборудовать три ванные комнаты – одну для детей и две для супругов. Большую кухню разместили в подвале, а еду в столовую поднимали на специальном подъёмнике. Каретный сарай приспособили под гараж, в парке обустроили теннисную площадку, а зимой заливали каток и горки для детских забав. Для Москвы, которая тогда жила на дровах и печном отоплении, такой дом был под стать сегодняшнему «умному дому».

В приобретённой за 106 тыс. руб. у Капитолины Баженовой усадьбе с 1988 года располагается музей

Сказка про Лепёшку и Картошку

Главный архитектор проекта реставрации усадьбы Шаляпиных Галина Евгеньевна Духанина при восстановлении и реконструкции дома учитывала малейшие детали. Среди проектов мастера – возрождение усадеб Л. Н. Толстого в Хамовниках, И. С. Тургенева в Спасском-Лутовинове. Чтобы воссоздать облик шаляпинского дома, вела переписку с детьми Фёдора Ивановича – двойняшками Татьяной Фёдоровной и Борисом Фёдоровичем. Их привезли в этот дом в пятилетнем возрасте, и они многое запомнили. На­пример, как мама приказала рабочим закрасить позолоту на лепнине потолка в гостиной. Ей показалось, что это слишком вычурно и бросается в глаза, поэтому всё было замазано белым. Очень долго архитектор размышляла, что лучше: восстановить особняк в том виде, в каком он был до Шаляпина, или всё-таки сделать его таким, каким он стал при Шаляпине. В итоге возродила потолок с позолотой, поскольку воссоздать орнамент конца XVIII века – слишком большое искушение, перед которым никак нельзя устоять.

Обои в столовой были зеленоватые, так как хозяйка считала, что этот цвет успокаивает и настраивает на миролюбивый лад. Возможно, так и было, но самого главу семьи вся обстановка, похоже, настраивала скорее на сказочный лад. Фёдор Иванович рассказывал детям, что здесь живут настоящие домовые. Даже придумал им имена – Ванька-Лепёшка и Ванька-Картошка. Прежде чем все домашние с ними не поздороваются, никто к еде не приступал. А сама еда к столу доставлялась из кухни, расположенной в подвале, на продуктовом лифте через буфетную комнату и подавалась на столике на колёсиках. Так что горячие блюда во время доставки не успевали остывать. Для детей это был настоящий аттракцион, как во французской комедии «Игрушка»… Помните?

Фёдор Шаляпин с сыном Борисом

После того как Иола Игнатьевна подарила мужу очень дорогой бильярдный стол 1863 года изготовления, в доме появилась бильярдная комната, предназначенная только для мужчин.

Шаляпин очень тесно общался с художниками, актёрами, композиторами. В гостях часто бывали Максим Горький и Леонид Андреев, Мария Ермолова и Константин Станиславский, Александр Куприн и Иван Бунин, Валентин Серов и Константин Коровин. В бильярдной они чувствовали себя очень свободно: курили, играли в карты и – ночевали. Когда гости не хотели просить ночлега у хозяйки, стелили шубы прямо на бильярдный стол и на нём укладывались спать. Помещался даже Владимир Гиляровский.

Все комнаты в стиле архитектуры классицизма были проходными. Бильярдная комната примыкала к бальному залу. Он был в каждой усадьбе и обязательно имел выход на веранду. В этом зале проводились новогодние представления, детские праздники и домашние спектакли. Зачастую под аккомпанемент своего близкого друга Сергея Рахманинова Фёдор Иванович устраивал здесь репетиции. Рояль стоял, разумеется, непростой – легендарной немецкой фирмы «Бехштейн». Когда Шаляпин распевался, любил выйти на балкон с видом на сад, где певец собственноручно высаживал липы, каштаны, сирень. Поскольку земля находилась в центре города и занимала практически гектар, Шаляпины должны были платить большой налог. Иола Игнатьевна искала разные возможности его снизить, даже судилась с Московской управой. В 1914 году, чтобы уменьшить статью расходов, она заключила договор с французским гражданином на сдачу помещений внаём.

Белый (бальный) зал. У рояля слева направо дети Шаляпина Фёдор, Татьяна, Борис

Когда началась Первая мировая война, в одном из флигелей Шаляпин устроил лазарет, оснастив его самым современным для того времени оборудованием. Для ухода он пригласил профессиональных врачей и медсестёр. Ухаживать за ранеными помогали все члены семьи, в том числе и дети. Представители Военной комиссии, которая проверяла все частные лазареты, были так поражены условиями, что предложили лечить здесь только офицеров. На что Шаляпин ответил: «Для офицеров вы сделайте сами, а я человек простой и у меня будет лазарет для солдат». В Культурном фонде Фёдора Шаляпина хранится Георгиевский крест, который подарил певцу благодарный солдат.

Уплотнение Советами

В 45 лет, в 1918 году, Шаляпин назначен художественным руководителем бывшего Мариинского театра. В этом же году он первым получил звание народного артиста только что образовавшейся Республики. И почти одновременно Шаляпиных в духе времени «уплотняют». В доме проходят обыски, после которых многое реквизируют – представить себе, сколько за свою жизнь всемирно известный артист получил подарков, просто невозможно. Ценные вещи из дома Шаляпиных вывозились машинами: фамильное серебро, мебель, произведения искусства… Дело дошло даже до бутылок вина, в подпитке которым, видимо, так нуждалась новая власть. Несмотря на обращения к наркому просвещения Луначарскому, получить «защитный ордер», который спас бы от изъятий, Фёдор Иванович не смог. Ценным крупногабаритным вещам супруги вели учёт: когда их вывозили, записывали в специальные тетради – кто, что, куда, когда… Благодаря этим спискам музейные работники впоследствии нашли и вернули обратно часть вещей, в том числе стол и стулья из столовой, императорский фарфор, подаренный Николаем II, и буфет, который долгие годы стоял в бывшей усадьбе Трубецких, ставшей санаторием Академии наук «Узкое».

В какой-то момент обыски прекратились, но особняк превратили в коммунальную квартиру, подселив к Шаляпиным 16 семей. Всего в особняке обустроилось 70 человек. Так семейное гнездо превратилось в настоящую «Воронью слободку» из романа «Золотой телёнок». Фёдору Ивановичу и его семье на всех выделили три комнаты – две для детей и одну на втором этаже для народного артиста. Он называл её «голубятней»: чтобы попасть к себе, он вынужден был пройти мимо всех жильцов. В условиях коммуналки Шаляпин прожил до 1922 года. Потом терпение лопнуло. К тому же в Петрограде у него была новая семья. Та самая женщина, из-за которой усадьба в своё время была оформлена на имя Иолы Игнатьевны, – Мария Валентиновна Петцольд. В 1921 году она родила Фёдору Ивановичу третью дочь. Он просит советскую власть о разрешении выехать на длитель­ные гастроли в Америку, указывая на то, что его выступления за границей станут хорошей рекламой советской власти. Через год Шаляпина выпускают, но с условием, что 50% гонораров он будет отдавать государству. Певец соглашается – и выезжает за рубеж со своей «гражданской» женой, её двумя детьми от первого брака и тремя дочерьми от Шаляпина. Гастроли в США приносят невероятный доход. Стремясь заработать, Шаляпин выступает в операх и на частных вечеринках. И уже в марте 1925 года его семья в Париже переселяется в новый дом на улице д’Эйло и занимает один этаж в пятиэтажном доме. Остальные квартиры практичные владельцы сдают внаём. «На доллары купил я для Марии Валентиновны и детей дом в Париже, живу в хорошей квартире, в какой никогда ещё в жизни не жил», – писал Шаляпин Горькому.

Личная комната Шаляпина после революции – «голубятня»

Олимпийская находка

Поженились они с Марией Валентиновной в 1927 году, когда Иола Торнаги дала наконец развод. В тот же год Совет народных комиссаров принял постановление о лишении Шаляпина звания народного артиста. Когда Фёдор Иванович уезжал, он не думал, что уезжает навсегда. Но жизнь повернулась так, что он больше никогда в Россию, где его имя внесли в «чёрный список», не вернулся. Постепенно за границу уехали все «московские» дети артиста. В Советской республике осталась только старшая дочь Ирина с матерью. Во многом благодаря их упорству и трудам был создан этот музей.

В 1930 году на шаляпинской земле по проекту архитекторов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса построен знаменитый дом Наркомфина. Практически весь сад был вырублен. В 1947 году предприняли попытку особняк снести, но всё-таки сохранили: не уцелел только фли­гель, в котором когда-то размещался лазарет. Постройка помешала возведению многоэтажного здания, в котором сейчас находится посольство США.

Шаляпинский квартал в XXI веке пятачок усадебной архитектуры. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

В огромной коммунальной квартире за годы её существования выросло несколько поколений жильцов. А усадьба ветшала. Возможно, она разделила бы судьбу многих усадебных построек столицы, но в 1978 году её передали на баланс Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки (бывшее название Российского национального музея музыки). Начался подготовительный этап реставрационных работ. Главным архитектором назначили Галину Духанину. Только при­ступили к работам, как снова пошли разговоры о сносе усадьбы к Олимпиаде‑80 – слишком непрезентабельно она выглядела. Чтобы спасти дом, дирекция музея предприняла хитрый ход: объявила по телевидению об организации в Москве музея Шаляпина и призвала соотечественников присылать свои находки – в результате в столицу со всех уголков страны в огромном количестве посыпались открытки, письма, программки, фотографии, газетные вырезки… «Завернуть», как сказали бы сегодня, ход событий было уже невозможно. Особняк оставили, но реставрация с перерывами затянулась на 10 лет.

Прежний облик усадьбе возвращали по фотографиям и воспоминаниям детей. Поскольку многие потомки Шаляпина обосновались в Америке, сокровища часто из-за океана поступали в сундуках. 23 сентября 1988 года музей открыл двери. С тех пор каждый может посетить старинный дом, услышать голос Фёдора Шаляпина, увидеть подлинные семейные ценности величайшего певца, чей «царь-бас» и сегодня звучит необъятно и полно.

Директор Российского национального музея музыки Михаил Брызгалов и главный архитектор проекта реставрации Галина Духанина

Фото: из архива Российского национального музея музыки