Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Петров и Васечкин вышли в космос

Петров и Васечкин вышли в космос

В 1983 году на ТВ прошла премьера «Приключений Петрова и Васечкина»:
старшеклассники забыли о выпускных экзаменах, пионеры – о внеклассном чтении, а девочки Оли невзлюбили своё имя за «пошедшее гулять по дворам» выражение: «Сама ты, Оля, вредина!». Спустя 30 лет герои советских школьников по-прежнему живы. Созданный поклонниками сайт www.vasechkin.ru ежедневно посещают сотни новых фанатов, а сам автор идеи, сценарист, писатель, известный кинорежиссёр Владимир Алеников выпустил три новые книги, где рассказывает как о старых, так и о неизвестных ещё приключениях своих знаменитых персонажей.

Более того, в юбилейный год Владимир Михайлович представил читателям новый уникальный всероссийский издательский проект «КНИГА+
КИНО». В рамках этого проекта проводится всероссийский читательский конкурс среди любителей кино. Проект стартовал с издания трёх новых книг Владимира Аленикова, которые он планирует экранизировать – «Зелёная зона», «Звезда упала» и «Странники терпенья». Автор призывает любителей кино не только читать книги новой серии, но и визуализировать своё читательское воображение – снимать и присылать на конкурс фотоиллюстрации к прочитанному. По итогам конкурсного отбора наиболее интересные работы читателей станут иллюстрациями в новом, массовом и красочном издании этих книг, а победители конкурса будут приглашены на съёмки настоящего кино в качестве актёров эпизодических ролей.

В отборе лучших работ вместе с режиссёром примут участие популярные актёры: Армен Джигарханян, Леонид Каневский, Нонна Гришаева, Вячеслав Гришечкин, Эммануил Виторган, Ольга Будина, Александр Рапопорт, Дмитрий Харатьян, Дмитрий Певцов, Ирина Розанова, Егор Дружинин, Николай Добрынин, Станислав Садальский, Александр Панкратов-Чёрный, Оксана Сташенко, Вениамин Смехов, Нина Усатова, Андрей Ургант, Сергей Мигицко, Сергей Баталов, Клара Новикова и другие. Многие из них вместе с автором принимают участие в презентациях проекта.

«ПР» пообщалась с Владимиром Алениковым во время одной из них – в книжном супермаркете «Медведково», где кроме самого режиссёра присутствовал его друг, артист Александр Рапопорт.

Строгие мамы

– Владимир Михайлович, о чём новые книги? Когда планируете экранизацию?

– В рамках проекта «КНИГА+КИНО» я представляю целых три книги: триллеры «Зелёная зона», «Звезда упала», «Странники терпенья». Это разные ипостаси жанра. «Зелёная зона» – любов­ный триллер, «Звезда упала» – драматический триллер, действие которого происходит с 1941-го по 1947-й год. «Странники терпенья» – сложный психологический триллер. Каждый из этих романов – это кинопроект, по каждому написан киносценарий. В частности, над «Странниками терпенья» уже идёт предварительная работа на студии Никиты Михалкова «ТРИТЭ». Летом 2014 года планируем приступить к съёмкам.

– Недавно вышел ваш последний фильм «Война Принцессы». На фестивалях картина получила множество наград, а в кинотеатрах прошла незаметно. Обидно?

– Действительно, в Москве картину показали только в шести кинотеатрах. К сожалению, у фильма нет достаточно широкой рекламной поддержки. Это и обидно, и неправильно. Ведь эта картина могла бы что-то изменить в общем нравственном климате в стране. Вообще, проблема с прокатом серьёзных отечественных фильмов, обращённых к человеческой душе, стоит очень остро.

– Не боялись в «Войне Принцессы» затрагивать межнациональные отношения?

– Не только не боялся, а считал необходимым на эту тему высказаться. Убеждён, что она необыкновенно важна сегодня. В частности, недавние события в Бирюлёве показали, насколько проблема актуальна.

– Главную героиню Катю Черепухину так просто увидели на улице, взяли и привели в кино?

– Да, так и было. Я искал именно такую девочку, с такой внешностью. Катя шла по улице с мамой. Я представился и пригласил на студию. Сниматься Катя вовсе не мечтала. Было непросто убедить её, что она справится с ролью. На самом деле каждый человек с рождения имеет склонность к лицедейству. Вопрос в том, как это вытащить на поверхность.
С Лянкой Грыу, кстати, тоже было не всё просто. Её мама поначалу была категорически против того, чтобы она снималась в нашей картине «Война Принцессы». Когда узнала, что дочь должна играть девочку, которая собирается убить отчима за то, что он к ней пристаёт, ужаснулась. Согласилась не сразу. Потом сама помогала, присутствовала на съёмках.

– С кем сложнее работать – с детьми или взрослыми?

– Конечно, с детьми. Дети сами по себе играть не могут.
Их нужно учить. К тому же важно создать правильную атмосферу. С ними режиссёр – это обязательно педагог со своими приёмами: Ролан Быков, например, предпочитал игровой метод: втягивал детей в игры и так добивался результата. У меня в фильме «Война Принцессы» исполнители главных ролей – влюблённых подростков – поначалу друг друга терпеть не могли. Мне пришлось немало сил потратить, чтобы Арам Геворкян и Катя Черепухина стали хорошо друг к другу относиться. Когда я снимал «Петрова и Васечкина», было легче: играющие главные роли Дима Барков
и Егор Дружинин, увидев Ингу Ильм (Маша Старцева – Ред.), оба влюбились и дружно выбрали её своей героиней.

Заплыв в холодном море

– Ученики не забывают своего киноучителя?

– Недавно на праздновании 30-летнего юбилея фильмов о Петрове и Васечкине в Санкт-Петербурге собрались почти все. Замечательный был праздник! Мне даже подарили на небе звезду, о чём свидетельствует солидный сертификат. Так её и назвали – «Петров и Васечкин». Общаемся с моими бывшими актёрами в социальных сетях, по телефону.
Так что я всегда в курсе их дел.

– Барков, Дружинин, Гришечкин, Добрынин, Андрей Ургант… Впервые эти актёры появились в большом кино в ваших картинах. Приходилось кого-то уговаривать?

– По-разному бывало. Помню, когда на пробах к «Петрову и Васечкину» спросил Ингу Ильм: «Кем ты хочешь стать?», она ответила: «Историком». Получается, сбил её с толку.
Но у неё хватило мужества вернуться к своей детской мечте.

Несколько лет назад она оставила карьеру в кино и театре, поступила на истфак МГУ, с блеском его окончила и сейчас защищает диссертацию. Считаю это сильным поступком. Впрочем, на съёмках «Петрова и Васечкина» дети тоже вели себя мужественно. Сцену, когда ради медали мальчишки решили спасать друг друга, а потом их из воды вытаскивает Маша, снимали в Одессе осенью. Море уже было холодным. Мы на берегу стояли с одеялами и со спиртом в руках наготове – после каждого дубля тут же их растирали.

– А потом фильм положили на полку…

– Мучений особых не было. На съёмочной площадке происходило много забавного и интересного. Ведь мы были молодыми…

Когда сдавал «Приключения Петрова и Васечкина» в Москве, мне предложили снять продолжение. Я начал отказываться, мне эти герои уже изрядно поднадоели. На что мне было сказано: или снимаете продолжение, или вообще больше ничего снимать не будете. Тогда, как компромисс, я выговорил право снять продолжение – «Каникулы Петрова и Васечкина» – в жанре мюзикла. Пока летел назад в Одессу, придумал оба новых фильма-мюзикла – «Хулиган» по мотивам «Ревизора» Гоголя и «Рыцарь» по мотивам «Дон-Кихота» Сервантеса. Но когда работа закончилась, уже обе картины – и «Приключения…», и «Каникулы…» – положили на полку с формулировкой «Никогда никому не показывать» – мол, в фильмах сплошные американизмы, это не пионерское кино. Но это известная история, о которой я уже рассказывал.

– Напомните…

– За мои фильмы тогда вступились Сергей Михалков, Анатолий Алексин, Наталия Сац, Дмитрий Кабалевский и многие другие, к кому я обращался. Тщетно. Председатель Гостелерадио Сергей Лапин был неумолим. Тогда, узнав, что дочь Юрия Андропова (в те годы генсек СССР – Ред.) Ирина – заместитель главного редактора журнала «Музыкальная жизнь», я добился с ней встречи и уговорил её с детьми прийти на показ фильма. Сделать это было, сами понимаете, непросто. Когда она согласилась, вечером того же дня попросил в творческом объединении «Экран» зарезервировать зал для просмотра. Узнав, что семья Андроповых придёт смотреть картины, мне уже на следующий день перезвонили из Останкино и сообщили, что к Международному дню защиты детей, 1 июня, фильм покажут по центральному каналу.

Дворжецкий – альтруист

– Васечкина списали с себя, Петрова – с друга. А как герои попали в «Ералаш»?

– В киножурнал «Ералаш» меня пригласил его создатель, замечательный драматург и сценарист Александр Григорьевич Хмелик. Не столько он меня нашёл, сколько я его разыскал. Услышал, что открывается новый киножурнал. Дозвонился, приехал, представился. Он спросил: «Что-нибудь можете написать?» На следующий день я в тетрадке привёз 38 историй. Он стал слушать, смеяться и перечислять, что берёт. Я сказал, что я всё отдам, но с одним условием – хочу сам снять один из сюжетов. Я рассказал, что ставил спектакли и снял короткометражный фильм «Сад». Хмелик попросил его показать. Посмотрев фильм на следующий день, сказал: «Пиши заявление о приёме на работу». «Сад» был моим дебютом в кино. Это первый в стране фильм, снятый вне государственной монополии. Актёры в этой картине – Рамзес Джабраилов, Лена Соловей, Женя Жариков, Влад Дворжецкий, Алла Евдокимова, Иннокентий Смоктуновский и все остальные – работали бесплатно. Дворжецкий даже прилетал вечером за свой счёт из Ленинграда, где тогда снимался на «Ленфильме», ночью снимался у меня, а утром улетал обратно. Со Смоктуновским мы писали звук в его ванной – больше это было делать негде.

– У вас двое детей. Отцовский опыт пригодился в работе с детьми?

– Они уже не дети, а опыт использую и сейчас – ученический, родительский, учительский. Я же был школьным учителем – сначала в ленинградской школе работал, потом три года в московской. Преподавал французский язык, русский, литературу. Мне было всего 18 лет, когда мне предложили вести французский язык, я перед этим экстерном окончил Высшие курсы иностранных языков. Причём направили сразу в старший класс. Помню, ученики смотрели с интересом – девочки улыбались и кокетничали. Всерьёз не воспринимали. Так что многие мои истории на экране – из жизни.

Перебежчик Зиновий Гердт

– Во многих ваших фильмах трагикомизм, гротеск… Артисты без предрассудков обыгрывают смерть или болезнь, ложатся в гроб, если нужно?

– У меня не так много кладбищенских историй. Когда я работал вторым режиссёром у Рустама Хамдамова в ленте «Нечаянные радости», позже переснятой Никитой Михалковым и известной как фильм «Раба любви», помню, что Лену Соловей долго уговаривали лечь в гроб – она этого очень не хотела.

– В фильме «Биндюжник и Король» у вас играл Зиновий Гердт. Каким его запомнили?

– Умным, ироничным. Потрясающим артистом, замечательным собеседником. Вспоминаю занятную историю. Во время съёмок Гердт попросил, чтобы я его отпустил на денёк сняться у Юнгвальда-Хилькевича в картине «Искусство жить в Одессе». Ну, я согласился, он вернулся, съёмки продолжились, я об этом и забыл.
А спустя какое-то время я увидел на экране «Искусство жить в Одессе» и рассмеялся – Гердт снялся там в гриме и костюме персонажа нашей картины Арье-Лейба. Просто на минуточку зашёл в другой фильм в этом же образе и вышел.

– Вы несколько фильмов сняли в Америке. Сильно отличается процесс?

– Главным образом отличается работа режиссёра. В Штатах режиссёр не бегает с мегафоном. Этим занимается первый ассистент. А режиссёр сидит и думает. Это его главное занятие. У нас же он по-прежнему должен всем командовать, за всем следить, иначе ничего не будет происходить. И всё за всеми проверять.