Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Солнечный круг Тамары Миансаровой

Солнечный круг Тамары Миансаровой

В 50-60-е годы её голос звучал во всех окнах — «Жил да был чёрный кот за углом…», «Прыг-скок, утром на лужок, прыг-скок, выскочил сверчок», «Топ-топ, топает малыш», «Давай никогда не ссориться…», и как заклинание — «Пусть всегда будет солнце». Однако мало кто догадывался, что обладательнице полных оптимизма светлых нот нужно было пройти настоящее испытание на прочность, прежде чем их исполнить. Накануне дня рождения Тамара Миансарова рассказала, кто примерял шкурку чёрного кота, перебегая её дорогу.

Цена успеха

В Союзе она впервые спела твист, европейский танец летку-енку (всё равно что ламбада или макарена 80-90-х), стала первой советской певицей, победившей на Международном конкурсе популярной музыки. Более того, Тамара Миансарова до сих пор является единственной российской исполнительницей, чьё имя попало в десятку зарубежного рейтинга наряду с Луи Армстронгом, Эллой Фицджеральд.

Путь к музыкальному Олимпу открыла победа на фестивале в польском Сопоте в 1963 году, когда 6-тысячный концертный зал после исполнения песни «Пусть всегда будет солнце» буквально взорвался овациями. Сегодня с оглядкой на традиционные антисоветские настроения в Польше можно утверждать: этот успех дорогого стоил! Критика в восторге, польские композиторы дарят ей свои песни, продюсеры организовывают выступления по стране, в честь советской певицы запускают в производство духи «Пани Тамара», а текст самой песни переводится на 18 языков. И никто даже не догадывался, что перед поездкой директор Москонцерта Астахов написал письмо вышестоящим партийным работникам с, мягко говоря, нелестными отзывами о способностях конкурсантки…

111248.jpg— Мне его перед самой поездкой показал начальник управления музыкальных учреждений Минкультуры СССР Вартанян. Наверное, лучше бы этого он не делал, — вспоминает Тамара Григорьевна. — В нём было написано, что я не умею петь и у меня плохой репертуар. А у меня к тому времени за плечами уже два консерваторских образования, победа на фестивале в Хельсинки. Можете себе представить моё состояние перед выходом на сцену?

Но публику не проведёшь: искренность конкурсантки покорила жюри и зрителей, большинство которых ещё помнило ужасы войны, откуда родом и Тамара Миансарова. Ей не нужно рассказывать об убитых, повешенных, голоде, оккупации. Она всё это видела. Когда 22 июня над Минском появились вражеские самолёты, девочке было 10 лет.

— С неба, как игрушки, сыпались бомбы. Мы с мамой в ужасе метались по улицам среди оторванных рук, ног, а по громкоговорителям требовали вернуться на рабочие места под угрозой расстрела. Когда пробрались к Дому радио, где работала мама, тот был в руинах.

Мы укрылись в подвале, решив переждать в нём до вечера, но, как только собрались выйти, раздался треск, и вход завалило. Выбраться помогли люди. Когда оказались на улице, устремились к гостинице «Свобода», куда нас не пустили, так как она уже была переполнена. Мама приняла решение выбираться из города. Мы слились с потоком беженцев на Восток и шли под постоянным обстрелом низколетящих самолётов. Далеко уйти не удалось – разгорелся бой. Проведя несколько дней в пустой хате, повернули обратно и вернулись в город, уже занятый немцами. В сквере перед оперным театром, где мы обычно гуляли, на деревьях висели повешенные люди, гостиница, в которой мы пытались укрыться, полностью сгорела. Нам сказали, что все находившиеся в ней люди там же и погибли. Дом наш тоже был разрушен.

— Как же вы выжили?

— В детстве и молодости мама пела в церковном хоре, знала все песни, службу, церковно-славянский язык и отправилась в полуразрушенную церковь, где продолжались службы. Прослушав, батюшка принял её руководителем детского хора и выделил небольшую комнатку в рядом стоящем доме. Там мы пережили оккупацию. А когда пришли наши, маму арестовали. Однажды ночью раздался стук в дверь. Мама решила, что батюшка, открыла. На пороге стояли люди в форме, приказали одеться и пройти за ними. А я маленькая, пришла в ужас. Помню, бегу за машиной и кричу: «Мама, мамочка моя!» На следующий день нашла тюрьму и передала котелок еды, собранной соседями.

…Мать отправили на Урал, а маленькая Тома жила на милостыню. В один из дней её буквально с порога церкви подобрали две родные тётушки – сёстры матери.

— Когда выживаешь под бомбами, в ледяной воде или не попадаешь в гетто – это везение. А когда две тётушки — одна с Урала, другая из Ворошиловграда (современный Луганск), — не сговариваясь, отправляются из разных городов на поиски сестры и её дочери в освобождённый Минск, и, не зная адреса, находят – это чудо! Меня нашли и увезли на Украину. А вскоре после войны маму реабилитировали, и мы вернулись в Минск.

Чёрный кот впереди...

110923.jpgНеудивительно, что песня о мире, маме, солнце в 1963 году покорила сердца миллионов. В исполнении Тамары Миансаровой идеально сошлись слова, музыка, голос и цена потерь, пережитых певицей.

— Как песня Аркадия Островского и Льва Ошанина «Солнечный круг» к вам попала?

— Раньше многие песни писались по заказу комсомольской организации. Мне предложили её в ЦК ВЛКСМ. К тому времени я окончила Московскую консерваторию и пела в Москонцерте. Когда увидела песню, у меня замерло сердце — настолько своей почувствовала. Впервые её исполнила на фестивале молодёжи и студентов в Хельсинки. Причём руководителю оркестра Игорю Гранову она, наоборот, не понравилась: мол, в тексте не поэзия, а публицистика. Пришлось настоять. Я не ошиблась, и с тех пор эта песня — моя визитная карточка.

— Но сольные концерты всё-таки заканчивали «Чёрным котом»…

— Она появилась практически без репетиций. Это было в конце 63-го. Как-то мне позвонил знакомый ещё по консерватории Юрочка Саульский и говорит: «Ты мне очень нужна! Я сейчас на радио, сделал фонограмму с оркестром новой песни специально для тебя. Приходи, споём: если получится — запишем». Через 20 минут пришла, Юра сделал запись, на следующий день отнёс на фирму «Мелодия», и её приняли. А я отправилась на гастроли и уже не помню, в каком городе находилась, как услышала её из окон. В этот же вечер концерт заканчиваю «Солнцем», как вдруг весь зал начинает скандировать: «Давай кота!» С тех пор так и повелось — «Чёрный кот» бежит впереди меня…

— А вы в приметы верите?

— На выступлении в Сопоте номер «13» для меня стал счастливым. А 2013 год — наоборот...

В начале прошлого года Тамару Григорьевну сразил инфаркт, летом из-за сильной интоксикации, вызванной выписанными врачом лекарствами, она попала в реанимацию, а осенью — перелом.

— Буквально на ровном месте его получила. Спасибо ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности), которая выделила на операцию деньги.

Когда певица была уже выписана из больницы, телевизионщики попали в дом и сняли на скрытую камеру репортаж о том, в каких условиях живёт звезда… Неудивительно, что теперь на контакт с журналистами певица идёт только после долгих уговоров.

— Тамара Григорьевна, после «звёздных» 60-х, в 70-е вы исчезли из эфира, а по стране поползли слухи, будто вы эмигрировали… Что же случилось на самом деле? Кто перешёл дорогу?

— Понимаю, что кто-то приложил руку, но кто – не знаю. Когда в 68-м решила узнать, куда пропали поданные за год до этого на получение звания заслуженной артистки документы, мне сказали, что их нет, а от нового директора Москонцерта услышала: «Что вы от меня хотите? Я вас к званию не представлял, я вообще вас не знаю».

— Это в то время, когда во всей стране пели ваши песни?

— Да…

В эмоциях Тамара Григорьевна написала заявление об уходе. Думала, уйти не позволят, оставят, но… предложения не последовало, Москва её отпустила.

Зато пригласили на Украину, в Донецкую филармонию. Незадолго до отъезда, после встречи с космонавтами, Юрий Гагарин предложил проводить домой. Заехали на Воробьёвы горы. На смотровой площадке поделилась неурядицами. В ответ он улыбнулся: «Знаешь, я фаталист. Думаю, Украине в этом случае повезёт». Через месяц первый космонавт погиб.

«Американские» гастроли

Действительно, с переездом, на первый взгляд, она ничего не потеряла. В Москве сохранилась квартира на Садовой-Кудринской. При этом руководство Донбасса предоставило просторную жилплощадь в центре Донецка. В репертуаре появились новые песни, созданные Юрием Рыбчинским и Игорем Покладом, – «Глаза на песке», «Кохана»… А вместе с ними плотный гастрольный график, съёмки на местном телевидении, радио. Вот только неопознанные «злопыхатели», однажды примерив шкурку чёрного кота, не спешили её снять — то перед концертом подкинут номер газеты, где написано «плохая певица», то запустят по сарафанному радио слух, будто на сцене американского ресторана её видели… А она в это время колесила по БАМу, Кавказу, Украине…

Пролетели 70-е, 80-е. Когда в конце перестройки вернулась в Москву, её уже забыли. Пришли 90-е, дефолт, новые артисты. Было тяжело. Но рук Тамара Григорьевна не опустила. К тому же они у неё золотые. В суровую годину выручило умение шить и вязать: распорола сшитую ими, собственными ручками, шубу и выкроила из неё шапки, с которыми отправилась на Измайловский рынок, и все до одной продала. Это с войны — без отчаяния принимать трудности и радоваться каждому дню. Она отказывается говорить о непростых отношениях с сыном. Признаётся, что счастлива в третьем браке с Марком Фельдманом, с которым вместе почти 35 лет. У неё те же открытые глаза, добрая улыбка, чистый голос. Всё встало на свои места. Имена тех, кто перебегал дорогу, исчезли со страниц интернета. И солнце снова в зените. В новой России её песни звучат в новом исполнении, она стала народной артисткой, переизданы её записи. Пусть всегда будет Солнце! Ведь таких, как она, часто называют «солнышко».