Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Прочь от забот… Или как современное искусство приводит в чувства!

Прочь от забот… Или как современное искусство приводит в чувства!

Еврейский музей и центр толерантности проводит выставку, экспонаты которой представлены в совершенно непривычном свете. В специально спроектированном художником, архитектором Алексеем Трегубовым пространстве всё против музейных правил: одни картины висят выше, другие – ниже, третьи можно трогать… Уже своим названием – «Игра с шедеврами: от Анри Матисса до Марины Абрамович» – устроители нам предлагают поиграть. Чтобы «увидеть» Дейнеко, нужно попасть в тёмную комнату. Матисса «можно подглядеть» в глазок. К Пивоварову необходимо взобраться по лестнице, а к Пиросмани и Киферу вовсе лучше скатиться с горочки – буквально нырнуть в нору, как это сделала Алиса, когда заскучала, прежде чем отправиться в Зазеркалье.


– Три года назад мы с четырёхлетней дочкой оказались в музее Прадо на выставке Босха, – рассказывает куратор Алексей Мунипов о том, как родилась идея выставки. – Дочери очень понравилось, но смотреть картины оказалось неудобно. Они висели либо высоко, либо далеко. Кругом много взрослых, присесть отдохнуть негде… Когда вышли из музея, жене сказал: «Слушай, здорово было бы создать выставку великого искусства, в которой главным адресатом стал бы ребёнок!» Так родилась идея, с которой мы пришли в Еврейский музей.


Зрителям представлена 31 работа гениев XX–XXI веков. Малевич, Бэкон, Джакометти, Кифер, Лихтенштейн, Гончарова… С первых шагов по экспозиции возникает ощущение несерьёзности происходящего. Казалось бы, перед нами образцы непонятного большинству совре менного искусства, которое располагает к неспешному осмотру статично развешенных картин и выставленных экспонатов. Но организаторы предлагают поступить иначе: взглянуть на сложные и не всегда постижимые с первого взгляда вещи путём, лишённым материальности, эрудиции, рациональности, – с помощью чувств. Здесь важно не понять, а почувствовать. Каждый объект будто интересуется: «А что вы почувствовали, увидев меня?»

 

Экспозиция из картин круглой формы на входе напоминает окна-иллюминаторы на палубе корабля. Только без стёкол. Полость скрывает темнота. Хочется запустить внутрь руку и узнать, что там. Рядом разрешающий знак зазывает: «Потрогай “это”!» Запускаю в первую. Чувствую ладонью холод металла. В другой – плотный строй пластиковых иголок пробирает мои «линии жизни», в третьей – обволакивает кончики пальцев мягкий ковёр. Далее – твердыня камня прессует мякоть. Каждый раз ждёшь подвоха. По ходу упираюсь в тупик. Дальше дороги нет. На перпендикулярной стене висит такой же круглый экспонат. Мне предлагается в него заглянуть через глазок. Смотрю. Из глубины улыбается Джоконда Анри Матисса из коллекции Эрмитажа. Она, что свет в конце туннеля, озаряет.

В инсталляции Алексея Трегубова «Грусть, гнев, страх…» экраны в багетах висят на стене, как окна на стенах многоэтажек. Приближаюсь, реагируют встроенные датчики, в «окнах» загорается свет, они становятся экраном, напоминающим яркой иллюминацией витрины магазинов. Перед одной из них за стеклом раскрытая дверца старого холодильника, в ячейках старые яйца, а на пожелтевших от грязи стенках расползаются личинки. На панели гирлянда огней указывает название работы – «…отвращение». Мои эмоции похожи на авторские. Аналогичный ассоциативный видеоряд продолжают «...гнев», «...страх», «...грусть». В «...удивлении» обнаруживаю плавающих в синеве аквариума перламутровых рыбок.


Интересно, а как чувствуют себя другие, глядя или переживая одно и то же? Иначе? Что вы испытываете при виде чужих проблем? Вам наплевать? Или желаете помочь? Хотя бы посочувствовать? А может, вы из тех, кто позлорадствует? В немецком языке такое состояние чётко определяет ёмкое существительное «schadenfreude». А у финнов есть термин «kaukokaipuu», что значит испытывать тоску по месту, где никогда не был. Не правда ли, напоминает наше «хорошо там, где нас нет»? Эта лента печатных букв из диалектов и языков демонстрирует, насколько близки переживания людей независимо от вероисповедания, места жительства, национальной принадлежности.


Шотландец так же неловко чувствует себя, когда внезапно забывает имя знакомого человека, индонезиец не на шутку нервничает, находясь рядом с кем-то очень важным, а датчанин, так же как Фет в своём стихотворении «Я пришёл к тебе с приветом, / Рассказать, что солнце встало…», может испытывать беспричинную радость и бодрость с утра. У меня похожие чувства. В зале, где «Купальщицы» Гончаровой смотрят на «Рисунок с вертикалями 2» Бриджит Райли, устаю от чередования красок и эмоций, заваливаюсь в центр упавшей на пол композиции-капли, как в лунку. Запрокидываю голову вверх. Перед глазами бегут цветные полоски, как у Африки из «Ассы» под песню Гребенщикова «Мы стояли на плоскости…» Из детства всплывает картинка: отец сильными руками сажает меня в ямку детского резинового круга и отпускает на радость забавляющихся мной, как игрушкой, волн… Хватает нескольких мгновений, чтобы окружающие шедевры XX века выхватили меня из охватившей ностальгии по 80-м в действительность и увлекли своим движением далее в будущее. «Прочь, скучные заботы» – подхватывает моё настроение анимационный 8-минутный фильм Эвелин Ламбарт.

У картины Бриджит Райли «Рисунок с вертикалями 2»

Оказавшись на выставке в пасмурный день, когда город размокает в каше, обнаруживаю место, где пребываю в полной гармонии. Меня поглощает мир, свободный от слякотной действи­тельности и будничного уныния: его не хочется покидать. Жаль, что один. Эмоции переполняют, а поделиться не с кем. В следующий раз надо прийти с компанией. Ведь так здорово своими чувствами делиться!

Фото: пресс-служба Еврейского музея