Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

В особых отношениях с Наполеоном

В особых отношениях с Наполеоном Наполеон на острове Святой Елены. Фарфор. Конец XIX века. Из собрания Александра Вихрова

В Музее-панораме «Бородинская битва» с 29 апреля по 22 августа проходит выставка «NapoleON. NapoleOFF? Наполеоновская легенда в европейской культуре XIX–XX веков». Экспозиция, приуроченная к 200-летию со дня смерти Наполеона на острове Святой Елены (5 мая 1821 года), составлена из собрания музея и уникальных предметов коллекции Александра Вихрова – обладателя самого большого в России собрания произведений искусства и мемориальных вещей, связанных с именем французского императора. Предметы коллекции неоднократно демонстрировались на выставках в Государственном историческом музее, Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства и в ряде других музеев России. Мы поговорили с финансистом и политологом, профессором Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», членом совета директоров Императорского фарфорового завода «о его особых отношениях с Наполеоном».


Александр Вихров на открытии выставки

Полвека с первой покупки

Жизнь и судьба императора Наполеона может соперничать с сюжетом приключенческого романа. Интерес к личности французского императора, до сих пор вызывающей ажиотаж у историков и коллекционеров во всём мире, начался у меня с детства: с того момента, когда в школе задали читать «Войну и мир» Толстого. Меня тогда зацепила фраза учительницы, что Лев Николаевич не очень-то объективно отразил судьбу Наполеона. Тогда я пришёл в библиотеку нашего райцентра и отыскал книгу Евгения Тарле о Наполеоне 1939 года издания. Поступив на факультет журналистики Ленинградского университета, я продолжил расширять свои познания в университетской библиотеке – так наполеоника прочно вошла в мир моих интересов… Свою первую коллекционную покупку совершил в 19 лет. Возле Гостиного двора на Невском был антикварный магазинчик, который буквально притягивал. Я стеснялся заходить внутрь, но любил рассматривать вещи, выставленные в витрине. Но когда увидел бюстик Наполеона, решительно перешагнул заветный порог. Стоил он, как сейчас помню, 6 рублей при стипендии 45. Купил, конечно. Он совсем простенький, но очень памятный. До сих пор является моим талисманом, везде со мной путешествует. Затем пришли иные времена, антикварных лавок стало больше, открылась заграница с блошиными рынками, заработали интернет-аукционы… С того момента началось целенаправленное коллекционирование. За четверть века собрание разрослось. Теперь в нём полторы сотни картин и гравюр, более 500 различных артефактов, несколько сотен медалей, около 600 книг, наконец, мемориальные предметы и автографы императора Франции. С момента первого приобретения прошло почти 50 лет, но со своей коллекцией начал серьёзно разбираться, когда вышел на пенсию.


В залах экспозиции

Значимость коллекции во многом определяется уникальностью вещей. Считаю, их нельзя держать «взаперти», и всегда предлагаю для экспонирования. Так, в 2008 году Государственный исторический музей объявил, что собирает народную выставку под названием «Мир и Война», и я решил впервые принять в ней участие. Позвонил по телефону и услышал: «Ой… нет! Всё уже сформировано!» Тем не менее предложили принести пару вещей посмотреть. А увидев, эксперты просто всплеснули руками и взяли у меня все 75 предметов!

Сокровище из чужих рук

Я собираю раритеты на блошиных рынках по всему миру, в антикварных салонах, участвую в аукционах. Так, например, уникальный медальон с обнявшимися императорами (Наполеон I и Александр I) я купил у антиквара в Арбатском переулке. Вошёл в магазин и вдруг увидел это сокровище в чужих руках. Буквально замер: хоть бы не взял! И как только человек опрометчиво в раздумье положил медальон, я его сразу схватил. Считайте, перехватил. А вот две фарфоровые тарелочки, табакерку со сценой встречи императоров Франции и России в Тильзите и серебряное кольцо с камеей я приобрёл на аукционе в Фонтенбло. Тогда князь Монако решил продать коллекцию наполеоники, чтобы на эти деньги создать музей своей матери, Грейс Келли. Устроил распродажу. Самая дорогая вещь – треуголка Наполеона, которую за 2 миллиона евро купил южнокорейский бизнесмен. Мои «сокровища», конечно, стоили намного скромнее. Жена в шутку называет фигурки, которые я покупаю, – «тушками», но меня поддерживает, хотя сколько это всё стоит, я ей не говорю.

Печать с дальних берегов

Больше всего меня интересуют предметы с загадочной историей. У меня частная коллекция. Почти всё хранится в загородном доме. В основном это небольшие статуэтки, картины, гравюры. Большие вещи не приобретаю. При всём желании мне мебель поставить некуда. Но однажды в антикварной лавке в Риме я купил металлическую ростовую фигурку Наполеона. Дома разглядел, что её основание – это печать для сургуча. Поднес к зеркалу, а в отражении вид острова Святой Елены, гробик, поверху надпись на русском языке «Здесь завершились мои страдания» и год изготовления «1824». Кем мог быть человек, заказавший дорогому (по работе видно) мастеру такую печать? Неизвестно. Вообще жизнь Наполеона для меня ярче любого приключенческого романа, и я его читаю с упоением. Моей давней мечтой было путешествие на остров Святой Елены и сегодня я не устаю рассказывать всем друзьям и знакомым об этой удивительной поездке. Отправляя бывшего императора в изгнание, европейские монархи имели все основания надеяться, что об этом авантюристе и выскочке скоро забудут. Но он сумел напомнить о себе. За пять с половиной лет жизни на острове Наполеону удалось создать убедительную и привлекательную для современников и потомков легенду. Великий стратег точно рассчитал каждый свой жест, поступок, слово, каждую строку в продиктованных им мемуарах. И попал в десятку.

Сегодня мы показываем широкой публике настоящие раритеты. Это, к примеру, любовно, бусинками украшенный кусочек полога, под которым скончался император. Табакерка и портсигар с узнаваемым профилем, фаянсовый Наполеон. Есть и уникальные вещицы с секретом, где бонапартисты скрывали изображения Наполеона, чтобы не стать жертвами роялистского террора. Рядом гравюры известных мастеров, живописные и графические работы, карикатуры первой четверти ХIX века, рисунок Мстислава Добужинского, навеянный стихотворением Михаила Лермонтова, и даже посмертная маска императора Бонапарта, слепок его руки.… Кстати, ростом Наполеон был совсем не маленький – 1 метр 69 сантиметров.

Фото: из личного архива Александра Вихрова