Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Добрые дела Антона Чехова

Добрые дела Антона Чехова Антон Чехов в усадьбе в Мелихове. 1897 год

20 июля в Мелиховской усадьбе Антона Чехова прошел благотворительный литературно-музыкальный марафон «Не уставайте делать добро!»

Писатель после себя оставил не только 18-ти томное собрание сочинений, но и построенные на свои деньги три школы в Серпуховском уезде, санаторий в Ялте, библиотеку в Таганроге. Он бесплатно лечил, помогал голодающим, боролся с эпидемией холеры, составил первую перепись населения Сахалина. По сути, он делал так, как герой его же «Крыжовника» Иван Иванович: «Не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро!». Мы съездили в усадьбу, где Антон Павлович сотворил немало добрых дел, которые и поныне живут.

Флигель, где была написана «Чайка»

Из-под полов

Писательский дом в Мелихове в этом году справил новоселье. Узкие доски полов с лагами сменили на более широкие и менее скрипучие половицы, переклеили обои, обновили фасад, а главное – укрепили фундамент и подняли просевший до земли корпус. По словам генерального директора музея-усадьбы Константина Бобкова, дом подняли на 70 сантиметров, а в некоторых местах почти на метр:

– Мы избавились от плесени и сырости, грозившей полным разрушением дома.

Внутреннее убранство и интерьер воссоздали по чертежам, эскизам и дневникам самих домочадцев. Писатель в доме жил с родителями, сестрой Марией, братом Михаилом. Обои по спецзаказу изготовили на Московской обойной фабрике – такие же, как семья купила по просьбе Чехова на той самой фабрике более 120 лет назад. Антон Павлович любил фоновые, в светлых тонах. Когда рабочие вскрыли полы, обнаружили оборванные куски бумаги, приклеенные к газете, датированной 1897 годом. После экспертизы выяснилось, что это обои. А под половицами флигеля нашли обрезки бумажных бордюров. Современные мастера идентифицировали рисунок и восстановили первозданный вид рабочего кабинета писателя. Теперь верхний край светло-зелёных фоновых обоев под потолком украшают полоски бордюра в духе XIX века. Видимо, Чехов учитывал вкусы остальных членов семьи, потому что в других помещениях обои и в цветочек, и в полоску: «Под дуб…» – уточняет главная хранительница музея Ксения Чайковская.

В рабочем кабинете писателя светлые фоновые обои с обязательным бордюром под потолком в духе конца XIX века. На стене в центре картина кисти Левитана – друга Чехова и частого гостя усадьбы

Окна выкрашены в белый цвет. В гостиной и коридоре они остеклены в венецианском стиле разных цветов. Проектировщики учли записи, сделанные сестрой писателя в 50-е годы XX века. Мария Павловна пишет, что при Чехове в гостиной было окно не из двух, а из трёх створок венецианского стекла. Современные рабочие неточность исправили, прорубив в стене ранее заложенный проём. Также восстановили материнские покои – небольшую комнатку в дальнем конце коридора. В ней кровать, шкаф, швейная машинка, на столике разложен пасьянс, любительницей которого слыла Евгения Яковлевна.

Крестов сияние

Этот дом любил гостей. Здесь бывали Станиславский, Немирович-Данченко, Горький, Чайковский, Серёгин, Левитан… На кухне раскладывался стол, за которым умещались 12 человек. В особые дни обедали поочерёдно в три приёма. Это время творческого расцвета и признания писателя. Семья наконец-то обзавелась дорогой посудой. Из универмага «Мюр и Мерилиз» (ныне ЦУМ) по каталогу заказали дрезденский фарфор MEISSEN на 48 персон. Сервиз состоял более чем из трёхсот предметов. В наши дни мелиховцы поделили его с коллегами из Ялты и писательского Дома-музея на Садово-Кудринской в Москве.

Не в пример нынешним загородным особнякам, в главном доме всё компактно и не помпезно. В отцовской комнате иконостас, в остальных, за исключением спальни и рабочего кабинета самого писателя, иконки. В письмах Чехова, датированных 90-ми годами XIX века, читаем: «Религии у меня теперь нет», «Я давно растерял свою веру». Но именно в мелиховский период он пишет свои известные слова: «Между “есть Бог” и “нет Бога” лежит целое громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец…»

Рабочий стол Антона Чехова. Иногда во время работы писатель просил своего брата поиграть «Времена года» Чайковского

Удивительно, но школьником Антоша дважды оставался на второй год из-за проблем с арифметикой, географией, греческим языком, по русской словесности не имел выше четвёрки, но по богословию всегда в дневнике стояло «отлично».

В Мелихове в местную церковь не ходил, но бывало, что на церковные праздники из домочадцев и гостей собирал хор и совершал для крестьянского люда обедню. Однажды после Пасхи пришёл домой и в радостном возбуждении рассказывал, как крестьяне в ответ благодарили – мол, никогда так хорошо Пасха не проходила. По признанию очевидцев, сам писатель обладал приятным басом.

– И если вы прочтёте рассказ «На подводе» о сельской учительнице, которая подъезжает к Вязовью, а над церковью в вечернем солнце горят кресты, то знайте, что так Чехов описывает мелиховскую церковь, – рассказывает главная хранительница музея Ксения Чайковская. – На свои средства по просьбе батюшки пристроил колокольню и заказал зеркальные кресты. К сожалению, церковь давно порушили, а кресты исчезли. В наши дни в деревне мы видим восстановленную копию.

Для крестьянских детей писатель построил две школы. Когда кухарке в помощницы взял неграмотных девочек-сироток 13 и 16 лет и начал их учить, друзьям говорил, что теперь у нас появилась школа: учителя Антоша и Мариша (сестра), ученицы Анютка и Маришка. В усадьбе открыл амбулаторию, где бесплатно лечил крестьян и работников. В пять утра вставал, поднимал над флигелем флаг, который означал – врач на месте и ведёт приём. Так, в Мелихове писатель прожил семь лет – с 1892 по 1899-й. Написал «Чайку», «Дядю Ваню», «Чёрного монаха», «Палату № 6», «Крыжовник», «Остров Сахалин», «Дом с мезонином», «Человека в футляре»… Около 42 шедевров. В интерьере главного дома на стенах висят семейные фотографии и картины Шехтеля, Поленова, брата Николая, часто гостившего здесь приятеля Левитана. Половину гостиной занимает старинный рояль. Чехов не музицировал, но, если случалось вдруг уединиться, просил брата поиграть Чайковского «Времена года». Иногда удалялся в свой кабинет, садился за рабочий стол и под музыку писал. На столешнице под стеклом чернильница, ручка, пенсне, в котором писатель запечатлён на многих фотографиях. По количеству театральных постановок русский классик на мировой сцене уступает только Шекспиру. Но английский гений написал более 50 пьес, а произведений крупной формы, вышедших из-под пера Чехова и достаточных для сцены, можно насчитать чуть больше десяти. Он умер в 44 года 115 лет назад. А дела его вместе с творчеством живут.

Студенты Белорусского государственного университета культуры и искусств Мария Астапович и Михаил Самусенко читают чеховский рассказ «Драма» на 9-м Международном конкурсе чтецких работ им. А. П. Чехова в Мелихове

20 июля на веранде главного дома писателя выступили актеры Мелиховского театра, вокальный ансамбль «Эстетик band», солистка Московского музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Елизавета Пахомова, артист Московского театрально-концертного музыкального объединения «Градский Холл» Виталий Коваленко. Театры ставят, кинорежиссёры снимают, мы читаем неумирающие произведения. …«Маска», «Медведь», «Володя большой и Володя маленький», «Дачница», «Драма», «Скрипка Ротшильда», «Крыжовник»… Смешно ли, грустно, а всё равно до слёз! Там, где Чехов, иначе не бывает. Приезжайте, чтобы убедиться!

Фото: пресс-служба Музея-заповедника А. П. Чехова в Мелихове