Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Ай да Пушкин!..

Ай да Пушкин!.. Портрет Пушкина. 1827 год. Копия Авдотьи Елагиной с портрета  Василия Тропинина, сделанная для Соболевского

В музее Александра Сергеевича на Пречистенке можно не только увидеть, как поэт «обманываться рад», но и самому стать тем, кого нетрудно обмануть


Охотный ряд и Дворянское собрание. 1840-е. Литография А. Гедона и П. Русселя с оригинала Ф. Дица.

Гуляния по Немецкой слободе

О том, где родился Александр Сергеевич, известно со школьной скамьи. «Москва… как много в этом звуке / Для сердца русского слилось! / Как много в нём отозвалось!» – пишет поэт в «Евгении Онегине». Но вот с конкретным местом рождения поэта учёные не могли определиться очень долго. Было известно только то, что мальчик появился на свет в Немецкой слободе. Об этом остались воспоминания отца и дяди поэта. В 70-е годы XIX века обнаружили метрическую запись Богоявленской Елоховской церкви (ул. Спартаковская, 15), в которой сообщалось о рождении в семье Сергея Львовича Пушкина, проживающего во владениях коллежского регистратора Ивана Скворцова, близ Немецкой слободы, сына Александра. Подтверждения, казалось бы, лежащему на поверхности артефакту, искали ещё 100 лет. За это время мемориальная табличка, указывающая на дом, в котором родился гений, «кочевала» по Немецкой (ныне Бауманской) улице с места на место. Точку в спорах в 1980 году поставил москвовед Сергей Романюк: деревянный дом Скворцова, в котором у Сергея Львовича и Надежды Осиповны Пушкиных родился гениальный отпрыск, находился на углу Малой Почтовой улицы и Госпитального переулка. Теперь на этом месте стоит комбинат школьного питания.

Егор Гейтман. Портрет Пушкина-лицеиста, написанный к первому изданию «Кавказского пленника»

Стоянка на Собачке

Отчасти лепту в путаницу внёс и сам Александр Сергеевич: случилось же ему однажды махнуть своим приятелям в сторону Молчановки (совр. ул. Большая Молчановка. – Ред.) – мол, здесь родился! Дело было на Собачьей площадке, или же, как её в народе именовали, – Собачке. Нет, собак там не выгуливали. Своим названием площадь с живописным фонтаном, окружающим её сквером и усадьбами обязана царской псарне и государевым псарям, селившимся здесь ещё до пушкинских времён. Именно здесь, на углу Собачки и Борисоглебского переулка, поэту довелось остановиться у своего друга Соболевского и прожить там с декабря 1826-го по май 1827 года.

Это был первый приезд Пушкина в Москву – после Царскосельского лицея, восстания декабристов, ссылки… Ему 25 лет. Он въезжает в город известным поэтом. Написана и издана первая глава «Евгения Онегина», его сравнивают с Байроном. Однако свой приезд Александр Сергеевич не афиширует: своим ходом прибыл к премьере балета «Кавказский пленник» в Большом театре. Но в зале его заметили – зашептались, устремили свои бинокли и кларнеты. Присутствующий в императорской ложе Николай I таким вниманием к вольнодумцу уязвлён.

После спектакля Пушкин едет в гостиницу «Север». Слухи его опередили. Прослышал о приезде товарища и Сергей Соболевский. Он спешит на Тверскую, 6, где застаёт друга в грязном номере из двух комнат, без малейших удобств, в серебристом халате, и после дружеских объятий немедленно увозит Пушкина к себе… За неполных шесть месяцев пребывания в Москве Александр Сергеевич успевает ввести в заблуждение по поводу своего места рождения не только товарищей, но и потомков.

Виды Большого театра в экспозиции музея. XIX век

К избушке на Курьих ножках

В этом жесте не было никакого умысла или стремления к интриге: откуда ему было знать, в каком месте он родился?! Его мать, Надежда Осиповна, любила переезды, смену обстановки. Пока мальчик рос, супруги сменили 12 адресов. Иные – по нескольку раз в год. В памяти Саши остался последний – домик священника церкви Николая Чудотворца на Курьих ножках, что стоял на Большой Молчановке. Сейчас на этом месте – школа № 1234. Отсюда в 12 лет его отправили в Царскосельский лицей. Вернулся в Первопрестольную через 15 лет после Отечественной войны 1812 года. Москву, спалённую пожаром, было не узнать: «Нет, не пошла Москва моя / К нему с повинной головою. / Не праздник, не приёмный дар, / Она готовила пожар / Нетерпеливому герою. / Отселе, в думу погружён, / Глядел на грозный пламень он…»

Огюст Кадоль. Тверской бульвар. 1825 г. Литография

Мимо Делабарта

Ни один из детских адресов поэта до наших дней не уцелел. Сгорел и дом на Бауманской, в бывшей Немецкой слободе. Но сохранилась серия уникальных гравюр, выполненных масляной акварелью французским художником Делабартом. С них и начинается интереснейшая выставка, открытая ко Дню города в Музее Александра Пушкина, в залах головного корпуса Хрущёвых-Селезнёвых на Пречистенке. В её основе – литографии, картины, рисунки, фотографии с изображениями улиц, зданий, салонов, к которым имел отношение поэт. Экспозиция не даёт нам ответов на вопрос, почему же Пушкин поступил так или иначе, но приглашает стать свидетелями побуждавших к творчеству мотивов городских улиц. Как принято говорить, прочувствовать атмосферу. Рисунки Делабарта воссоздают образ города и быт его горожан до нашествия Наполеона. Яркий, нарядный, немощёный… Это город, в котором рос будущий классик. На одной из гравюр – дом Пашкова, ещё до своей перестройки после наполеоновского пожара. Мимо него, по Волхонке, Александр Сергеевич спешил к Тропинину, чтобы тот написал его знаменитый портрет. А спустя годы младший сын Пушкина Григорий Александрович входил в этот дом, чтобы передать разместившемуся в его стенах Румянцевскому музею библиотеку и письма отца к матери, Наталье Гончаровой. Их дом на Арбате, куда Александр Сергеевич привёл после венчания свою жену, – одно из немногих доживших до наших дней каменных свидетельств бытия поэта… А на другой гравюре Делабарта – «Ледяные горы», куда на масленичные гуляния Пушкины ходили всем семейством. На картине, ещё не упрятанная под землю, замёрзшая, Неглинка бежит под стенами Кремля, которые пока не ведают под собой Александровского сада. Когда Пушкин вернётся в Москву, Неглинку уже заточат в каменный свод…

Кремлевский (Александровский) сад и Манеж

Набросок Витали

Пушкин в Москву приезжал 16 раз. В последний – в мае 1836 года, где в мастерской у скульптора Ивана Витали, на Кузнецком Мосту, 20, знакомится с Карлом Брюлловым. Художник предлагает поэту изваять бюст.

И. Л. Деруа. Кузнецкий мост. 1850-е. Литография.

Пушкин в сомнениях пишет Наталье Гончаровой в Петербург: «Здесь хотят лепить мой бюст. Но я не хочу. Тут арапское лицо моё, безобразие будет предано бессмертию во всей своей мёртвой неподвижности…». Витали делает набросок. В конце месяца Пушкин покидает Москву.

Менее чем через год, в январе 1837-го, поэта сразит пуля Дантеса. Нам же в наследство остаётся последнее прижизненное изображение гения – скульптурное изображенние работы Витали, который представлен в музее Александра Пушкина на Пречистенке. И ещё башни по правой стороне Нового Арбата, которые бетонными надгробиями возвышаются над Собачкой – той самой, что рядом с Молчановкой.

Александр Сергеевич Пушкин. И. Витали

Иллюстрации и фото из собрания ГМП