Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Лирическое настроение Марка Розовского

Лирическое настроение Марка Розовского Марк Розовский и частый гость Театра «У Никитских ворот» Лариса Рубальская. Фото: Елена Лапина

На Старой сцене театра «У Никитских ворот» звучит «Лента поэзии»

Такого зрители и артисты не могли представить себе даже в войну. Рассадка в зале через одного, кассы закрыты, билеты можно купить только онлайн после внесения паспортных данных. Зрители старше 65 лет и с хроническими заболеваниями на спектакли не допускаются. В подобных обстоятельствах остаётся оглядываться назад и ещё более восхищаться мужеством времён Великой Отечественной войны, когда вопреки страху погибнуть под обстрелами и бомбёжками зрители шли в театр или на концерт, чтобы в холодных залах хотя бы на час забыться и воодушевиться тем прекрасным, что хранили кулисы. 19 ноября 1941 года в филиале Большого театра (в основное здание 28 октября попала бомба) на Пушкинской улице артисты оперы и балета дают концерт. Начался в час дня, завершился в шесть вечера. Трижды из-за воздушной тревоги публика с артистами покидала зал. Во время налёта тенор Борис Бобков в сценическом костюме поднимался на крышу и вместе с дежурными тушил зажигалки. Об этом пишет в своих воспоминаниях телохранитель Сталина Алексей Рыбин.

...Возможно, мы, исторически и территориально пребывая вдали от ударных строек, бытовой неустроенности, военного и идеологического противостояния, стали в сравнении с предыдущими поколениями тепличными, инфантильными, чтобы жертвовать своим драгоценным здоровьем и благополучием ради искусства? Если да, то незначительно. Самые стойкие, как прежде, несут вахту. Если быть точнее – развернули афишу и сворачивать её не собираются. Публика, вооружённая масками и перчатками, выдерживая дистанцию и прочие предписания, ищет спасения от тягот вируса и порождённого им кризиса под покровительством муз. Театру «У Никитских ворот» есть что предъявить.

Такая разная Лариса Рубальская

«В театре возможно всё!» – говорит художественный руководитель и режиссёр театра, народный артист России Марк Розовский. В подтверждение слов режиссирует и продолжает устраивать просветительские литературно-театральные вечера из цикла спектаклей «Лента поэзии». На камерной и уютной Старой сцене стихи воспринимаются особенно интимно. Им не нужно огромного пространства. Поэзия располагает к частности, душевной приватности, духовной близости: когда звучат стихи, нет надобности в толпе и мире. Стены Театра «У Никитских ворот» как раз такое место. За один месяц режиссёр даёт три подряд совершенно непохожие друга на друга премьеры. Открывает линейку вечер поэзии Ларисы Рубальской. «Напрасные слова – виньетка ложной сути. / Напрасные слова нетрудно говорю. / Напрасные слова – уж вы не обессудьте. / Напрасные слова. Я скоро догорю». После того как их пропел Александр Малинин, слова подхватила страна. Ларису Рубальскую поют, читают, любят. Она искренна, проста, понятна.

На сцене актриса Наталья Денисова. Фото: Елена Лапина

Заслуженная артистка России Ирина Морозова и актриса Наталья Денисова на сцене блестяще создают образ женщины – то страстной, то смешной, то глубоко несчастной в одиночестве, то пьяной от счастья: «Я бываю такая разная – / То капризная, то прекрасная, / То страшилище опупенное, / То красавица – мисс Вселенная, / То покладиста, то с характером, / То молчу, то ругаюсь матерно…»

В спектакле заслуженная артистка России Ирина Морозова. Фото: Елена Лапина

Кажется, актрисам ничего не надо делать. Ведь они играют себя, женщин, но демонстрируют это настолько многогранно, что в какой-то момент видишь всех, кого встречал, провожал, от кого уходил, и кто уходил, и к кому возвращался… В своей кульминации вечер напоминает едва ли не мюзикл, в который вместе со стихами, музыкой, танцами, песнями втягиваются редкие мужчины в зале. Две героини изящно и нетерпеливо удерживают их в своей игре – по правилам, известным только женщинам. Браво!

Отец и сын Симоновы

Совсем другой по содержанию вечер поэзии Константина Симонова. Стихи отца читает сын. Алексей Симонов совсем не артист, но всю жизнь рядом со сценой – переводчик, писатель, редактор, сценарист, режиссёр, который нередко поднимается на сцену или входит в кадр, чтобы примерить созданный образ. На этот раз он наблюдает за судьбой отца.

  Сын поэта Алексей Симонов – кинорежиссёр, журналист, переводчик, писатель. Фото: Елена Лапина

Это спектакль одного актёра, в котором два героя – чтец и отец. Поэт прошёл с блокнотом, ручкой, камерой Великую Отечественную войну до Берлина: «От Москвы до Бреста / Нет такого места, / Где бы не скитались мы в пыли…» «Песенку военных корреспондентов» Симонов написал в годы войны по дороге из Ростова в Краснодар. Стояла глубокая осень. В машине было так холодно, что руки не слушались и отказывались записывать стихи на бумаге. Поэт их напевал в ритме «Мурки≫, постоянно возвращаясь от только что созданной строки в начало текста, чтобы удержать в голове и не забыть. Когда приехали, водитель направился к медсанчасти, чтобы врачи осмотрели товарища подполковника (после войны Симонов получил звание полковника. – Прим. ред.), который всю дорогу беспрестанно бубнил себе что-то под нос.

В спектакле Симонов не баловень судьбы, снискавший признание вручающих государственные премии, собравший и выпустивший при жизни первое полное собрание своих сочинений. Он идёт дорогой народа. Его стихотворение «Жди меня» стало символом любви и помогало обрести надежду в годы войны не только нашим солдатам. Слова песни перевели на иврит, и она стала очень популярной среди евреев британской армии. Её читали после огневого напалма вьетнамские партизаны на своём родном языке.

В спектакле сын раскрывает отца не только как поэта военного времени. Алексей Симонов читает стихи, написанные и до войны, и после, импровизирует, вспоминает. Ему 81 год. Полтора часа ясно и очень ощутимо читает наизусть: незримая нить суровых испытаний не покидает на протяжении всего вечера: «Тот самый длинный день в году, / С его безоблачной погодой, / Нам выдал общую беду, / На всех, на все четыре года…»

Фото: Елена Лапина

Неуместное остроумие Николая Эрдмана

Николай Эрдман. Репродукция: пресс-служба Театра «У Никитских ворот»

Третья премьера посвящена Николаю Эрдману. В 20–30-е годы прошлого века его имя гремело на всю страну. Пьесы «Мандат» и «Самоубийца» были чрезвычайно популярны, а басни относят к первому «самиздату» в СССР. Станиславский называл Эрдмана «Гоголем нашего времени», для Мейерхольда он стал соавтором и единомышленником, Любимов в 1960-е привлёк писателя к работе в Театре на Таганке.

– Николай Эрдман – не только большой поэт и выдающийся драматург. Он ещё и остряк, каких мало в любую эпоху, тем более советскую, – рассказывает режиссёр спектакля Марк Розовский. – Именно его остроумие оказалось несовместимо со сталинщиной, обрекло автора на судьбу зэка, но искромётное творчество сделало Эрдмана классиком.

Творчество поэта представил Юрий Голубцов. Заслуженный артист России мастерски погрузил зрителей в удивительные откровения и открытия, связанные с жизнью писателя, в которой было место и драматической любви, и высочайшему взлёту, и грозящей гибелью опале… Премьеру посвятили 120-летию поэта. Нам повезло: благодаря таким спектаклям эти гениальные люди остаются с нами и сейчас.

На сцене заслуженный артист России Юрий Голубцов. Фото: Елена Морозова