Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Анастасия Шевцова – третья дочь французского хореографа

Анастасия Шевцова – третья дочь французского хореографа

Танцовщица Мариинки раскрыла Жюльет Бинош тонкости русского балета

Один из крупнейших хореографов современности Анжелен Прельжокаж, известный своими постановками как в родной Франции, так в Европе и России, в новом для себя амплуа кинорежиссёра представил картину «Полина: Станцевать свою жизнь». В основе сюжета – популярный французский комикс Бастьена Вивеса о русской балерине, приезжающей и постепенно завоёвывающей Францию. По сути, история современной «Золушки» в полном закулисных интриг мире балета. Главную героиню сыграла начинающая балерина Мариинского театра Анастасия Шевцова, всего год назад окончившая знаменитую Академию русского балета имени Вагановой. Кинодебют оказался более чем успешным: после тёплого приёма на Венецианском кинофестивале и французской премьеры картину выдвинули на премию «Сезар». Анастасия рассказала, как она, прежде чем попасть на съёмочную площадку в одну компанию с Жюльет Бинош, Нильсом Шнайдером, Алексеем Гуськовым, Ксенией Кутеповой, прошла жесточайший кастинг, в котором за право сыграть роль с ней боролось 600 претенденток…

Излишний перфекционизм

– Настя, как попали на кастинг? Какие впечатления от первой встречи с режиссером?

– В поисках для съёмок молодых балерин дочери Прельжокажа случайно увидели в социальных сетях мою страничку с фотографиями. Меня пригласили на кастинг. С творчеством хореографа была хорошо знакома с той поры, когда студенткой писала курсовую работу о его спектаклях, которые обожаю. Конкурс проходил в три этапа. Первый – в Санкт-Петербурге. Сначала решила, что снимают документальный фильм о творчестве Прельжокажа, но, когда среди участников увидела известных балерин, удивилась. Оказалось – фильм игровой. На второй и третий туры ездила в Париж, где пробовалась с французскими актёрами. Там познакомилась с Анжеленом и его женой Валери Мюллер. Над фильмом они работали вместе: муж занимался постановкой танцев и монтажом картины. Супруга – артистами. Невероятно прекрасная пара – очень внимательные, чуткие и добрые люди. Назвали меня своей «третьей дочкой».


На съёмочной площадке с Жереми Белингардом

– В интервью Прельжокаж признался, что выбрал вас из 600 претенденток. Узнав о победе, вы испугались, или, наоборот, почувствовали прилив сил?

– В первый момент испытала безумную радость, потому что сбылась мечта. Интерес к кино во мне присутствовал всегда, и я имею скромный опыт участия в массовках на Ленфильме, с которых, собственно говоря, и выкладывала в Интернете фотографии. Но перед съемками стало очень страшно: вдруг не справлюсь. Ведь у меня нет ни актерского образования, ни опыта. Однако после первого дня обнаружила много общего со своей героиней, почувствовала себя совершенно свободно, и неуверенность прошла сама собой. Анжелен объяснил свой выбор моим французским произношением, знанием классического танца и умением быстро переходить с него на современный. Кстати, в отличие от кино, в детстве сильного желания заниматься балетом сначала не испытывала. На первый просмотр в Академию Ваганова пошла за компанию с сестрой и неожиданно для себя была принята. В определённый момент родителям даже пришлось на моих занятиях настоять.

– Виной тому – жертвы в угоду искусства быть балериной?

– Конечно, с утра до поздней ночи проводишь время в Академии, после чего не остаётся сил на жизнь вне школы. Мне повезло хотя бы в том, что от сладкого отказываться не пришлось. Но дело не в этом. Трудность в другом – нам прививают излишний перфекционизм, с которым очень тяжело жить. Мы ставим перед собой самую высокую планку, достичь которой порой невозможно. Для кого-то она становится фатальной.

Неплохое начало

– Чем запомнились съёмки?

– Раньше не имела представления о том, как устроен кинематографический процесс. Не предполагала, что каждая сцена снимается несколько раз – с определённых ракурсов, порой после десятков дублей. При этом артисту надо заново пережить все эмоции. Ксения Кутепова, которая играла мою маму, должна была расплакаться. Сцену снимали 10 дублей, и она 10 раз подряд плакала навзрыд. Мне это казалось невероятным! Понимаете, в современном балете акцент ставится на совершенстве техники. Постановщики меньше внимания обращают на актерскую выразительность. Поэтому работа в фильме для меня стала важным периодом трансформации моего отношения к актерской игре в хореографии. После фильма я стала более осмысленно танцевать.

– Что стало настоящим испытанием?

– После 10 лет классического балета оказалось сложно в короткий срок освоить новые стили танцев, большинство из которых – современные. Каждый день был запоминающимся. Но самым трудным оказался финальный танец. Его снимали 28 раз, хотя длится он всего 10 минут. На мне был красивый костюм, который через несколько дублей в нескольких местах начал сильно натирать. Терпела, пока окружающие не догадались, что со мной что-то не то. Когда заметили, очень всполошились – нашли мази, гель, собрались вызвать скорую помощь. Я отказалась и в результате очень рада тому, что танец получился реалистичным и драматичным – таким, каким хотела его сделать. Правда, синяки после него долго не заживали.


– Как складывались отношения с Жюльет Бинош?

– Она играет руководителя балетной труппы. В начале очень ее боялась. Она, видимо, почувствовала мой страх и попыталась меня раскрепостить – стала приглашать в кафе, рассказывать о себе, кино, сыгранных ролях… Своим поведением актриса расположила к себе, помогла преодолеть мою скованность, что очень помогло в работе над ролью. А я, в свою очередь, подсказывала ей нюансы балетных па. Жюльет – потрясающе трудолюбивый человек. Свой сольный танец для фильма она репетировала 10 месяцев! Вообще, французские партнеры были настолько правдоподобны, что мне не приходилось играть: я просто верила в то, что мы делали. Нильс Шнайдер, сыгравший моего одноклассника, без специальной балетной подготовки высоко меня поднимал и выполнял самые сложные поддержки. Мне очень повезло попасть в удивительно талантливую и дружную команду.

Актёрская группа после съёмочного дня. Справа налево Анна, Жюльет Бинош, Нильс Шнайдер

– Недавно фильм вышел во французский прокат. Какие впечатления от премьеры?

– Присутствовало много зрителей, известных актеров, режиссеров, представителей прессы. Но главной новостью для меня стало выдвижение картины на премию Сезар. В январе пройдёт торжественный ужин, где нас, номинантов, по сложившейся традиции представят зрителям наши «крестные» – известные персоны, кандидатуры которых, в свою очередь, предлагаем мы, конкурсанты. Я загадала, конечно, Жюльет Бинош, а также Люка Бессона, Ванессу Паради или Пьера Ришара. Посмотрим, кого выберут. Интрига сохранится до наступления торжественного вечера.

Фото на память с Нильсом Шнайдером

– У вас есть кумиры?

– Есть люди, которые меня восхищают, вдохновляют, заставляют двигаться вперёд, но быть похожей на кого-то не стремлюсь. Я хочу найти свой путь в жизни и в искусстве.

– Настя, уходящий год сильно перевернул жизнь и повлиял на планы?

– Я всегда стараюсь жить сегодняшним днем. Поэтому просто наслаждаюсь происходящим. Сполна прочувствовала удивительную атмосферу Венецианского фестиваля. Зал был полон, задавали много вопросов, говорили приятные слова, фотографировались, брали автографы. Съёмки в фильме мне подарили уникальные встречи. Одна из них произошла в венецианском кафе с одним из любимых мною режиссёров – Паоло Соррентино. Случайно увидев его, не смогла устоять, чтобы не подойти и не выразить своё восхищение… Конечно, стали поступать предложения об участии в новых кинопроектах, но о них рано говорить. Я пока второй сезон танцую в Мариинском театре. Занята в спектаклях «Сильфида», «Щелкунчик», «Конек-горбунок». Своё начало считаю неплохим.

Анна, Батист Куазо, Серджио Диаз
Фото: из личного архива Анны