Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Блага заокеанских трудностей

Блага заокеанских трудностей В кадре Артём Лысков и Матеуш Даменцки

Актёр сериала «Как я стал русским» Артём Лысков завершил «сезон охоты»

Лёгкий старт

На телеканале СТС шумная премьера о жизни и приключениях американского журналиста в России – комедия «Как я стал русским». Одну из ролей в фильме сыграл молодой актёр Артём Лысков, известный по сериалам «Ранетки», «Солдаты», «Марьина роща».

– Я играю врача – коллегу Ани Быстровой (актриса Светлана Иванова – Ред.), в которую влюблён иностранец. Основные сцены снимали в больнице на Таганке, где для съёмочной группы освободили целый этаж. Собралась прекрасная интернациональная команда: режиссёр – американец, оператор – мексиканец, главная героиня – русская, другая партнёрша – американка, выпускница Гарварда, главный герой – поляк. Мы говорили на английском языке. Эта абсолютно американская история стала зеркальным отражением той, которую я пережил в Нью-Йорке, когда учился в Институте театра и кино Ли Страсберга на факультете «Музыкальный театр». Я плохо говорил по-английски и, чтобы им овладеть, полностью погрузился в языковую среду, ограничив себя в русскоязычных источниках – компьютере, телефоне, литературе, общении. У меня была только одна русская подруга в вузе, которая помогала переводить задания.

Однако заокеанские трудности перевода обернулись благом для Артёма во время проб на роль в сериале:

– Как только представился и сказал, что закончил Щукинский институт в Москве и институт Ли Страсберга в Нью-Йорке, ранее отрешённый от просмотра «энного» кандидата взгляд режиссёра и кастинг-директора сразу сфокусировался на мне – и меня утвердили на роль.

– Артём, при каких обстоятельствах вы оказались в Нью-Йорке?

– Я поехал в Штаты за компанию с подругой, которая там собиралась учиться. Выбирали вместе вуз и попали на открытый урок одного из институтов, где студенты показывали мюзикл для абитуриентов. И тогда я почувствовал, что учиться там – это то, что я хочу. К тому времени уже окончил Театральный институт имени Бориса Щукина, активно снимался в кино, за плечами были «Ранетки», которые принесли известность. Уезжать было страшно, но я решился и не жалею: решение поступать именно в этот вуз для меня стало судьбоносным.

После учёбы Артём вернулся в Москву – и на первом же кастинге в Театре мюзикла его заметил Максим Леонидов и утвердил на роль Ванечки в своей музыкальной истории по одноимённой пьесе Валентина Катаева «Растратчики».

– В детстве, когда танцевал под пластинку бит-квартета «Секрет», представить себе не мог, что буду стоять на одной сцене с Максимом. Ведь я не из творческой семьи. Мама работает в налоговой инспекции. Папа – в фирме, которая занимается поставками электрики. Но я ходил в музыкальную школу, пел в хоре, закончил физико-математический класс. Мою идею учиться актёрскому искусству родители поддержали. Сами предложили поступать в московский театральный институт – мол, выпускники столичных вузов ближе к индустрии. Я не испытал мучительной «каторги» поступления, так же случилось и при зачислении на учёбу в США. Многие мечтают получить грант на образование, а я его получил без особенных трудностей. Может, это чудо?!

Вкусные ингредиенты

– Вы родом из Вологды. Северный говор проблем не вызывал?

– До поступления в театральный вуз я о своём произношении и не догадывался. Наоборот, на актёрский факультет пошёл, потому что мечтал озвучивать зарубежные фильмы. Мне казалось, что это здорово. А после окончания института увидел приёмные документы, где было написано «говор» с тремя восклицательными знаками напротив. Но, видимо, актёрские задатки позволили приёмной комиссии закрыть на этот недостаток глаза. Так что мне пришлось потрудиться, чтобы искоренить его. У меня и сейчас в машине всегда имеются две бутылочные пробочки. Когда еду на репетицию или спектакль, делаю речевой тренинг – кладу их в рот и громко говорю, чем, видимо, веселю подглядывающую «дорожную» публику, когда стою в пробке.

– В школе тяготели к точным наукам. Математический склад ума сейчас помогает в профессии?

– Постоянно. В детстве небезуспешно участвовал в школьных олимпиадах. Сейчас, когда преподаю курс актёрского мастерства в институте имени Бориса Щукина, первое, что говорю студентам: главное – уметь сконцентрировать внимание на деталях. Логика помогает выработать алгоритм того, как разобрать, разложить, понять образ, сюжет или ситуацию, в которой оказался герой.

– В каких фильмах вас ждать в ближайшее время?

– Весной на Первом канале стартует фильм «Старшая сестра», где мой герой вновь окажется в больнице, но уже в роли пациента. Но самый интересный проект в моей карьере на данный момент – роль в сериале «Света с того света», который также выйдет в следующем году. В нём мой герой 80% времени проводит в женском образе.

– Как согласились?

– Когда на пробах мне предложили переодеться в женское платье, вначале застеснялся, а потом подумал: «Когда мне ещё такое предложат?» – и переоделся. Когда надел колготки, почувствовал себя некомфортно, но после, посмотрев в зеркало, понял: либо бросаюсь в авантюру как в омут с головой, либо не играю вообще. Выбрал первое. Тем более что режиссёр сам позвонил мне и пригласил на эту роль. Понимаете, роли не берутся просто так. Ведь все они – это то, что в тебе есть. Артист как хороший повар, которому дано ощущение вкуса. Ему нужно собрать заложенные в нём самом ингредиенты и сделать из них что-то новое, интересное, вкусное. Такие актёры, как Александр Калягин, Дастин Хоффман, Джек Леммон, смогли это гениально сделать и создали прекрасные женские образы.

– Какие приёмы вы использовали, чтобы войти в образ?

– Приём простой – наблюдение. В ресторанах, кафе, на лавочках. Это время я назвал «сезоном охоты». Наблюдал за малейшими деталями: как достают телефон и набирают номер, как смотрят, поправляют блузку или причёску, закидывают ногу на ногу…

– И что оказалось самым сложным воспроизвести?

– Самым сложным было подобрать обувь. Её шили на заказ, который был готов только в день съёмок. Все девушки нашей съёмочной группы полтора часа учили меня ходить на шпильках высотой семь сантиметров. Но никаких эмоций, кроме гогота и хохота, моя походка не вызывала, пока не включили камеру. Как только это произошло, я перестал сопротивляться – и походка, с которой и начал собираться образ комичной Марины, удалась.

Фото предоставлены пресс-службой