Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Консерватория на дому

Консерватория на дому Вероника Стрельбицкая и её первые ученики – сыновья Савва и Лев

В школе пианистки Вероники Стрельбицкой у молодых талантов есть шанс стать композиторами: было бы желание

Когда рояль – игрушка

– Вероника, идея дистанционного образования спровоцировала бурную дискуссию в современном обществе: у неё гораздо больше противников, чем сторонников. Сложно было решиться на этот шаг?

– Я открыла свою онлайн-школу ещё до эпидемии коронавируса: мой первый поток стартовал осенью 2018 года. Первоначально школа была задумана для моих собственных детей и детей моих друзей. В тот момент у многих моих коллег идея музыкального онлайн-образования действительно вызывала шок. Никто из нас не догадывался, что впереди – эпидемия, месяцы карантина и дистанционное обучение. Так что я стала в некотором смысле первопроходцем.

– Как родилась идея открыть музыкальную дистанционную школу?

– Я окончила Российскую академию музыки имени Гнесиных по специальности «фортепиано», занималась преподавательской и исполнительской деятельностью, прошла стажировку в Московской консерватории у замечательного органиста Алексея Паршина и на пятом месяце беременности стала лауреатом Международного конкурса органных дуэтов. Когда родился мой старший сын Савва, мне хотелось создать для него своё музыкальное пространство: маленькую домашнюю «консерваторию». Сначала я организовала цикл концертов для мам с детьми в собственном доме. Постепенно зрителей становилось больше, и мы с друзьями придумали обучающие музыкальные программы. Я планировала вернуться к исполнительской деятельности, но родился мой младший сын Лев. Наверное, всё началось в тот момент, когда я всерьёз стала задумываться о музыкальном образовании своих детей.

– Ваши дети рано начали проявлять интерес к инструменту?

– Мой младший сын учился ходить, перемещаясь по клавиатуре цифрового фортепиано. С полутора лет я занималась с ними специальными пальчиковыми играми, мы сочиняли музыкальные сказки, озвучивали голоса животных, импровизировали.

– Савва и Лев стали первыми учениками «Маленькой консерватории»?

– Именно так. На первом же уроке в Детской музыкальной школе имени Гнесиных, когда сын рвался изучить новый для него инструмент – рояль, педагог предупредил: «Рояль – не игрушка». Савва удивлённо посмотрел на меня, и я поняла, что такая установка нам не подходит: интерес к занятиям быстро иссякнет, и вернуть ребёнка в русло любви к музыке будет сложно. Моим детям было необходимо мягкое погружение в учебный процесс посредством игры и творчества. В процессе разработки своей методической программы мне пришлось многому научиться. Я поняла, что знания и навыки ребёнка должны рождаться не из моего наставничества, а из его желания. Мне следует не учить ребёнка, а идти за его фантазией: у него появляется новая музыкальная идея, я тут же подхватываю её, помогаю развить, попутно объясняю базовую теорию музыки. Это – моя основная педагогическая стратегия.

Что стар что млад

– Как созрело решение о переходе на онлайн?

– Стартовала я случайно. Мои друзья, которые знали о наших семейных занятиях, предложили заниматься и с их детьми. Мы жили в разных городах, вариант онлайн был единственно возможным. Я подумала: почему нет? Вместе с сыновьями я сделала пробные видеоуроки, получила обратную связь, кое-что доработала. Так «Маленькая консерватория» появилась в пространстве онлайн.

– С какими запросами чаще всего обращаются родители?

– Я создала свою школу для семей, которые ищут альтернативу государственной музыкальной системе, для тех, кому необходим индивидуальный подход, чтобы максимально раскрыть творческий потенциал ребёнка. Ко мне часто обращаются мамы, которые не имеют музыкального образования, но мечтают научиться играть на фортепиано и теперь реализуют свою мечту вместе с детьми. Чаще всего ко мне приходят дети, которые учатся на семейной форме обучения и родители, располагающие временем для занятий с ребёнком. Задача родителя – посмотреть обучающие видео, прочесть дополнительные материалы, найти время, когда ребёнок в ресурсе, готов к игре, и организовать этот процесс. Я не предлагаю свой курс родителям, которые заняты ежедневной работой и возвращаются домой, чтобы два-три часа вечером пообщаться с детьми. Ребёнок хочет посидеть рядом с мамой, обнять её, а мама говорит: «Нет, давай заниматься музыкой!» Какое отношение к музыке будет после этого у ребёнка?!

– Сколько лет вашим ученикам?

– Я предлагаю четыре программы для разного возраста. Подготовительная ступень «Донотный период» предназначена для мам с малышами от 2 до 4 лет. Мы знакомимся с миром музыки посредством игры, работаем над развитием мелкой моторики, чувства ритма. На основном курсе «Первая ступень» занимаются дети от 4 до 8 лет. Он включает работу над постановкой рук, освоение теории музыки с помощью импровизаций и фортепианных сказок, работу с ритмическими партитурами, первые навыки ансамблевой игры. Подростки и взрослые начинают знакомство с музыкальным искусством на «Базовом курсе» 9+, от 9 лет и старше. Курс интуитивной импровизации и композиции «Путь композитора» я предлагаю детям от 9 до 15 лет, знакомым с основами нотной грамоты и владеющим инструментом. На этот курс часто приходят дети, которые учатся в государственных музыкальных школах без интереса. Как только ребёнок начинает сочинять свою музыку, у него появляется уверенность в своих силах. Я убеждена, что только импровизация и сочинение помогают понять замыслы композитора, только личный опыт способен приблизить к творческой тайне создания музыкальных произведений. И, как следствие, к более высокому исполнительскому уровню.

– Как построен урок?

– Урок состоит из обучающих видео и текстового материала. На курсе, предназначенном малышам, весь учебный материал демонстрируют Савва и Лев. В этом возрасте детям нравится заниматься со своими сверстниками. Они вместе прохлопывают ритм, делают упражнения на постановку рук. Задания базового курса показываю уже я: для школьников важен авторитетный взрослый. Универсальные упражнения остаются те же, но подача другая и курс более интенсивный. Каждый урок содержит три раздела: мы изучаем теорию музыки в виде игры, работаем над постановкой рук также с помощью игровых упражнений, а затем следуют импровизация и композиция. Я предлагаю детям научиться играть на фортепиано посредством собственного творчества. На подготовку домашнего задания отводится одна неделя, продолжительность каждого курса – от 4 до 8 месяцев.

– Как организована обратная связь?

– Мама записывает видеоотчёты и присылает мне. Я проверяю, анализирую и даю рекомендации. Начинаю всегда с того, что получилось: необходимо отметить плюсы и вдохновить, а потом уже указать на ошибки. Как в любой системе, сложность увеличивается от урока к уроку.

– Вы не пробовали проводить занятия в прямом эфире?

– Для ребёнка занятия с педагогом в прямом эфире крайне неэффективны. Игра на фортепиано – сложный процесс, который требует координации слуха, зрения, памяти, развитой моторики рук и ног, внимания. Я не хочу смущать ребёнка напутствиями: «Вот сейчас учительница смотрит – сделай хорошо!» Я рекомендую родителям записывать домашние задания на видео незаметно, в тот момент, когда ребёнок погружен в процесс. Ребёнок может подходить к инструменту несколько раз в день по 5–10 минут, и этого бывает достаточно. Переживания, которые он испытывает во время игры на инструменте, – необыкновенно сильные для этого возраста. Конечно, есть регулярные упражнения, известные всем музыкантам: мы говорим, что делаем утреннюю зарядку. Ребёнку можно делать упражнения по 2 минуты 3 раза в день и этого будет достаточно. Его тело быстро запоминает движения.

С фантазией к импровизации

– В вашей школе есть определённые требования, необходимые для зачисления?

– У ребёнка должно быть желание. Мой принцип – всегда исходить из интересов ребёнка. Бывает, нравятся ударные инструменты, а мама предлагает фортепиано или скрипку. Тогда рекомендую обратиться к другому педагогу. Бывает, нет ярко выраженного желания заниматься, но есть способности, а мама, наоборот, очень хочет научиться играть на фортепиано. Если родительско-детский контакт налажен, мама своим примером может заразить ребёнка. Как правило, к середине курса дети с удовольствием подходят к инструменту, экспериментируют. Перед зачислением я провожу собеседование с мамой и прошу прислать мне импровизацию ребёнка.

– Что важно услышать в первой импровизации ребёнка?

– Мне хватает буквально нескольких минут, чтобы увидеть, как он взаимодействует с инструментом. Наличие слуха – несомненный плюс, но не самый главный. Как говорил великий Иоганн Себастьян Бах: «Играть на любом музыкальном инструменте очень легко: всё, что для этого требуется – нажимать в нужное время на нужную клавишу».

– Если ребёнок не умеет импровизировать?

– Такого не бывает. Интуитивная импровизация – это не импровизация в определённом стиле. Я учу детей рассказывать сказки языком музыки. Например, мы сочиняем фантазии на темы различных животных. Я показываю, как можно изобразить море, лес, ветер, поющих птичек. Потом предлагаю сыграть свою фантазию. Ребёнок ищет подход к инструменту, открывает для себя интересные гармонии, ритмы. Да, иногда нужен толчок или подсказка, но композиции бывают потрясающие. На каждом уроке я предлагаю образцы мировой академической музыкальной литературы. Например, послушав «Полёт шмеля» Николая Андреевича Римского-Корсакова, мы вдохновились и сочиняем свой вариант: у кого-то шмель жужжит в верхнем регистре, у кого-то – в нижнем. Иногда мы смотрим и обсуждаем выступления талантливых юных музыкантов: Елисея Мысина, Ивана Бессонова.

– В конце курса учеников ждёт экзамен?

– Да, отчётный домашний концерт.

– Как он выглядит в режиме онлайн?

– Дети приглашают родственников, друзей, рассаживают игрушки, надевают парадные костюмы. Родители конструируют театральный занавес, вырезают «билетики». Концерт записывается на видео. Дети демонстрируют игру нескольких песенок, ансамбль с мамой в четыре руки.

– Чем запомнился первый поток? Всё ли прошло, как планировали, или были неожиданности?

– Первый курс был не комом, а серьёзным интенсивом для мам. От стремления сделать всё как можно быстрее, я высылала домашние задания 3 раза в неделю. Уже в процессе работы поняла свою ошибку: такой темп удобен не для всех.

Карантин во благо

– Что, кроме длительности курса, изменилось в программе за время существования школы?

– Я провела около 20 курсов. С января 2020 года запускала новый набор каждый месяц. Стратегия осталась неизменной: опора на игровые и творческие методы в профессиональном обучении. После каждого курса я всегда обновляю материал, расширяю задания. Стараюсь подавать материал таким образом, чтобы у родителей возникало меньше вопросов. Мамы, которые не имеют музыкального образования, часто подсказывают мне, чего им не хватает. Я записываю дополнительные видео, если требуются пояснения. Все материалы остаются с учениками, к ним можно обращаться в любое время сколько угодно раз. У меня учатся дети из России, Европы, США, Канады, Индии, Индонезии. Это наши соотечественники, которые живут за границей. В ближайшее время планирую запустить курс на английском языке, так как вижу в нём запрос.

– Каков ваш рабочий график?

– В период карантина я работала в любое время суток каждый день. При таком графике можно умереть на работе. Минувшим летом определила два отчётных дня в неделю, когда работаю с утра до глубокого вечера: записываю и монтирую видео, проверяю задания. Теперь у меня остаётся время на семью и детей.

– В этот непростой год у «Маленькой консерватории» появились новые цели?

– Я открываю авторский курс для педагогов, которые будут работать со мной по моей же методике. Проблема в том, что наши учителя, воспитанные советской системой, привыкли быть над ребёнком: руководить им, давать конкретные установки и задачи. Зачастую они не умеют заниматься творчеством на уроках. Мне нужны такие профессионалы, которые могут следовать интересам ребёнка. Когда он играет, необходимо понять, каким образом можно подчеркнуть его сильные качества и каким игровым упражнением можно поработать над тем, чего не хватает. Мне близок вальдорфский подход в педагогике. Иногда важнее поддержать и похвалить.

– Ваш метод применим для других музыкальных инструментов?

– Уверена, что он применим для любого музыкального инструмента. Безусловно, у каждого инструмента есть свои особенности и техника исполнительского мастерства, но мягкий метод погружения в образовательную среду посредством игры и творчества подойдёт всем.

– Вы знаете своих конкурентов?

– Я вижу, что онлайн-образование сейчас востребовано, но за конкурентами не слежу. Я занимаюсь своим продуктом и стремлюсь быть уникальной в своих идеях. Сейчас многие мои однокурсники и друзья преподают фортепиано посредством различных интернет-программ, но это не мой путь. Вообще сложно выйти со своим предложением, не оглядываясь на то, что скажут окружающие тебя профессионалы.

– Какие изменения в жизнь принёс карантин?

– Карантин сыграл мне на руку: если раньше у онлайн-образования было много противников, то сейчас вектор повернулся в сторону лояльности. Для меня это время интенсивного развития.

– Придерживаясь вашей системы, можно воспитать профессионального музыканта?

– Год назад ко мне пришёл 14-летний ученик, очень способный мальчик. Он учился в государственной музыкальной школе, но планировал расстаться с музыкой, так как потерял интерес. Сейчас он записывает свою музыку в профессиональной студии и собирается стать композитором. Думаю, что результат во многом зависит от ребёнка. Любому профессиональному музыканту нужно много работать. При наличии очевидной одарённости и сильной мотивации возможно всё.

Фото: из личного архива Вероники Стрельбицкой