Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Максим Венгеров: Мой экстрим – дети

Максим Венгеров: Мой экстрим – дети

В свои 40 лет скрипач, дирижёр, профессор Максим Венгеров – один из самых востребованных и виртуозных музыкантов современности. За плечами по две Grammy, Echo Klassik Award, Diapason d’Or, по четыре Gramophone Award UK, Edison Award… Но он не останавливается. В этом году после пяти лет обучения в Государственном музыкально-педагогическом институте им. М. М. Ипполитова-Иванова виртуоз стал дипломированным дирижёром.

Хотя за пультом маэстро уже давно не новичок: мастерство осваивает более десяти лет. За эти годы дирижировал Российским национальным оркестром, Большим симфоническим оркестром имени П. И. Чайковского, оркестром Мариинского театра, Симфоническим оркестром Московской консерватории. За рубежом Венгеров не менее востребован. Позади работа с оркестрами Торонто, Монреаля, Осло, Тампере, Гданьска. Сейчас на три года подписан контракт с филармоническим оркестром Оксфорда. В Москве Максим два дня. В первый день даёт концерт в Доме музыки. На сцене он и дирижёр и скрипач. В первом акте солирует артистке Мариинского театра Марии Максаковой. Во втором - исполняет виртуозное скрипичное соло из симфонической сюиты Римского-Корсакова «Шахерезада». На следующий день знаменитый скрипач даёт бесплатный мастер- класс в детской музыкальной школе при Московской консерватории. Второе мероприятие, как и первое, организовано при содействии Национального фонда поддержки правообладателей. Рано утром в разгар летних каникул в зале аншлаг. Маэстро, чей гастрольный график расписан на несколько лет вперёд, внимательно следит за выступлением юного дарования Даниила Булаева, исполняющего «Рондо» Антонио Баццини. Мальчик один из трёх счастливчиков, получивших возможность быть услышанным музыкантом, который, в свою очередь, не скупится на комплименты:

- Браво! - первое, что восклицает Максим Александрович, когда рука мальчика опускает смычок, едва ли не равный его росту.

Без фокусов!

- Максим, а какие впечатления от выступления с Марией Максаковой?

- Она замечательно пела. Я очень рад совместной работе, и нам всегда приятно обоим находиться на одной сцене. Мы давно дружим. Мария - замечательный музыкант и очень деятельный человек. У нас есть определённые планы о сотрудничестве. Надеюсь, что скоро мы их сможем обнародовать и воплотить в реальность. Пока же пусть они останутся небольшой тайной.

- Чем Венгеров-дирижёр отличается от исполнителя и педагога?

- Когда я играю - исполнитель, когда преподаю - профессор когда дирижирую - профессор и исполнитель. В этом уникальность профессии. Музыканты как дети. Как-то один из солистов камерного оркестра меня изводил одной нотой, напечатанной якобы неправильно в лучшем издании симфонии Моцарта, где опечатки быть не должно по определению. Понимаете, это была насколько я знаю альтовый ключ. Так что дирижёр должен зачастую знать в десять раз больше и быть, в первую очередь, телепатом: с помощью палочки, рук, глаз соединить каждого из музыкантов в одно целое и повести за собой. Это должно случиться в первые три минуты. Никакой мистики нет. Иначе музыканты вправе за дирижёром не идти. Он всегда будет виноват - недоработал, недостаточно много репетировал или, наоборот, перерепетировал. Такое тоже возможно. Дирижёр должен обладать движением, огромным арсеналом знаний, технических приёмов. С одной стороны, он гибкий, с другой - настойчивый: давить при этом нельзя. Это не игра в одни ворота, а сотрудничество. Оркестру нужно дать играть.

- Дирижёр может быть музыканту другом?

- Обязан! Музыканты должны знать - предлагаемое дирижёром решение пойдёт во благо. В этом заключается доверие.

- А фокусы выкидывают?

- Я должен прогнозировать, откуда будет фокус. Если не заметил, то плохой дирижёр. А вообще больше фокусов выкидывают ученики.

Тревожная скрипка

Свой первый мастер-класс Максим дал в Германии, куда из России родители привезли учиться одарённого сына. Ученику - 8 лет. Учителю - 14.

- Родители мальчика сдавали нам квартиру. Я своими уроками её оплачивал.

- А сами много времени в детстве проводили за инструментом?

- Занимался по 7-8 часов. Это было совершенно фаталично: нужно было выучить определённое количество произведений, сколько бы времени на это ни ушло. Поскольку родители (музыканты - Ред.) днём работали, занимался по ночам: в девять ужинали и до 3-4 утра разучивали пьесы. Без разницы, сколько - 5-6-7 часов...

Был материал, который нужно было выучить.

- Были моменты, когда хотелось бросить?

- Конечно! Но, если я говорил: «Всё, больше никогда не буду играть!», папа укладывал скрипку в футляр и закидывал на шкаф. Вначале я ходил счастливый, потом, пока она смиренно лежала, поглядывал наверх, и наконец просил, чтобы её достали. Но мне отказывали в этом, и тогда требовал. Представить себя без неё уже не мог!

- У вас в детстве было внутреннее ощущение того, что вы отличаетесь от своих ровесников? Рано осознали свою особенность?

- Очень рано. В пять лет уже знал, что стану скрипачом. Мне нравилась скрипка. Это благодаря педагогу Галине Степановне Турчаниновой у меня появиласьуверенность. Очень рад тому, что она по-прежнему работает в России и преподаёт в Москве. Ведь многие лучшие представители отечественной скрипичной школы из страны, увы, уехали. Если их не вернуть, наша выдающаяся школа ассимилируется с испанской, немецкой, английской...

Чтобы традиции не растворились, нужна поддержка государства. Наши профессора её не находят. Педагоги должны получать предложения, равноценные тем, которые делаются на Западе.

- Вы учили детей в Европе, Азии, Африке. Интерескклассикевсравне- нии с другими странами в России сохранился?

- На этот вопрос однозначно ответить очень сложно. Всё зависит от школы, педагогов. Во многих странах есть хорошие учителя. А есть гениальные! Например Галина Турчанинова или Захар Брон. Там, где они есть, существует почва для взращивания.

Вокруг них соответственная атмосфера, в которой есть мотивация стать музыкантом. Замечу, что в европейских странах, в России эта мотивация немного угасла - мол, зачем ребёнка учить музыке, если с её помощью порой нельзя заработать на кусок хлеба? Должен признать, что в Корее, Японии, Китае отношение другое: интерес к музыкальному образованию, наоборот, возрастает. Там есть желание познать большее.

Приятным груз

- Кто же вы в большей степени - музыкант, дирижёр учитель?

RIAN_00765882.HR.ru.jpg - Не могу выделить ни одной профессии. Видимо, по складу характера такой человек. Если приобретаю знания, возникает посыл с ними поделиться. Насценея переживаю радость от встречи с публикой. Мне очень важно разделять это чувство с людьми. Но самое ответственное дело, пожалуй, педагогика работа с детьми. Каждое произнесённое вслух слово или приём, который привожу в пример влияют на развитие. Если неудачно сыграю концерт, то самое страшное, что может произойти, - не пригласят в следующий раз. Если же дам неправильную установку, рекомендацию, совет ученику, могу безвозвратно ему навредить. Любое слово иногда жизненно важно. Поэтому из трёх дел самое ответственное - работа с детьми.

- Что делать, если талантливый ученик не хочет учиться?

- Все методы хороши. Когда я был маленький, у папы на стуле всегда под рукой висел ремень. Правда, он ни разу им не воспользовался. Хотя я уже 14 лет как профессор мне только 40 лет. Поэтому в этом смысле горького опыта не так много. Но был у меня ученик, который очень любил жизнь и сопутствующие ей развлечения, из-за чего очень часто приходил на занятия неподготовленным. Я видел, что он талантлив, и пришлось пригрозить: поставил его перед выбором - либо готовишься, либо выгоню из класса.


- Стать вашим учеником мечтают и стремятся многие. Приходится отказывать. Это делать тяжело?

- Сейчас у меня только одна постоянная ученица из Польши. Скорее я куратор проектов, в которых работают педагоги. Так что мне не приходится отказывать. Но иногда это необходимо делать. Решение должно прийти сразу. Нельзя давать надежду и начинать работать, а спустя время, из- за того, что что-то не пошло, говорить: «Вам нужно бросать!» От этого больно не только ученику, но и мне, педагогу.

Все ошибаются и имеют право на ошибку, но в случае с молодым музыкантом она губительна. Эта фраза равносильна выстрелу в упор. Хотя знаю известных педагогов, которые таким образом поступают.

К дочери на содержание

- Вы - человек мира. Родились в России, учились в Германии, живёте в Израиле, Швейцарии... Есть места, близкие сердцу? Куда вы любите возвращаться?

- Я в основном живу в самолётах. Но мне дорог Новосибирск, где я родился и не был уже десять лет. Там остались друзья, с которыми я продолжаю переписываться. Я очень люблю Москву, поскольку здесь тоже учился. Когда приезжаю, люблю хотя бы часок, если он у меня оказывается, побродить по старой Москве. Или сходить в Третьяковскую галерею. И, конечно же, люблю Петербург, с низким небом и не всегда солнечной погодой. Сейчас он мне особенно близок, потому что отсюда родом моя жена Ольга. Она искусствовед. В Питере в основном время проводим на даче с детьми.

- Чем Лиза и Полина вас в последнее время удивили?

- Сегодня мы гуляли в парке, и Лиза (ей чуть больше годика - Ред.) стала маленькой палочкой тыкать мне в глаз. Я ей говорю: «Как же так? Если ты мне выколешь глазик, как же я буду играть, зарабатывать?» А она мне отвечает: «Лиза сама будет зарабатывать деньги». Мы над этим вместе долго смеялись.

- Отцовство сильно изменило образ жизни?

- Семья - это моя крепость. Наши дети - наше будущее. Я неэгоистичный человек - всегда служил людям и музыке, но раньше больше жил настоящим. А теперь все мои дела и помыслы направлены на то, что я всё делаю для детей. И в этом нахожу смысл жизни.

- Хотите, чтобы они стали музыкантами?

- Несомненно. К тому же мы способны научить музыке детей. Но с условием, чтобы она была не в тягость, а в радость. Если почувствуем, что таланта недостаточно, то научим просто для себя. Ведь так приятно после рабочего дня поиграть на рояле или скрипке.

- Когда-то вы мечтали пересечь на «харлее» Америку. Мечта сбылась?

- Сейчас мечту детства осуществить сложно - неизвестно, чем может закончиться такая авантюра. Мой экстрим - это дети. А лучший отдых - побыть с семьёй: съездить на природу, поиграть в бильярд, сходить в музей. Завтра собираемся в Эрмитаж. Так отметим день рождения моей супруги.