Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Пока вынашивали бабу, выросла актриса

Пока  вынашивали  бабу, выросла актриса На фильм «Жила-была одна баба» режиссёр Андрей Смирнов потратил четверть века.

Трудно найти человека, который бы хоть раз в жизни не увидел фильм или не прочитал книгу об Октябрьской революции и последовавшей за ней Гражданской войне. Эпохальному событию, определившему нашу историю и современность, посвящён целый пласт отечественного искусства — от экранизированных романов «Тихий Дон» Михаила Шолохова, «Хождения по мукам» Алексея Толстого и «Дни Турбиных» Михаила Булгакова до самой горячей премьеры прошедшей осени (если не года) — фильма «Солнечный удар» Никиты Михалкова. Однако при всей художественной популярности остались в ней не тронутые ранее страницы. Среди них Тамбовское восстание 1921 — 1922 годов. Вот выдержка из приказа 1921 года: «1. Гранодан, отказывающихся называть своё имя, расстреливать на месте. 2. Селениям, в которых скрывается оружие, ... объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать... 3. Семья, в доме которой :    укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество её конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда...». Подписал документ тогда командующий, а в будущем Маршал Советского Союза Михаил Тухачевский. «Бандиты» — это крестьяне, у которых на нужды большевиков изымался хлеб, скот, зерно по программе продразвёрстки. Лишённые средств к существованию, они поднялись на восстание, жестоко подавленное Красной Армией в 1922 году. Деревни охваченной огнём Тамбовщины превратились в концентрационные лагеря, куда сгоняли крестьян семьями и расстреливали: жёны, дети, старики держали ответ перед комиссарами за то, что их мужья, братья, отцы отстаивают своё право на свою же землю. Брат шёл на брата, сосед на соседа, друг на друга, русский на русского. В этом ужас гражданской войны.

Одним из первых о событиях тех дней рассказал режиссёр Андрей Смирнов в 2011 году, выпустив на экраны фильм «Жила-была одна баба», в котором главную роль сыграла начинающая актриса Дарья Екамасова. В ноябре киноклуб «Кинопризыв» организовал показ фильма. После показа к зрителям вышли режиссёр и актриса. В поздний час буднего вечера переполненный зал кинотеатра «Иллюзион» покинули единицы. «Прямая речь» публикует ответы на некоторые вопросы, заданные артистам на этой встрече.

— Что вас, режиссёра «Белорусского вокзала», сподвигло снять фильм о крестьянстве в революции?

А.С.: Мне казалось, это главная тема XX века. Потому что по переписи 1917 года 83 % населения России относили себя к крестьянскому сословию. А ещё была значительная доля мужиков и баб, которые после Покрова на зиму уходили в город на заработки, а к весенней пахоте возвращались в деревню. Потом крестьян не стало, а сейчас деревня вообще вымирает. Мне хотелось понять причины, разобраться в том, как же так случилось. И почему советская история скрывает те миллионные жертвы, которые народ понёс не от иностранных завоевателей, а от своих сограждан. Это же не латышские стрелки, а русские люди создавали концентрационные лагеря, в которых пытали и расстреливали. Не худо бы нашей нации во всём этом разобраться.

За подлинность картины я ручаюсь. Даже слова командира перед расстрелом заложников — из протокола. Мне понадобилось 25 лет подготовительной работы. Я же человек городской. Мне нужно было пожить в деревне, поработать в библиотеках, архивах, пообщаться с людьми. И поехал в Тамбовскую губернию. Приезжаю в одну деревню, где 22 мая 1922 года было расстреляно 80 заложников. Представляете, кого? Мужиков-то нет — они в лесу, у Антонова (Александр Антонов, один из руководителей восстания — Ред.). А кто остался? 80 стариков, баб, подростков... И в этом селе меня приглашают в школьный музей. Милая учительница показывает фотографии, на которых председатель сельсовета, чекисты — то есть те, которые расстреливали. Я спрашиваю: «А где портреты тех, кого расстреляли? Ведь на этом месте убили 80 человек». А она мне отвечает: «Ну, мы не знаем... Нас этому не учили». Так что пора переучиваться. Как говорил американский философ Джордж Сантаяна: «Те, кто не помнит прошлого, обречены пережить его вновь».

— По какому принципу на роль главной героини вы утвердили Дарью Екамасову?

А.С.: Да потому что мне понравилось, как она работала! Были большие пробы. Многие из участниц были известные актрисы. А Даша тогда окончила музыкальное училище и ещё только собиралась поступать в ГИТИС. Меня даже невзлюбили за то, что утвердил её на роль Варвары. И поначалу видел, как над ней подтрунивали. Так продолжалось до тех пор, пока не дошли до сцены, в которой свёкор пытается её изнасиловать и она его убивает. После этого в актрису поверили, и отношение к ней резко изменилось. Это была первая главная роль в жизни Дарьи, за которую она получила премию «Ника» в номинации «Лучшая женская роль». Так что она удачлива. У нас вообще была прекрасная съёмочная группа — от второго режиссёра до водителя. Когда все собрались, я даже почувствовал себя неуверенно — хватит ли уровня моего профессионализма, чтобы всех удержать. В советское время такую бы не собрал.

Д.Е Если известные артисты пробовались 1 -2 раза, то я 22 и ходила на пробы как на работу. Уже решила, что меня берут подыгрывать артистам, и собралась отказываться от участия, как Андрей Сергеевич утвердил — одел на шею ладанку и говорит: «Деточка, готовься». Помню, тут же позвонила бабушке — мол, всё прекрасно, мы наконец-то купим душ на дачу. Я не представляла, что меня недёт. Нина Ивановна (Русланова — Ред.) предупредила: всё будет держаться на тебе. Андрей Сергеевич дал перечитать кипу книг. Я даже поехала в Киев, чтобы сходить во Владимирский собор, где покоятся мощи Святой Варвары. Но, когда начались съёмки, сложно было что-то сделать не так. Режиссёр знал, чего хотел. А невзлюбили меня, наверное, потому, что первые сцены — любовные — снимались с Серебряковым.

А.С.: Приятные    вокальные    фольклорные импровизации, которые вы слышите за кадром, исполняет Ольга Юкечева. Она с нашими актёрами занималась произношением, техникой речи. Они говорят не просто на особом языке — на этом диалекте разговаривали жители России от Калужской области до северной части Воронежской.

—    Ваша Варвара — Доктор Живаго в юбке. Кто написал сценарий?

А.С.:Я- В 1967 году, когда мне было 26 лет, в экспериментальной студии Григория Чухрая на материале Гражданской войны и восстания мы экранизировали рассказ Юрия Олеши «Ангел». Но картина легла на полку, негатив уничтожили. Однако лента, хоть и порезанная, чудом сохранилась. А в 79-м меня лишили права работать в кинематографе, и на 29 с половиной лет я ушёл из режиссуры. И, когда в 90-е замаячила возможность работать без цензуры, мне пришла в голову идея снять полную картину о Тамбовском восстании. В общей сложности «Жила-была одна баба» — это 25 лет труда.

Д.Е.: Я ещё не родилась, когда началась работа над картиной.

—    Как снимались сцены наводнения, венчания? Вы пытались создать на площадке особую атмосферу?

А.С.: Наводнение — это компьютерная графика, но кадр, где Дарью смывает волна, естественно, снимали в натуре. Картина стоила больше шести миллионов долларов. Но нас коснулся кризис, и мы потеряли почти миллион. Пришлось сократить зарплаты, и некоторые ушли. Кино — это физически тяжёлая работа. Двенадцатичасовой рабочий день зимой и летом. Но вокруг были очень талантливые люди. От меня не требовалось ничего, кроме того, чтобы объяснять.

Д.Е.: Сцену венчания мы снимали в действующем храме. После долгих поисков он стал единственным, где разрешили снимать. Там была особая атмосфера, где ничего играть не нужно. Я, как любая девушка, мечтаю выйти замуж. И когда находилась перед объективом, думала: «Скоро ты выйдешь замуж». Андрей Сергеевич создал уникальную атмосферу. Рабочий день начинался с того, что он всех, начиная с массовки, обходил, здоровался. И так же прощался — всех помнил по именам и знал в лицо. Это настолько объединяло, что все работали, будто вынашивали ребёнка.

А.С.: Так и надо работать!