Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Алексей Глызин: «В чёртову дюжину не верю»

Алексей Глызин: «В чёртову дюжину не верю»

В детстве исполнитель лирических песен «Зимний сад», «Ты — не ангел», «Пепел любви» любил всё делать своими руками

Для многих женщин исполнитель лирических песен «Зимний сад», «Ты – не ангел», «Пепел любви», «Поздний вечер в Сорренто» – воплощение настоящего мужчины: подтянутый, улыбчивый, романтичный. Певец не скрывает, что настоящие мужские качества он приобрёл в армии, куда был призван ровно 40 лет назад. Накануне 23 февраля Алексей вспомнил испытание службой, а заодно поделился с читателями «ПР» творческими планами.

В чёртову дюжину не верю

13 января певцу исполнилось 59 лет. Интервью даёт за рулём, буквально с колёс, возвращаясь поздно вечером из студии. После обращения по имени и отчеству «Алексей Сергеевич» просит обращаться только по имени:

– До «Сергеевича», видимо, пока не дорос. Слишком старым чувствую.

– Как отметили день рождения? Что подарили?

– Отмечал дважды. Первый раз в кругу семьи. Пришли дети, внук. Подарили много внимания. Порадовал старший сын (режиссёр на ТВ – Авт.). Он сделал подборку кадров из ранних программ – «Песни года», «Утренней почты», где я ещё совсем молодой. Было очень приятно и интересно. Даже ностальгия нахлынула. А 20-го отметил с друзьями. Из публичных гостей был Максим Дунаевский. Мы дружим лет 8-10. Познакомились в Америке, в Лос-Анджелесе. Там мы общались чаще. А сейчас у нас творческий тандем. У нас много общих задумок. Я пишу альбом с его песнями, выпущенными ранее. Но на диске будут и новые песни. Их сейчас записываю в студии. Перед Новым годом вместе ездили в Бразилию. Поднимались на Сахарную гору в Рио-де-Жанейро. Там потрясающая картина, когда буквально за минуту меняется цвет океана, облаков и появляется радуга, совершенно не похожая на нашу.

– Ваш день рождения совпал с пятницей 13-го… Из-за чёртовой дюжины переносили застолье?

– Да… совпало. Но ничего не переносил. Как-то не особенно я в это верю. К приметам отношусь спокойно. Мы сами себе создаём какие-то ситуации, из которых потом героически пытаемся выбраться. Для меня это был нормальный замечательный день. Вообще я люблю пятницу. Робинзон Крузо вообще связал свою жизнь с Пятницей, и ничего.

– Вы хорошо выглядите. Это следствие диет, занятий спортом, или генетика?

– Думаю, это генетика. Но иногда я вспоминаю, что моя работа сценическая, на меня смотрят люди, и мне необходимо поддерживать себя в хорошей физической форме. Потому стараюсь делать так, чтобы количество складок у меня больше не становилось. Но на совершенствование своего тела у меня крайне мало времени. Спортом занимаюсь по возможности: играю в футбол, плаваю в бассейне, хожу в тренажёрный зал. Но режима у меня нет. Могу заснуть в четыре утра и проснуться в шесть, потому что надо куда-то выезжать. Или, наоборот, полдня нахожусь в состоянии анабиоза. Особенно после новогодних мероприятий тяжело себя привести
в рабочее состояние.

Лучшие годы – у бабушки

– Что вспоминаете при упоминании родных мест?

– Это был период становления. Электричка, сквер напротив дома, музыкальная школа, бабушка. Родители у меня развелись. У мамы была ответственная должность, она много времени проводила на работе, а я – у бабушки в Перловке. Это были лучшие годы. Я вам рассказываю, а мысли о том времени там. Так сразу не объяснишь. Сильная ностальгия. С утра просыпаешься, бабушка жива-здорова, идёшь к соседу, начинаешь что-то мастерить. У меня там были два двоюродных брата. Мы вместе делали турники, теннисный стол, потом из досок выпиливали теннисные ракетки. Это сейчас звучит как архаизм какой-то. Потому что турники устанавливают во дворах специальные службы, а в магазинах спорттоваров всё можно купить. Тогда этого не было. Всё делали своими руками. Ещё рядом жил дядя Гаря. Он в школе преподавал рисование и черчение. Под его руководством мы сделали машину с однотактным двигателем от мопеда. И она у нас ездила. Напротив нас был посёлок «Дружба». Там были пруды. Туда бегали купаться, строили лодки, пытались пустить на воду. Помню, как создали и запустили модель планера. У нас была хорошая компания мальчишек. Позже мы переехали ближе к метро. Жили на улице Енисейской. Тогда я учился в радиотехническом техникуме на Комсомольской набережной, каждое утро нырял в метро на станции «Бабушкинская».

– А сейчас в метро спускаетесь?

– Как-то опаздывали на поезд. Решил добраться на метро. Сказал, если успею, то буду и дальше ездить в метро. Но не успел. Увидел хвост уходящего поезда. После этого я опять стал ездить на машине.
А вообще предпочитаю ходить пешком, но на это нет времени.

– Как относитесь к тому, что на улице узнают? Когда почувствовали популярность?

– Это было ближе к 90-м. С одной стороны, приятно, с другой – надоедает. Ничего страшного в том, что меня иногда узнают, нет. Я же сам себе профессию выбирал. Хотя тогда не думал, что меня будут узнавать и у меня появятся блага и привилегии. Ни для этого я шёл в профессию. Меня всё-таки вдохновляет и занимает музыка, а не то, как на меня посмотрят. Конечно, замечательно вни-
мание девушек, женщин. Было бы странно, если бы этого не происходило. Просто
к этому привыкаешь. Но играть и петь ради популярности никогда не собирался.

«Зимний сад» записывали ночью и не зимой

– Вы играли у Пугачёвой, ушли из «Весёлых ребят», отказались от предложения работать в группе «Парк Горького»… Сожалеть приходилось?

– Не люблю сожалеть и говорить о том, что было. Я живу настоящим и будущим.

– А сейчас что слушаете? Когда звучит песня «Автомобили», приёмник переключаете?

– Я слушаю радиостанции, на которых звучит джаз, рок (кстати, в телефоне при ожидании ответа вместо зуммера звучит музыка оркестра Поля Мориа – Авт.). Мои песни, как сейчас принято говорить, в формат этих радиостанций не вписываются. Когда их слышу, реагирую спокойно. Часто друзья или знакомые звонят, говорят, что слушают мою песню. Она как напоминание обо мне. Приятно.

– Слышал историю, что после крупной железнодорожной катастрофы из эфира сняли песню «Бологое». Вы пели её в составе «Весёлых ребят». Действительно такое было?

– Впервые слышу. Каких-то проблем с песнями у меня не было. Пожалуй, самой сложной оказалась «Зимний сад». Мы её впервые увидели в новогодней программе, но писали, если память не изменяет, не зимой. Помню, что проблемы были на записи. Гитарное соло из-за технических проблем записывали 8 часов – в 12 ночи начали, в 8 утра закончили. Были песни, которые претерпели несколько аранжировок. Например, песню «То ли воля, то ли неволя» мы пытались сделать в кантри и жёстком роке. Были и те, у которых переписывались слова. Песня «Пепел любви» вначале называлась «Роли», и пелось в ней о том, что в жизни каждого они меняются.

– Вас окружает сугубо мужская компания – двое сыновей и внук. О девочке не задумываетесь?

– Пути Господни неисповедимы…