Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

«Ангелы и мечты» Владимира Кузьмина

«Ангелы и мечты» Владимира Кузьмина

Новый альбом популярного исполнителя спустился с небес на землю

История его создания и выхода в Первом музыкальном издательстве так же увлекательна, как и творческая жизнь самого певца, музыканта, автора, байкера, рокера, – словом, романтика с большой дороги!

Бог в помощь!

Наверное, это и есть озарение. В одну из ночей в студии на 21-м этаже, в потолке, по словам музыканта, будто проделали дырку, через которую с неба на Владимира буквально полился поток… нет – не воды, а музыки и слов.

– Это было как послание. Я схватил лист бумаги с ручкой и начал записывать: рука не успевала за словами и мелодией. Отложил в сторону ноты, гитару, забыл про компьютер, принтер, лишь бы угнаться ручкой за мыслями. Исписанные бумажки были разбросаны повсюду – на столах, полу, диване… Это как какой-то полёт. И так продолжалось два года. Вечером, ночью, утром, днём – в перерывах между гастролями, после концертов – за два года написал 52 песни: первую, «Радость», в 2007-м, последнюю, «Глаза», в 2008-м. Как сейчас помню: на часах 8.30 утра. Я сказал себе: «Всё! Больше ничего писать не буду, потому что лучшего уже не напишу!» Понимаете, что интересно – всё получалось с первого раза. Рядом со мной никого не было. Написал, сыграл соло на гитаре, пошёл в комнату с микрофоном и записал. Перепел только «Никто». Потому что добавил жёсткости в текст.

– Местами альбом кажется меланхоличным…
– У меня не было никакой депрессии. В подавленном состоянии ни один творческий человек ничего не напишет. «Ангелы-мечты» – четвёртый и последний диск из альбома-квадрологии «Эндорфин». Так древние греки называли гормон счастья. Диск, наоборот, светлый, добрый, жизнерадостный. Конечно, иногда мне было грустно. Грусти не знают только прожжённые отморозки или циники. Вот первый диск из серии – «Эпилог» – сложный. Он слишком страшный, тяжёлый: не могу его слушать, особенно дома. В нём песни, предупреждающие Степана (сын – Ред.), когда он ещё жив; там есть конкретная песня, посвящённая Лизе (дочь – Ред.) – «Нет слёз». Они есть. Я без них не могу её слушать.

– Часто упоминаемое имя Господа – это и есть послание с небес?

%d0%ba%d1%83%d0%b7%d1%8c%d0%bc%d0%b8%d0%bd-8.tif – Прежде чем закрутилась вся эта история с альбомом, у меня произошла знаменательная встреча. Раньше довольно часто лихачил на мотоцикле. Как-то поехал покататься и каким-то чудом выскочил из-под КамАЗа, водитель которого меня вообще не заметил. Не представляю, как остался жив. Приехал домой и в 3 часа ночи снова сел на мотоцикл и отправился к батюшке в деревню. Несмотря на поздний час, он меня принял, и мы поговорили о жизни. Отец Владимир сказал, что я сильный человек и должен продолжать так же жить и заниматься творчеством. И добавил: «Напишите что-нибудь о Боге». Когда засобирался в обратную дорогу, он предложил отвезти на своей машине, но я отказался. А что произошло дальше, уже известно – начал писать в бодром расположении духа, без допинга, потому что он мне уже был не нужен. Бог дал! Неслучайно у меня есть песня «Послание с небес». Просто многие не понимают, о чём идёт речь.

– Поясните…

– Это история, где нет ничего бытового – одна романтика, у истоков которой любовь. Моей задачей было показать её огромную силу: тогда жизнь сама по себе станет такой же красивой и прекрасной, как сама мечта. Что бы ни случилось, важно друг друга понимать и стремиться делать жизнь любимого человека счастливой.

– На себе почувствовали силу веры? Как она проявилась?

– Благодаря Богу всё моё существование и то, что столько лет нужен людям. Это вершина радости. Это же объяснять не нужно. Вообще, нет никакой силы! Есть смирение и стремление быть нормальным человеком.

– К вере постепенно пришли?

– Мой отец – военный, мама – учительница английского языка. У меня обычное воспитание советского человека. А вот бабушка, к которой ездил на каникулы, была верующей. У неё в комнате висели иконы, перед которыми по вечерам она за нас молилась. Вначале перед таинством, как перед всем неведомым, испытывал какой-то страх, а потом приобщился и стал относиться с благоговением. Я знал, что Бог есть, Бог есть любовь. Он во всём, всегда, вечно.

– А отчаяние что в большей степени помогло пережить – вера, работа или жена?

– Женщины отвлекают от проблем, но проблем не решают. Работа поможет только тогда, когда пропитана любовью к музыке и людям, а не стремлением менеджеров заработать больше денег. Если человеку плохо, ему, кроме Бога, никто не поможет.

Рано жить воспоминаниями

– А как встретили альбом поклонники?

TASS_160390.jpg – Пока не слышал ни одного нелестного отзыва. Со мной такое впервые. Думал, все будут критичны – мол, слишком много романтики, лирики, сентиментальности. Не поверят в подлинность. А все хвалят!

– Вы эмоциональный человек. Не боитесь в социальных сетях читать отзывы?

– А я редко заглядываю туда. За меня это делают мои друзья – поклонники с 1982 года. Даже не предполагал, что им тоже понравится. Многие «эсэмэсками» закидали – прекрасный альбом. Честно говоря, был удивлён. Но для того и живу, чтобы творчеством доставлять радость.

– Почему выход альбома растянулся на несколько лет?

– Для меня он, действительно, стал долгожданным. Вначале студии не хотели браться, потом грянул кризис. Уже не знал, что дальше будет, как откликнулось Первое музыкальное издательство. Правда, решили выпускать не целиком, а поочерёдно.

– Вам песни приходят во сне?

– Так было с песней «Дом». Это тот редкий случай, когда я через силу вскочил, включил магнитофон и записал. Она о том, что мы проживаем параллельную жизнь, но дом наш вечный, потому что душа живёт вечно.

– Вы на профессиональной сцене с конца 70-х годов, а первую группу организовали в 12 лет. «Мелодия», «Самоцветы», «Карнавал», «Динамик», дуэт с Пугачёвой – суперуспешная сольная карьера. Не возникало ощущения, что написали всё, что хотели? Лейтмотив остался тем же, что и во времена, когда были созданы «Моя любовь», «Две звезды», «Когда меня ты позовёшь», «Ромео и Джульетта»?

– Никогда не мыслил песнями. У меня сразу рождается концепция альбома – представляю стиль, содержание. А когда записал, уже живу следующим. Мне не важно, вышел он или нет. Я забыл про то, что было, и живу новым! Не люблю мусолить одно и то же: мол, всё лучшее уже написал, потому ничего подобного не создам, больше не буду сочинять – исписался. Как-то не стою на месте. К тому же мне всегда интересно играть на концерте. Мне несвойственна ностальгия – не слушаю свои песни, не смотрю записи. Может, для этого ещё не пришло время. Вообще, у нас не ценят артистов в той мере, в которой они того заслуживают. То, что прощают в Америке или Англии, у нас с рук не сойдёт. Посмотрел как-то выступление Джими Хендрикса… Совершенно никакой, играл мимо нот, а люди сидели и балдели… А у нас, если не спел песню «Когда меня ты позовёшь», какая-нибудь бабушка сразу идёт билет сдавать и кричит, что её обманули – это не Кузьмин.

– Помните свой первый успех?

TASS_8265948.jpg – Сначала я стал звездой во дворе, где лучше всех играл на гитаре, потом первым в школе, области, но, когда пришёл успех «Динамика», разочаровался. Я не стремился собирать полные стадионы, чтобы играть одно и то же. А тут стало невозможно войти или выйти из подъезда. Хорошо, что это позади. Всё-таки беготня от поклонников – дело молодых.

– Но профессия обязывает к публичности. В мае 1984-го,
30 лет назад, вы дали 26 концертов подряд в Ленинградском спортивно-концертном комплексе имени Ленина – на одной из крупнейших площадок Европы. Кажется, тогда вас и заметила Пугачёва…

– Нет, это было позже. Алла Борисовна должна была выступать в Швейцарии на рок-фестивале и искала соответствующую песню. Александр Кальянов сказал, что такую напишу я. Отправил ей кассету, где среди остальных была песня «Менестрели». Услышав её, она посетила концерт «Динамика», после которого и пригласила меня в «Рецитал». Годы работы с ней стали хорошей школой. Представьте, выступать после неё во втором отделении! Мою манеру исполнения назвала «кузьминизмом» – мол, не показываю своего вежливого отношения зрителям. Иногда говорила: «Будь вежливее – где поклонись, где поймай взгляд и ответь...».

– Сейчас не верится, что собирались связать свою судьбу с железной дорогой…

– Было дело… В 1972 году поступил в МИИТ. Правда, проучился недолго. Быстро понял, что хорошего железнодорожника из меня не получится. И, не дай Бог, что-то не так сделаю и погублю чью-то жизнь. Поэтому из института ушёл, поступил в музыкальное училище и связал свою жизнь с музыкой. Уже тогда не сомневался в правильности своего выбора.

Фильм о Фёдоре Михайловиче расстроил

– За годы работы не было желания на всё махнуть рукой?

TASS_565796.jpg – Конечно было! Более того, я это неоднократно делал. Даже в Америку уезжал… Но потом вдруг понял: всё, о чём мечтал, сбылось. Стало скучно. Я написал «Сибирские морозы» и вернулся домой.

– А как расслабляетесь? Например, снимаете стресс…

– На мотоцикле люблю поездить. Правда, в Москве из-за пробок это получается очень редко. Довольствуюсь ездой в Подмосковье. А лучше где-нибудь на побережье Атлантики, где водители уважают друг друга, соблюдают правила дорожного движения, не подрезают. Когда садишься в седло, становишься другим человеком – успокаиваешься. Особенно если погода хорошая.

– Отдыхать успеваете?

– Когда устаю от гитары, в руки беру скрипку или саксофон. Я не умею отдыхать. Отец приучил много ходить пешком. Выхожу на набережную и совершаю променад. Несмотря на уличный шум, в голове всё равно постоянно крутятся стихи, музыка. Даже в студии нахожусь в беспрестанном движении. Как-то засёк на шагомере – 5 километров прошёл. И на пляже особо не люблю купаться, валяться. Нырять надоело. Когда приезжаем с женой, вначале гуляем по побережью, а потом берём мотоцикл напрокат, надеваем шлемы, куртки и вдвоём гоняем.

– В пути что слушаете?

– Всё зависит от настроения. Я вырос на западной музыке, которую слушали в военных гарнизонах Прибалтики. Когда по радио ловили музыкальную программу, прогуливали уроки. До сих пор вспоминаю «Голос Америки»: «У микрофона Тамара Домбровская. Вы слушаете новый альбом группы «Beatles» «Abbey Road»...». Песню Джона Леннона и Пола Маккартни «Come Together» очень люблю и сейчас.

– А что читаете?

– Читаю очень быстро и между делом. Сейчас с удовольствием перечитываю Франсуазу Саган. В машине слушаю «Преступление и наказание» Фёдора Михайловича Достоевского. Я эту книгу перечитываю уже 45 лет. Мне нравится, как построено каждое предложение. Достоевский – кладезь жизни, нежности, любви. Потому меня расстроил фильм о нём, где его показали злым, прямолинейным, порочным. То, что увидел несколько лет назад, кажется, не соответс-твует действительности. Сейчас ТВ вообще не доверяю – смотрю только спорт.

– Что может выбить из колеи?

– Да всё что угодно! Любая мелочь! Вот сейчас нервничаю: у меня гастроли, мне в аэропорт, а я, разговаривая с вами, опаздываю на самолёт.

– Удачной дороги!