Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Не метеозависимый Ладислав Бубнар

Не метеозависимый Ладислав Бубнар

Финалист последнего «Голоса» разглядел своё предназначение

Лёгкий акцент поющего на русском языке иностранца на нас действует так же, как ароматная ваниль французской булочки. Почувствовав тонкий вкус, мы млеем от смягчённых твёрдых согласных и тягучих, вычурно правильно произнесённых гласных, вспоминая правило «как слышим, так и пишем». Бисер Киров, Яак Йоала, Карел Готт, Анне Вески всегда манили пеленой таинственности. Они вроде рядом, но при этом занимают недосягаемые из-за огромных расстояний орбиты, – впрочем, как и положено звёздам. И, похоже, на небосклоне появился тот, кому суждено продолжить магическую звёздную плеяду. Когда в финале «Голоса» выступил Ладислав Бубнар, сети взорвали эпитеты «потрясающий», «неподдельный», «солнечный», «самобытный», «настоящий»… Для миллионов телезрителей он стал откровением исполнительского мастерства, которое можно выразить житейскими словами: «Вот это я понимаю – голос…» Ясный и понятный, красивый и сильный, мужественный и сладкий, подкреплённый к тому же диапазоном в четыре октавы, которые охватить дано немногим…

Джентельменский набор

Интернет-аудитория и зрители осыпали его эпитетами, а он, уйдя за кулисы, плакал. В финале забыл слова второго куплета. И ладно песня была бы малоизвестная, а то шлягер «Браво» времён Валерия Сюткина «Московский бит». Сложный текст куплета в первых тактах, чтобы уложить в ритм, нужно выстреливать почти скороговоркой, а потом в припеве начинать перечислять города, названия которых не каждый русский не то чтобы не знает, а произнести с первого раза не сможет – тот же Сыктывкар… Для иностранца – сущая пытка. Четыре ночи физического и умственного напряжения, он вообще не спал. На нервной почве прихватило спину так, что в день эфира не смог подняться с постели: пришлось ехать в больницу и блокировать воспалённый нерв. В какой-то момент нахлынули отчаяние и безнадёга: Ладислав предложил возвращаться домой.

– А что скажем людям, которые за тебя голосовали? – услышал конкурсант ответ продюсера. – Я не выучил песню, и мы не будем её петь?

Единственный аргумент сработал. Ладислав вышел на сцену и, подхваченный музыкой Евгения Хавтана, не растерялся, создав вместо забытых слов каламбур наподобие того, которым в 1994 году выстрелил Джон Скэтмэн. («I’m the Scatman…» Помните?)

А заодно перед десятком камер в прямом эфире участник «Голоса 6» подтвердил своё «живое» исполнение и профессионализм. Так поступает настоящий артист. Вопреки всему идёт на сцену. Слёзы потом. Полгода прошло, а он и теперь, вспоминая эфир, отводит в сторону неловкий взгляд и с досадой говорит: «Некрасиво получилось…»


Средь дней без упоения

Он родом из славной пивом и колбасками Словакии, но не пьёт и не ест ни того, ни другого. Калорийные блюда и напитки национальной кухни препятствуют артистической форме, которая, как известно, требует многих ограничений. Его первая песня на русском языке называлась «Как упоительны в России вечера». Дело было в Праге – он долгое время жил в Чехии. Спеть попросили русские друзья, обосновавшиеся здесь. Им, в свою очередь, послушать Ладислава порекомендовали в Фонде помощи выпускникам детских домов: мол, парень талантлив.

Это были дни, совершенно не знавшие в его жизни упоительных вечеров. В 25 лет он уехал из Братиславы в Прагу: не чтобы жить, учиться, любить, работать, а чтобы выжить. Чешская столица предоставляла больше шансов сироте, выросшему в детском доме и выпущенному во взрослую жизнь. Он не знал материнской ласки, заботы, тепла, отеческой защищённости, но имел очень хорошее представление о боли и унижениях, подобных тем, которые пережил известный диккенсовский персонаж Оливер Твист двумя столе¬тиями ранее. После долгих скитаний мальчик наконец-то оказался в том детском доме, где воспитатели открыли в нём удивительный дар, данный не иначе как свыше. Ладя, как его ласково называют в близком окружении, обладал уникальным голосом. Не ведая нотной грамоты, не умея играть на музыкальных инструментах, он безошибочно запоминал и повторял впервые услышанные терции, квинты, доминанты, субдоминанты, септаккорды. Ему достаточно было один раз услышать мелодию, чтобы переложить её в другой транскрипции. Мальчик любил иногда закрыться в ванной или туалете, где среди акустики выложенных кафельной плиткой стен его голос звучал особенно звонко. Конечно же, однажды его услышали.

– У тебя очень красивый голос. Почему ты не поёшь? – поинтересовалась директор, узнав о сироте-соловушке среди воспитанников детского дома. – По-моему, ты мог бы петь, как Карел Готт.

Впервые Ладислав услышал тёплые слова… Педагог проявила своё участие в воспитании таланта. Мальчика отправили изучать оперный вокал в музыкальное училище, преобразованное ныне в Кошицкую консерваторию. Началась жизнь, которая открыла подростку новые горизонты. После училища его приняли в Кошице в Оперный театр. Он год за годом пел, а горизонты уводили дальше. На испанской Менорке зал встал, встречая его исполнение бурной овацией. Ладислав не то чтобы понял – почувствовал: его голос нравится публике, и он хочет стать певцом. Ему исполнилось 18 лет. Но только подумал, как сказка закончилась. Руководитель театра Петер Дворский получил приглашение воз-главить театр в другой стране, а новый директор распустил прежнюю труппу. Ладислав, оставшись не у дел у нового руководства, уехал в Прагу, где, как сейчас признаётся, прошёл семь кругов ада, прежде чем познакомился с россиянами, ставшими впоследствии его друзьями.


Сердечное настоящее

Может, оттого нотки его голоса так искренне задевают российских слу¬шателей? В них чувство жизни – одно большое, в котором печаль, тревога, маленькие радости и огромное счастье с ощущением его зыбкости. Говорят, чтоб артистом быть настоящим, надо жизнь повидать. Мы встречаемся на уютной веранде расположенного на берегу Сетуни кафе. В тени деревьев над низкими столиками и широкими диванами, покрытыми восточными подушками, витает воздух неизвестно откуда взявшегося, занесённого на северные широты южного променада. Видимо, с собой доставили болельщики, слетевшиеся на чемпионат. Свисающие ветви ивы видятся тропическими лианами и никак не хотят принимать подобающий вид. На днях Ладислав вернулся из Санкт-Петербурга, где открывал фестиваль «Алые паруса». Теперь у него большой тур с Пелагеей. Баку, Муром, Тверь, Томск, Алтай, Москва, вновь Санкт-Петербург…

– Москва, Санкт-Петербург – большие города. Много концертов, шоу. В маленьких городах такого нет. Видимо, поэтому публика более внимательна и благодарна, – делится первыми впечатлениями от встречи с российской глубинкой певец.

У выпускника «Голоса» лето расписано до крайнего августовского дня. Ему не до футбола. Если в Москве, то репетиции, занятия по языку, хореографии, вокалу. В разгаре премьера песни «Метеозависимы». Говорить, о чём песня, – пустое. Каждый слушатель найдёт в ней своё, важное для себя. Банальный разговор о погоде интересней:

– Настоящую любовь не испортит никакая погода. В природе случаются катаклизмы. Человек должен оставаться человеком, несмотря на происходящее вокруг. Если вокруг всё хорошо, то хорошо. Если плохо, цепляйся за то по-настоящему хорошее, что в тебе есть. Этой песней хотел сказать о том, чтобы люди любили друг друга. Тогда всё вокруг будет красивым. Простите, многие вещи не знаю, чтобы говорить по-русски…


– Солнца у нас на самом деле мало. Что помогает преодолеть настроение, когда руки опускаются?

– Все знают: «Голос» на два месяца. Что дальше? Но в моей жизни есть люди, которые помогают быть наплаву. Я это ценю. В России у меня появились крёстные родители. Мои продюсеры приехали со мной, хотя могли бы прекрасно жить и работать в Праге, как раньше. Они вселяют веру. Я четыре раза в неделю хожу на уроки русского, два раза в неделю – английского. Занимаюсь танцами, хореографией, актёрским мастерством. Сейчас готовим большое шоу. Это музыкальный спектакль-иллюзия «Дом с привидениями», премьера которого состоится осенью, с 10 по 14 октября в ГЦКЗ «Россия». В декабре выступлю в важном сборном концерте. У меня нет времени тосковать или грустить. Я даже свою собаку в Москву перевёз.

– И никто палки в колёса не ставит?

– Ещё не было такого человека в России, который хотел бы мне помешать. Конечно, мои песни и я не можем всем нравиться. Это нормально. Но я пою от сердца и хочу дать то, что не могут дать другие певцы. Меня поддерживают и очень искренне ко мне относятся. Не зря говорят о том, что русские люди отзывчивые, добрые… И есть такое слово… Помогайте мне… О, вспомнил, душевные! Но также я знаю, что обязательно найдутся и те, которые не захотят, чтобы я стал лучше и выше на одну ступеньку. Пока этого нет.

Мечты сбываются!

– 30–40 лет назад в России был очень популярен Карел Готт. Его и сейчас любит старшее поколение. В отборе на «Голос» ты спел его песню. Новое – это хорошо забытое старое? Ты решил использовать этот приём?

– О, нет! Так бы не сказал. Конечно, в детстве его очень много слушал. Взрослые часто просили меня петь его песни. Но в «Голосе» спел, чтобы показать свой дар. Думаю, люди меня полюбили за мой голос. Я даже не ожидал, что за меня проголосует 75%. А когда услышал «Вдоль по улице метелица метёт…» (певуче и нежно напевает наш герой), то подумал: «Вау, какая песня!..» Если бы не нравились русские песни, не пел бы. Они очень лирические и красивые.

– Пелагея подсказала, направила, помогла?..

– Пелагея раскрыла во мне новый талант – петь в технике «бельканто». Я не знал, что так можно петь. Мне понравилось. Очень рад, что выбрал Пелагею моим наставником. Она моя любимица. Мы сейчас хорошие друзья, чему очень рад. Познакомился с её мужем, хоккеистом Иваном Телегиным. В шоу мне также очень понравился Александр Градский. Я, правда, раньше не знал, что он такой крутой певец. А когда познакомился поближе, узнал его ещё и как очень хорошего человека. Когда он запел «Леди-карнавал», я не растерялся и запел с ним дуэтом.

– Ты не пытался найти объяснение своему таланту? Не было попытки найти родителей?

– Когда исполнилось 18 лет, я решил познакомиться со своей семьёй. Мне помогли её найти органы опеки. Они разыскали дом, в котором жила моя мама. Когда я приехал, её не было. Меня встретила сестра. Увидев меня, не зная, кто перед ней стоит, она тут же сказала: «Я знаю тебя! Ты мой брат. Я это чувствую». Это было как в сказке. Сестра пошла к бабушке за мамой. Мы прошли в большую комнату. Когда они пришли, мама упала со слезами на колени и стала объяснять, почему меня оставила. Мы все плакали. А на следующий день собрался полный дом гостей, и она взяла в руки гитару и начала петь песни. Я понял, что талант у меня от мамы. Я до 25 лет жил в детском доме. Моё детство не было детством. Меня били, я жил в тирании, я не знал, как говорить. Если бы не люди, которые мне помогали, меня бы уже, наверное, не было. Теперь пришло моё время помо-гать. Мне много не нужно. У меня всё есть в моей душе – любовь… Надо дать её детям, у которых нет папы и мамы. После благотворительного концерта в Праге мы все деньги потратили на подарки для больных онкологией ребят из Коломенского детского дома. Мы им пообещали во время первой поездки. Они не верили, что мы вернёмся. А мы вернулись… Вы бы видели их глаза. Им не важны были подарки. Они узнали, что есть те, кому они не безразличны. Люди родились для того, чтобы помогать. Я так чувствую. Я для этого родился. Своим примером хочу показать – мечты сбываются!


Фото: из личного архива Ладислава Бубнара