Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Сказания Алексея Муравлёва

Сказания Алексея Муравлёва Кадр из фильма режиссёра Бориса Рыцарева «Волшебная лампа Аладдина». 1966

«Фирма “Мелодия”» выпустила диск едва ли не самого почтенного композитора в мире, исполняющего свои произведения. Алексей Муравлёв – автор музыки более чем к сотне документальных, научно-популярных, мультипликационных, художественных фильмов, среди которых «Белый пудель», «Муму», «Волшебная лампа Аладдина», «Дом с мезонином», «Сказка о купеческой дочери и таинственном цветке (Аленький цветочек)», «Удивительная история, похожая на сказку». В День пожилого человека «ПР» узнала о самых незабываемых встречах композитора, который и в 91 год продолжает концертную деятельность.

Пять с крестиком от Римского-Корсакова

Бабушка композитора, Евгения Владимировна Родзевич, всю жизнь гордилась тем, что выпускной экзамен по гармонии в Санкт-Петербургской консерватории сдала Николаю Римскому-Корсакову на пять с крестиком – так тогда называли «плюс». Сказочные образы, созданные русским классиком, будоражили воображение Алексея с того момента, как в 6 лет родители повели мальчика в Мариинский театр на оперу «Руслан и Людмила». В роли Руслана – знаменитый бас-баритон Павел Андреев. На следующий день Алексею показали «Сказку о царе Салтане» с любимой детской песенкой «Во саду ли, в огороде». И так случилось, что первым свидетелем сочинительского опыта Алёши стал внук знаменитого композитора – педагог Георгий Михайлович Римский-Корсаков, с матерью которого была дружна бабушка юного дарования. Занятия проходили в доме учителя, где все стены были увешаны портретами знаменитого пращура. Под чутким руководством потомка великого композитора мальчик постигал уроки теории и совершал первые шаги в мир композиции: 

– Георгий Михайлович никогда не вмешивался – только исправлял ошибки.


Недовольство Глазунова

В три года Алёша самостоятельно подобрал, сыграл и транспонировал во все тональности прелюдию до мажор из «Хорошо темперированного клавира» Иоганна Себастьяна Баха – одного из любимых произведений его мамы Евгении Вячеславовны – обладательницы красивого колоратурного сопрано. Когда ему было четыре года, она повела показать способного мальчика директору Петербургской консерватории, композитору Александру Глазунову. Несмотря на юный возраст, он навсегда запомнил встречу:
– Мы вошли в здание со стороны сквера. Прошли по коридору, пока не упёрлись в дверь кабинета. В углу у окна, за большим столом, виднелась грузная фигура Глазунова. Лица не помню. В центре кабинета стоял чёрный рояль. По стенам развешаны портреты Римского-Корсакова, Бородина, Чайковского, Глинки… Александр Константинович усадил меня за инструмент, попросил что-нибудь сыграть. Тогда я страха не знал и, естественно, был слишком мал, чтобы чего-то бояться. Вначале сыграл на гармошке народные песни, а потом на рояле – прелюдию Баха, после чего меня попросили выйти из кабинета, где осталась мама. Через некоторое время она появилась в дверях, и я услышал слова Глазунова: «Выбросите, как галошу, эту гармошку, иначе она испортит ему слух! Когда мальчику исполнится 6 лет, я начну с ним заниматься».

Урокам не суждено было начаться. Шёл 1929-й. Александр Глазунов уехал за границу, откуда в Советскую республику уже не вернулся.

Оценка Глиэра

За год до окончания музыкальной школы-десятилетки при Ленинградской консерватории Алексей досрочно сдаёт экзамены, чтобы скорее поступить в саму консерваторию. 21 июня 1941 года сдал последний экзамен на пять с плюсом (по специальности «фортепиано» – Ред.), а на следующий день началась война. Аттестат о среднем образовании Алексей Муравлёв так и не получил. Семья эвакуировалась на Урал, где абитуриент «без корочки» поступает в Свердловскую консерваторию (ныне Екатеринбургская – Ред.) сразу на два факультета – фортепианный и композиторский. Столица Урала в годы войны становится музыкальной столицей страны. Здесь работают Глиэр, Хачатурян, Шебалин, Белый, Нейгауз, Мария Гринберг, Богатырёв (из Минска), Столярский (из Одессы)… На занятиях знакомится со старшекурсником Эдуардом Колмановским. Студенты подружились. Колмановский приводит Муравлёва к своему преподавателю – профессору Московской консерватории Виссариону Шебалину. После прослушивания знаменитый педагог скуп на похвалы, но благосклонен: «Вам надлежит заняться изучением современной музыки: Вы её плохо знаете», после чего берёт Алексея слушателем в свой класс. В стране голод, холод, бедность. Отец работает на эвакуированном в область заводе, мать с детьми подселяют к местным жителям, в комнату, где по ночам от мороза «в камень» застывают простыни. Вскоре Муравлёв с братом в силу семейных обстоятельств отдельно от матери переезжают в комнату с пьянчугой. Как только Лёша садится за фортепиано, тот грозит поотбивать ему руки. Тяготы и лишения военного времени компенсируют интересные занятия. Вдохновлённый сказами Бажова, студент буквально окунулся в литературный и музыкальный фольклор владений Хозяйки Медной горы. В Свердловске начинает работать над фортепианной версией литературного произведения – цикла «Сказы». Под руководством Шебалина Алексей пишет струнный квартет, следом – фортепианную сюиту. Оба произведения звучат на экзамене после первого курса. В комиссии Глиэр, Хачатурян. Экзаменаторы настолько впечатлены, что идут на беспрецедентный шаг: студента принимают в Союз композиторов. В 1944 году Алексей переводится в Московскую консерваторию. Переезд инициирует Виссарион Шебалин. По дороге юноша заезжает в родной Ленинград: верхний этаж углового дома, где они жили до войны, срезан снарядом.

Умудрённый Бажов

В Москве Алексей Муравлёв продолжает и заканчивает фортепианную версию литературного произведения – цикл «Сказы». Сочинение становится курсовой работой, и в 1947 году начинающий композитор везёт его на Первый всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Прагу. Он едет в компании с Карэном Хачатуряном и Арно Бабаджаняном. В пути они делают остановку в разрушенной Варшаве, где в руинах живут выжившие в войне. Тягостные впечатления не идут ни в какое сравнение с видами почти не тронутой огнём чешской столицы. Родина Дворжака, Сметаны, Чапека встречает молодых композиторов чешскими колбасками и, конечно же, пивом. На музыкальном конкурсе Муравлёв и Хачатурян получили по первой премии. Бабаджаняну досталась вторая, отчего самый старший в тройке композитор был раздосадован. По возвращении Алексей Муравлёв, продолжая тему сказов, пишет дипломное сочинение – симфоническую поэму «Азов-гора». Накануне экзамена он встречается с Павлом Бажовым незадолго до его смерти:
– Павел Петрович произвёл на меня впечатление мудреца. Говорил весомо, но при этом не был многословен. Я понял, что он всё-таки далёк от музыки, но моё произведение одобрил.

Письма Стоковского

Первое исполнение «Азов-горы» стало настоящим событием в жизни Московской консерватории. Алексей Муравлёв получил за свой диплом не только отличную оценку, но и Сталинскую премию. В фойе Малого зала Московской консерватории вместе с другими самыми известными русскими и советскими композиторами разместили Золотую доску с его именем. Вскоре неизвестным выпускнику образом поэма попадает в США, где его произведение исполняет оркестр под управлением Леопольда Стоковского. В разгар холодной войны маэстро пишет композитору несколько благодарственных писем: «Дорогой мистер Муравлёв! Когда мы дважды исполняли Вашу поэму “Азов-гора” в Техасе и затем в июле на музыкальном фестивале “Empire State”, мы играли длинное окончание, а не короткое. Я предпочитаю именно это длинное, мягкое окончание; оно гораздо поэтичнее и создаёт впечатление и ощущение горного пейзажа…» В другом послании дирижёр также выражает признательность: «С благодарностью за доставляемое мне большое удовольствие при исполнении Вашей музыки…» Эти письма композитор хранит в своём домашнем архиве.

Гусли Городовской

С 1950 года Алексей Муравлёв пишет для кино и телевидения. После первой работы – музыки к документальному фильму «Маяковский» – последовали мультфильм «Друзья-товарищи» и первый художественный фильм – «Белый пудель»… Чтобы передать собирательный образ русской женщины-героини в музыке к картине «Руины стреляют» режиссёра Виталия Четверикова, композитор использовал народные гусли. Увидев эпизод, в котором они звучали, самая известная исполнительница на гуслях Вера Городовская предложила написать на основе этой темы отдельное крупное произведение. Так появился концерт для дуэта гуслей (щипковых и клавишных). Всего у Алексея Алексеевича более ста работ в кино. Среди них художественный фильм режиссёра Юлии Солнцевой «Незабываемое», документальная киноэпопея Романа Кармена «Неизвестная война» и фильм о детях блокадного Ленинграда «Садись рядом, Мишка!»

Посвящение Витачеку

С 1967 года Алексей Муравлёв преподавал в Московском государственном институте культуры, где получил звание доцента. С 1972-го вёл композицию, инструментовку и чтение партитур в Российской академии музыки имени Гнесиных (ранее Государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных – Ред.), где стал профессором. В восьмидесятые по заданию кафедры композиции пишет небольшую детскую сонатину. К удивлению мастера, научная «обязаловка» привлекла внимание одного из самых почтенных профессоров и светил музыкального мира – Фабия Витачека. Увы, имя этого человека в последние годы незаслуженно забыто. По воспоминаниям нашего героя, Фабий Евгеньевич обладал уникальной способностью читать с листа партитуры и тут же максимально точно их исполнять на рояле.
– Он крупнейший теоретик оркестровки, основатель курса по истории оркестровых стилей и высокоодарённый музыкант, – рассказывает Алексей Алексеевич. – Профессор всегда охотно делился своими знаниями. Но, видимо, из-за своей скромности абсолютно не заботился о собственной карьере. После смерти Витачека сонатина легла в стол, где, возможно, и пролежала бы ещё много лет, если бы не настойчивость аспирантки Гнесинки Елены Пирязевой. Совершенно случайно узнав об этой сонатине при написании курсовой работы, начинающий музыковед и будущий кандидат искусствоведческих наук попросила автора предоставить ноты произведения для научного анализа. Композитор отыскал источник и на основе главной темы в 2008 году написал крупную, «повзрослевшую», Вторую сонату для фортепиано, посвятив её памяти самого Витачека.
– Мы с ним в чём-то похожи. Эта соната отдалённо напоминает исповедь, – заканчивает наш герой своё повествование и садится за рояль: впереди у Алексея Алексеевича концерт в Московском доме композиторов.

Источник фото: РИА Новости