Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Волжская Булгария: там, где Кама впадает в Волгу

Волжская Булгария: там, где Кама впадает в Волгу Древняя столица Волжской Булгарии теперь блистает на берегах в новом свете.
Фото: Владимир Веленгурин


У стен Белой мечети в Бόлгаре. Фото автора

Куда исчезла самая северная тюркская цивилизация и что теперь на её месте?

Казанский ноктюрн

Первые впечатления из окна автобуса по дороге из аэропорта более чем ясные и прозрачные. Казань подмигивает уходящим летом. Купола православного Благовещенского собора, что плечи атлантов, держат лазурное небо, а изящные минареты Мечети Кул-Шариф и Башня Сююмбике пронзают своими пиками облачное покрывало, накинутое на стены Казанского кремля. Равные в своей ипостаси они вместе одинаково возвышают чувства и мысли прихожан православного и мусульманского мира.


Мечеть Кул-Шариф на территории Казанского кремля. Фото автора

Как тень Октябрьской революции вдоль перекрёстка растянулась колоннада Казанского университета, где в годы учёбы юный Владимир Ульянов задумал всю власть передать Советам, фабрики – рабочим, землю – крестьянам. Над широкой Казанкой парят футуристичные шатёр уникального Казанского цирка и чаша Дворца бракосочетаний. Театры и концертные залы щеголяют своей архитектурной изысканностью – от сталинского ампира Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая до сказочного ориентализма недавно построенного театра кукол «Экият». Столица Татарстана просторна и открыта.


Казанский Кремль красив со всех сторон. Фото автора

С наступлением темноты по берегам Казанки, Волги, каскада озёр Кабан загораются огни переходящих одна в другую набережных: над одной из них возвышается современный эклектичный Дворец земледельцев. Тёплый вечер на городском променаде рождает ощущение приморского города. Даже не верится, что зимой здесь стоят морозы, резвятся метели и гуляют снегопады. Хочется взмыть над этим перекрёстком культур, где сошлись ислам и православие, и при этом вольготно себя чувствует дух светской столицы, совершенно не стеснённый догмами и канонами религиозных конфессий. От улиц веет чистотой, опрятностью, ухоженностью.


На берегах Казанки сошлись древность и современность. Фото автора

Старинные особняки не укомплектованы пластиком окон, мостовые – тротуарной плиткой, лихо нивелирующей дух старины. Маловыразительные панельки советского домостроения оделись в разноцветные современные фасады. Нет ощущения наспех сбитой в угоду конъюнктуре «потёмкинской деревни». Ноги чувствуют крепко утрамбованную предками почву. Похоже, тонкую нить преемственности и историчности получается выдерживать. За пару десятков последних лет Казань стремительно превратилась в один из крупнейших культурных центров. Здесь регулярно проходят Шаляпинский, Нуриевский, Рахманиновский фестивали, Казанский международный фестиваль мусульманского кино, литературный «Аксёнов-фест», фестиваль фолк- и рок-музыки «Сотворение мира». Имя Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан давно уже стало нарицательным. Здесь всё плотно и органично. А вот что дальше от города-миллионника с тысячелетней историей? За ответом на рассвете следующего дня покидаю третью столицу России, статус которой носит Казань.

В Никольское хороводы водить

По мере удаления от столицы Татарстана хозяйства крепчают, добротные кирпичные дома чередуются с бревенчатыми избами в орнаменте резных ставен и современными коттеджами. В рукотворных пейзажах видна ухоженность. Под августовским солнцем свои чёрные головы, набухшие семечками, к земле склонили подсолнухи, а былые околицы проносящихся мимо деревень уже сменили на западный манер газоны с цветниками, гномиками, фонтанчиками и верандами. Вдоль трассы симпатичные павильоны автобусных остановок. В полях пасутся коровы, мало чем внешне отличающиеся от бурёнок, которых показывают в рекламе молока с альпийских лугов. Складывается впечатление, будто я рассекаю нивы Краснодарского края или Воронежской области. Окружающие хозяйства, как у южан, крепки и добротны. Но указатели, дублирующие названия посёлков, кафе, кемпингов на русском и татарском, возвращают меня в географическую реальность Среднего Поволжья.


Поля Татарстана утопают в подсолнухах. Фото автора

Через час пути нас встречает село Никольское. Таких Никольских, названных в честь покровителя всех путешественников Святого Николая, по России десятки. В Московской, Тульской, Нижегородской областях… Да и в самой республике их два. Поэтому водители первых рейсовых автобусов, чтобы не сбивать с толку пассажиров, стали на табличках следования на лобовом стекле приписывать «русское». Так и закрепилось: «Никольское Русское». Разделение по национальному признаку на этом исчерпывается. Мусульмане на Пасху красят яйца, православные на Ураза-байрам пекут блины и пироги. Здесь всё так перемешалось, синтезировалось, ассимилировалось, что кажется, будто и домашняя живность понимает два языка, не прислушиваясь и не присматриваясь к национальной принадлежности или вероисповеданию. Был бы человек настоящий! Вот и Никольское – образец этого мультикультурного соседства. Старинная деревня стоит со времён Казанского ханства. В летописях упоминается как Караево. После взятия Казани Иваном Грозным в 1552 году здесь жили татары и чуваши. Но моровая язва, которая погубила скот, вынудила коренное население сжечь деревню и покинуть насиженные места. Спустя некоторое время на их место пришли русские переселенцы: ныне село возглавляет татарин Алеев Эрнест Хабибуллович. Там, где глава не лишён хозяйственной жилки, всё добротно. Не важно, какой он крови, если своим трудом делает жизнь лучше.

На тысячу жителей отремонтированные детский сад и школа, газифицированные акушерские пункты, завод по производству бетонных смесей, в центре напротив щеголяющей ранним классицизмом церкви Казанской иконы Божией Матери Русское подворье с собственным музеем русского фольклора, куда два раза в неделю, в среду и субботу, автобусы доставляют туристов.


Русское подворье в Никольском. Фото автора

В мировой кризис, вызванный пандемией, в Никольском – горячая страда. С весны на местных реках и озёрах идут очистные работы. Дно освобождают от метрового слоя ила, берега расчищают от древесных кущ. Подрядчики обещают, что в ходе работ вода станет проточной и в период весеннего паводка будет быстро уходить без дополнительного вмешательства человека. Флору и фауну люди и техника, похоже, не смущают. Время от времени на воду опускаются цапли, а на поверхности иногда островками всплывают спинки бобров. После очистительных работ строители приступят к укреплению берегов и благоустройству близлежащей территории. Вдоль берега разобьют аллеи, проложат асфальтированные дорожки, проведут электричество, установят лавочки и фонари, перекинут мост к центральной поляне, обустроят небольшой пляж.


Эрнест Алеев и руководители подрядных организаций, которые участвуют в очистке водоёмов, на встрече с жителями.
Фото: Владимир Веленгурин

Это на первый взгляд Никольское как Никольское. На самом деле раз в год в конце мая в посёлок съезжаются 20–30 тысяч человек со всей России и из-за рубежа. Повод – фестиваль русского фольклора «Каравон», посвящённый старинному празднику по случаю окончания посевных работ. Со старославянского «каравон» переводится как хоровод. Только не обычный, а тот, где идут по солнцу «каравонным» шагом, то есть взявшись за мизинцы друг друга. Вот и съезжаются туристы и творческие коллективы со всех весей России, чтобы круги у воды поводить, а заодно блеснуть своими расписными сувенирами, вручную сшитыми нарядами, исполнить народные песни и танцы. Традиционный гость в этих краях любимая в народе телепередача «Играй, гармонь!» В следующем году фестиваль отметит своё 30-летие. К юбилею у поклонников народного творчества, а заодно и у сельчан, появится, по сути, парк, где можно и хороводы поводить, и песни попеть, и позагорать, и купаться. Кстати, в этом году вода даже в Волге прогрелась до рекордных 27°С. В планах также строительство гостиницы, кафе, пекарни, парикмахерских. Уж точно сельчанам будет не до семечек на завалинках, время которых, похоже, из Никольского безвозвратно ушло.


Церковь Казанской иконы Божией Матери в Никольском.
Фото автора

От рассвета к расцвету

А далее на юг по течению Волги, наоборот, делается всё возможное, чтобы время замерло и застыло в своём былом величии. В 200 километрах от Казани расположился город Бόлгар – в X–XII веках столица Волжской Бỳлгарии, на месте которой в XIII веке Батый основал первую столицу Золотой Орды (до основания Сарай-Бату).


Древний Булгар, как прежде, виден издалека. Фото автора

Именно сюда в 922 году по приглашению булгарского правителя Алмуша прибыло со священным Кораном Посольство из Багдада. Путь каравана из 5000 верблюдов продолжался целый год. Об этом пишет Ахмед ибн-Фадлан, секретарь посольства, в своей книге «Путешествие Ахмеда ибн-Фадлана на реку Итиль». Сегодня его записи – важнейший исторический документ. Чтобы заручиться поддержкой в борьбе с Хазарским каганатом, Волжская Бỳлгария принимает ислам. После того как по просьбе ибн-Фадлана в Бόлгаре построили первую деревянную мечеть, вокруг стали селиться люди, кочевники перешли к оседлому образу жизни, поселение начало разрастаться и постепенно преобразовалось в город. Важнейшей миссии сегодня посвящено выполненное современными итальянскими мастерами панно из смальты, представленное в Болгарском государственном историко-архитектурном музее-заповеднике – жемчужине самого северного средневекового мусульманского зодчества на берегах Волги.


Панно из смальты, на котором изображено принятие ислама жителями Волжской Булгарии. Фото автора

Музей – единственный, а потому уникальный образец болгаро-татарской архитектуры XIII–XIV веков. Здесь учёные по крупицам собирают уцелевшие артефакты и при этом стремительно воспроизводят картину минувших лет. Одно реконструируют, другое оставляют в первозданном виде, третье восстанавливают по исходным археологическим или литературным источникам. С 2010 года по федеральной программе «Культурное наследие: остров-град Свияжск и древний город Бόлгар» на территории заповедника построено, воссоздано, законсервировано 86 объектов, а сам комплекс внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. И это вовсе не удивительно. Ведь, по сути, из небытия к жизни вернулась утраченная история канувших в Лету двух крупнейших средневековых цивилизаций – Волжской Бỳлгарии и Золотой Орды. Чем не поднятая со дна Атлантида? Кстати, после строительства Куйбышевского водохранилища многие постройки и свидетельства прежней жизни навсегда ушли под воду. Но учёные восстановили быт древнего города.


Макет древнего булгарского поселения в Музее болгарской цивилизации

На территории заповедника можно увидеть остовы жилищ и подсобных построек, остатки захоронений, усыпальниц, руины пяти (!) бань, построенных в XIV веке. Самая большая – Ханская – длиной 39 и шириной 19 метров. Сегодня от неё остался фундамент. Это классический турецкий хамам, берущий начало от древнеримских терм. Традиционно бани были не только местом принятия гигиенических процедур, но и неким клубом по интересам – здесь играли в шашки и шахматы, заключали торговые сделки, вели переговоры. Под городскими мостовыми проходил глиняный водопровод, дома обогревались подпольной системой обогрева, характерной для всех золотоордынских больших зданий.


Глиняные трубы, по которым когда-то поступала вода

Да что там водопровод и отопление, если золотоордынский мыслитель XIV века Сайфи Сараи в своей поэме «Сухейль и Гульдурсун» пишет: «Сухейль кружилась вокруг возлюбленного своего, как Земля кружилась вокруг яркого Солнца»... Получается, булгары, пребывая в Золотой Орде, знали о гелиоцентричной системе мира задолго до рождения Коперника?..

В период Золотой Орды Бόлгар переживает расцвет. Его площадь превышает Лондон, Париж того времени. Центром экономической и общественной жизни становится Ага-Базар – важнейшая городская торговая площадка. Торговцы продавали изделия из чёрных и цветных металлов, ювелирные украшения, сосуды, что пользовались успехом в Восточной Европе. Все улицы сходились к главной площади у Соборной мечети. К востоку от неё находилась усыпальница знати, напротив северного фасада был сооружён мавзолей.

Белая птица Бόлгара

Время и постоянные войны не пощадили здесь очень многое. В XIV веке войска Тамерлана двинулись с завоевательным походом на Золотую Орду и дошли до Бόлгара. В 1395 году город пал. В XV веке в междоусобице с русскими князьями вообще потерял былое значение. В 1722 году прибывший сюда Пётр I насчитал около 70 сохранившихся каменных строений. Государь обратил внимание на необходимость сохранения наследия и издал соответствующий указ, но, как это бывает – царь уехал, а воз остался. Спустя 40 лет, во второй половине XVIII века, в эти края заглянула Екатерина II. Взору императрицы открылись лишь останки, из которых до наших дней уцелели семь архитектурных памятников. Более двух столетий понадобилось государству, чтобы наконец-то взяться за сохранение оставшейся толики старины, среди руин которой бродили Пушкин, Державин, основоположник литературного татарского языка Габдулла Тукай, знаменитый энциклопедист, естествоиспытатель, географ Пётр Паллас, учёный-востоковед Илья Березин, художники Чернецовы, Шишкин, Саврасов... Отсюда открываются потрясающие виды на Волгу.


Красота волжских просторов Бόлгара манила художников, поэтов, путешественников. Фото автора

Историю Волжской Бỳлгарии прекрасно иллюстрирует интереснейший Музей болгарской цивилизации. В залах – карты, доспехи, оружие, утварь, картины и другие артефакты, дающие полную картину жизни древней столицы. Архитектурный облик комплекса перекликается с обликом сохранившихся построек. Здание стоит на высоком берегу Волги. Попадая внутрь на вершине, посетители с верхнего этажа шаг за шагом, на лифте или эскалаторе, перемещаются вниз, к первому этажу, и оказываются у речной пристани, куда ежедневно прибывает «Метеор» из Казани. После углубления фарватера в Бόлгар заходят и крупные круизные лайнеры с сотнями туристов на борту. Многие из них сюда едут, чтобы увидеть самый большой в мире Коран. Он хранится в отдельном выставочном здании, построенном в честь принятия ислама.


Самый большой в мире Коран занесён в Книгу рекордов Гиннесса. Фото автора

Священную книгу изготовили в Италии в 2011-м. Размер её 2×1,5, вес – 500 килограммов. Текст напечатан на арабском языке. Обложка выполнена из двух малахитовых пластин и покрыта сусальным золотом и серебром, инкрустирована драгоценными и полудрагоценными камнями: изумрудами, топазами, цирконами, яшмой, авантюринами. Книга – не мёртвый музейный экспонат. Чтобы Коран не терял своего духовного значения, его необходимо читать. По большим праздникам и событиям муфтий Татарстана или России читает несколько сур. В такие минуты четыре человека в белоснежных перчатках на руках перелистывают страницы. Под стать Корану богато украшен зал. На стенах резьба по мрамору, на окнах итальянские витражи. Купол украшен лепниной в виде традиционного растительного орнамента из тюльпанов, по периметру зала 99 имён Всевышнего. Помещение освещает люстра ручной работы, также изготовленная в Италии. Она весит 1,5 тонны. Все 249 лампочек сделаны из венецианского стекла.


Волос бороды Пророка Мухаммеда хранится в Белой мечети

За другой реликвией паломники отправляются в Белую мечеть, где хранится волос бороды Пророка Мухаммеда. Она построена из белоснежного мрамора, отчего напоминает индийский Тадж-Махал. На строительство ушло более 1200 тонн горной породы. Здание венчают три купола и два минарета. Внутренняя высота главного купола – 17 метров, его световой барабан украшают 16 витражных окон. Классические минареты возведены по подобию Мечети Пророка в Медине. По флангам мечети – медресе и резиденция муфтия. Также в этих зданиях находятся комнаты для проживания 32 человек, конференц-зал, цифровая типография, халяльная, в цокольных этажах расположились спортзал с душевыми и библиотека. Здания между собой соединены изящной аркадой из 88 белоснежных мраморных колонн, благодаря чему комплекс образует каре, во внутреннем пространстве которого мусалла – обширная, не характерная для северных широт молельная площадь. На праздничный намаз на ней собираются десятки тысяч правоверных. Самый масштабный молебен проходит 21 мая на Изге Болгар Жыены – День принятия ислама. В этом году даже в пандемию на площади собрались около 80 тысяч паломников. В следующем мусульмане отметят юбилей – 1100-летие определяющего события.


Белая мечеть

Мечеть поражает своей изящностью и лёгкостью. То ли благодаря открытой аркаде, то ли из-за светлого мрамора и утончённых минаретов, она похожа на белую птицу, готовую взмыть в небо. Весь комплекс отражается в зеркале искусственного водоёма в центре площади, усиливая эффект полёта. Посмотреть на чудо современной архитектурной мысли приезжают туристы со всей России, а также из Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов, Туркмении, Малайзии, Китая, Японии…

Отшумел камыш

В разгар летнего сезона вокруг заповедника продолжаются преобразования. Они касаются не только памятников истории и архитектуры, но и окружающей среды. Плавный изгиб Волги, высокий утёс, поля, спускающиеся к берегу уже лесополосой. Обычным туристам невдомёк, что пока они любуются просторами, стараясь запечатлеть в своих смартфонах и фотоаппаратах их частичку, вокруг кипит работа. Русло Волги очищают от камыша и другой водной флоры, вдоль берегов выкорчёвывают старые деревья, расчищая дно и прибрежную зону. Первая рабочая смена у операторов, расчищающих русло от камыша, начинается в 2–3 часа ночи. На покос по реке выходят до зари. Работают по двое до 10 утра на шведской плавучей технике с японскими двигателями. Напоминает курортный катамаран. Когда солнце в зените – перерыв. В 15.00 на воду выходит вторая смена.


Директор «Средволгаводхоз» Марсель Самигуллин.
Фото: Владимир Веленгурин

– В этом году камыш вырос до четырёх метров, чему способствовала жаркая погода, – рассказывает директор «Средволгаводхоз» Марсель Мусагитович Самигуллин. – К середине августа выкошено более 100 гектаров водной растительности. Это более 1000 кубометров скошенного и вывезенного камыша. Камыш, который срезается, вывозится на сушку и передаётся фермерским хозяйствам для дальнейшего применения в виде силоса.

Конечно, эти работы проводятся не ради сочного корма. В первую очередь покос способствует образованию водотока, благодаря чему нет препятствий для судоходства, миграции рыбы – вода не застаивается, а, собственно, беспрепятственно течёт. Если камыш не косить, русло зарастает и заболачивается, площадь акватории сокращается. Ведомство работает в связке с Комитетом по биоресурсам Республики Татарстан. Работы начинаются после нереста. Так что местной фауне они не вредят. В небе вольготно парит беркут, а так много цапель я в своей жизни, пожалуй, не видел.


Оператор на плавучей технике в русле Волги режет и собирает камыш. Фото: Владимир Веленгурин

На берегу уже земная рутина. В 12 километрах от исторического заповедника расположилась деревенька Ржавец, к которой мы плывём по реке. Небольшой залив, окаймлённый полудиким берегом, пока ничем не примечателен – разве что своей первозданностью. Но уже к следующему году прибрежную зону расчистят, разобьют пляж, а к прилегающей турбазе нынешнюю грунтовку из Бόлгара заасфальтируют, проведут велодорожки, экологические тропы и вокруг появится благоустроенная для отдыха зона с местами для купания, рыбалки и обычного созерцания, где можно будет отведать блюда необыкновенно вкусной татарской кухни и, конечно, переночевать. Это сделать просто необходимо. Ведь дорога и путешествия всегда нуждаются в паузе… Для того чтобы насладиться красотой, необыкновенностью мгновения, осознать духовную глубину края, в котором пребываешь. Только тогда путешествие в страну, где Кама впадает в Волгу, станет незабываемым.


Там, где Кама в Волгу впадает. Фото: Владимир Веленгурин