Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Максим Дмитриев:
за талант можно всё простить

Максим Дмитриев: за талант можно всё простить

Генеральный директор Первого музыкального издательства и эксперт в мире современной музыки рассказал об основных составляющих успеха в отечественном шоу-бизнесе

– Максим Иванович, что изменилось в деятельности Первого музыкального издательства с того момента, как в 2001 году оно было создано на базе известного тогда концерна «Союз»? А что осталось неизменным?

– Прежним осталось название – «музыкальное издательство». Функционально деятельность изменилась кардинально. «Союз» работал с авторами музыки и текстов музыкальных произведений: собирал и распределял вознаграждение. Отчасти напоминал Российское авторское общество с единственной разницей в том, что издательство являлось коммерческой организацией, и поэтому количество заработанных денег зависело от его деловой активности. С 2001 года в работе компании появились новые направления, свойственные рекорд-лейблам. Теперь мы занимаемся поиском интересных артистов и их продвижением: проводим пиар-кампании, организовываем концерты, выпускаем музыку на носителях и осуществляем цифровые релизы, продвигаем контент на ТВ и радио. Одним словом, создаём интересные в коммерческом смысле фонограммы, произведения и реализовываем их на рынке.

– С кем из авторов и исполнителей вы по-прежнему дорожите отношениями и продолжаете сотрудничать?

– Со многими из тех, с кем начали работать в 90-е годы, продолжаем сотрудничать, потому что всегда дорожили отношениями. Чтобы всех перечислить, понадобится много времени. К тому же, забыв упомянуть, могу кого- то обидеть. Назову несколько имён. Поэт-песенник Карен Кавалерян, композитор Олег Молчанов… Максим Дунаевский является нашим клиентом уже много лет. Причём мы представляем его интересы и как композитора, и как наследника отца – Исаака Дунаевского. Десять минут назад со мной разговаривал Вячеслав Бутусов. Когда в 90-е начинали работать, был жив его соавтор Илья Кормильцев, и мы представляли интересы Вячеслава и Ильи только как авторов. Теперь компания занимается продвижением группы «Ю-Питер». В прошлом году выпустили новый альбом. Таким образом, мы расширили сферы деятельности компании и, как результат, влияние на рынке.

– Получается, для вас неважно, какого стиля придерживается артист? Раскручиваете и выпускаете диски независимо от того, в каком жанре они записаны – поп, рок…

– У нас нет никакого жанрового ограничения. В первую очередь, мы, естественно, работаем с популярной музыкой и нам интересно то, что может принести компании доход. Конечно, присутствуют и некоторые вкусовые предпочтения. При этом мы стараемся работать с качественной музыкой и достаточно часто позволяем себе часть заработанных средств вкладывать в так называемую нишевую музыку. Например, в инди.

– То есть всё-таки ваши вкусовые предпочтения влияют на выбор?

– Если привести примеры из личного опыта, то, конечно, возникали моменты, когда мне казался весьма интересным тот или иной исполнитель и его произведения. Например, очень понравилась группа IOWA. Сразу захотелось с ней работать, и пришлось потратить достаточно много времени, чтобы убедить её продюсера сотрудничать с нами. Сейчас, по-моему, обе стороны довольны результатами. То же самое произошло с Иваном Дорном. Так что нынешний успех этих исполнителей – отчасти заслуга и наших менеджеров, которые принимали активное участие в продвижении их, безусловно, талантливых творческих работ.

Группа IOWA – пример плодотворного союза творчества и бизнеса. На съёмках клипа «Три дня холода»

– Идёте на сотрудничество, если проект обещает деньги, но душа, как говорится, к нему не лежит?

– Конечно, мой вкус накладывает отпечаток на выбор проектов. Есть те, которые могут не нравиться с точки зрения личных музыкальных предпочтений. Откровенно говоря, я вообще слушаю рок-музыку. С другой стороны, не скрою, бывает и так, что приступаю к работе над проектами, которые совершенно не нравятся, признавая их коммерческий потенциал. В таких случаях полагаюсь на компетенцию автора и продюсера, о чём им и говорю. Как понимаете, композитор, поэт, исполнитель – все отдают себе отчёт в том, какое произведение они создали, искренне верят в успех, и, я считаю, в этом заложена его основа. Но иногда из-за низкого уровня материала приходилось от сотрудничества отказываться.

– Случалось, наверное, и обратное – когда вложения и ожидания себя не оправдали?

– Конечно! Процент попадания в яблочко невелик. Если из десяти артистов выстрелят два-три, то это хороший результат. Мы несколько лет занимались группой «ДжаниRадари». По моему мнению, весьма интересная с точки зрения музыки группа: пишущий вокалист с хорошим голосом, создающий потрясающий и необычный материал. Песни даже прорвались на радиостанции, но… не сложилось. Около двух лет мы тратили силы, время, однако в какой-то момент у артиста и у нас пропала надежда на успех, и проект был закрыт. По мнению представителей масс-медиа, проект возник не в то время и не в той стране: зрители оказались не готовы слушать «ДжаниRадари». А бывает наоборот. Сейчас среди молодёжной аудитории очень популярен Дима Монатик. С этим исполнителем мы начали работать три года назад. Теперь пожинаем плоды – в течение трёх месяцев с момента релиза его альбом не покидает топ продаж iTunes. Понимаете, кроме того, чтобы написать качественную музыку и создать хороший продукт, его нужно донести до аудитории. В этом случае речь идёт о плодотворном союзе творчества и бизнеса.

В течение трёх месяцев альбом Димы Монатика не покидает топ продаж iTunes. На съёмках клипа «Выходной»

– Успех – дело случая? удачи? судьбы? Вы разгадали эту загадку?

– Конечно, многое в музыкальной индустрии зависит в том числе и от случайностей. Это с одной стороны. С другой… В моём понимании, написание музыки – это реальное чудо. Для меня непостижимо, как можно уложить ноты в музыкальный ряд, который станет мелодией. На это способен только талантливый человек. И если он увлечён, то, пожалуй, обречён на успех. Другой вопрос – в какой степени и среди какой аудитории. Но убеждён в том, что, например, успех нашей компании связан с тем, что и я, и та команда, которая со мной трудится, не воспринимает дело как рутину, работу. Для нас это не просто бизнес, но и удовольствие. Наверное, поэтому мы входим в четвёрку ведущих российских компаний в мире музыкальной индустрии.

– Находите и раскручиваете новых звёзд, поддерживаете легендарных. По сути, формируете музыкальное пространство. Какое оно?

– Я бы поделил музыкальное пространство на два крупных сегмента. Первый представлен в основном танцевальной музыкой зарубежных исполнителей, потому в нём преимущественно молодая аудитория. В городах-миллионниках эфир молодёжных радиостанций вообще на 70% состоит из зарубежной музыки и лишь на 30% – из русской. Существуют примеры обратного продвижения. Мы пригласили иностранного вокалиста, который записал вокальную партию на музыку группы Swanky Tunes из Смоленска. После определённых усилий два трека стали популярны за рубежом. Что интересно, потом мы ребят продвинули и сделали популярными уже на отечественном рынке. Это редкое явление в практике российского бизнеса.

Вторая часть музыкального пространства охватывает аудиторию 40-45+. Взрослое поколение слушает Михайлова, Ваенгу, Лепса, Киркорова… Мы говорим о тех, кто воспитан в определённых традициях классической эстрады. Но это относительный критерий, потому что представители старшего поколения слушают и другую музыку – джаз, блюз, рок… Просто в меньших пропорциях и не везде. Поэтому такую музыку отношу к нишевой, если так можно сказать. Вообще, время, когда слушали только эстраду, ушло. Эфир каждой радиостанции, как правило, представлен разными жанрами музыки. Наш бизнес привязан к предпочтениям публики. Так что если люди не верят исполнителю и его музыка не вызывает эмоциональных переживаний, никакие деньги не помогут.

– А иностранцы заинтересованы в своём продвижении в России?

– Если звукозаписывающая компания проявляет к зарубежным исполнителям интерес, они с удовольствием идут на сотрудничество по одной простой причине – любой артист заинтересован в расширении рынка реализации своего произведения. Не так давно у нас был опыт сотрудничества с абсолютно неизвестной до встречи с нами канадской певицей Миа Мартиной, поющей на французском и английском языках. Мы отобрали из её репертуара одну песню, ставшую впоследствии как у нас, в России, так и за рубежом мегахитом. Теперь Миа часто приезжает на наши танцевальные фестивали. Ну и давайте не будем забывать о целой плеяде артистов 80-х-90-х годов, которые с удовольствием участвуют в фестивалях Авторадио «Дискотека 80-x» в Олимпийском. Этих артистов нет никакой нужды продвигать.

Две летние премьеры – клипы Кати Кокориной «Знаешь!» и Славы «Красный» – прошли
при непосредственном участии Первого музыкального издательства

– Наверное, работа с Бастой и Тимати несколько отличается от той, которая проводится
с Киркоровым? Это сотрудничество разное?

– Оно отличается каналами реализации. Для молодых исполнителей ими служат площадки молодёжных социальных сетей. Например, «ВКонтакте». А Филипп Киркоров, Григорий Лепс, Стас Михайлов пользуются большим спросом в сетях, где аудитория постарше – в «Одноклассниках», например. Оценка музыки всегда субъективна. На концерте Басты я видел девушек и женщин, молодых людей и мужчин в возрасте от 17 до 40. Но есть и те молодые люди, которые, зная Егора Крида, на его концерт не пойдут, потому что выросли на другой музыке. То же применимо и к более взрослым исполнителям. Всё дело вкуса и воспитания.

Участие рэпера Лигалайза в фильме «Два отца и два сына» – пример удачного продвижения авторов и исполнителей на ТВ.
Лигалайз с Ильёй Костюковым в роли Владика Тетерина

– Чем удивляют вас наши авторы и артисты?

– Я человек взрослый. Поразить меня сложно. Приходилось разочаровываться. Не всегда талантливый человек после некоторого периода совместной работы соответствует тем представлениям о нём, которые сложились изначально благодаря его творчеству. Поступки и поведение артистов, как ни странно, в отдельных случаях влияли на моё восприятие музыки. Однако трудно представить, чтобы, например, Оззи Осборн по вечерам клеил дома марки в свой альбом. Мне нравится Джим Моррисон и группа The Doors. При этом всем известно, что Джим был очень своеобразным человеком с тяжёлым характером. Но его музыка – отражение всего того, что он делал в жизни. Песня группы Queen «Богемская рапсодия» по опросу журнала «Биллборд» заняла первое место как песня всех времён и народов, хотя Фредди Меркьюри в своей жизни нагрешил предостаточно. Понимаете, за талант можно всё простить. Мне посчастливилось увидеть Владимира Высоцкого при жизни. Он просто сидел на подоконнике и под гитару пел песню для пожарной охраны киностудии «Мосфильм». Я был ещё мал, чтобы хоть как-то тогда оценить силу таланта этого человека, артиста, автора. И только повзрослев, понял, что Владимир Семёнович – скала, глыба. Строки из его песен теперь воспринимаю и цитирую как своё жизненное кредо.

Фото: предоставлены Первым музыкальным издательством