Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Библия в нотах

Библия в нотах

РМС погрузил зрителей в «Полифонию веры»

Среди великолепия Атриума Хлебного дома в музее-заповеднике «Царицыно» прошёл второй концерт цикла «Книга книг», объединяющего библейскую историю, её духовные и нравственные идеалы. Реализация проекта стала возможной благодаря участию Благотворительного фонда «Российский еврейский конгресс» и Российского музыкального союза. Зрители прожили незабываемую встречу с музыкой, в основе которой сюжеты из Библии. С музыкой, в которую композиторы вдохнули вечные темы, поднятые на страницах святыни христиан и иудеев: осознание зыбкости и бренности бытия, суета окружающего мира, безутешный поиск места и смысла своего существования. На протяжении всей своей жизни человек и в горе, и в радости обращает к Богу свои молитвы с просьбой о помощи или со словами благодарности и похвалы, в которых многоголосие и множественность звуков. Отсюда и название второго концерта – «Полифония веры». В двусветном зале Атриума с устремлёнными ввысь стрельчатыми узкими окнами, под высокими сводами, накрытыми прозрачным стеклянным куполом, эта полифония обрела особую выразительность и перспективу, погрузив зрителей в возвышенную атмосферу умиротворения и одухотворённости. В этот зимний вечер музыканты творческого сообщества Musica Grande познакомили публику с малоизвестными, но от того не менее любимыми произведениями итальянцев эпохи барокко Саломоне Росси и Бенедетто Марчелло, немецких романтиков Иоганнеса Брамса и Макса Бруха, французского импрессиониста XX века Мориса Равеля.

Концерт открыли вокалисты, проникновенно исполнившие «Ха-ширим ашер ли-Шломо» («Песни Соломона») Саломоне Росси – скрипача и композитора эпохи Возрождения из итальянской Мантуи – города, где родился древнеримский поэт Вергилий, а в бытность Росси начинал писать картины Рубенс, и куда Шекспир в изгнание отправил из Вероны своего Ромео. Композитор, голландский художник и английский поэт – дети одной эпохи. Все творили на рубеже XVI–XVII веков. Происходивший из еврейской семьи Саломоне, автор светских канцонетт и мадригалов, сонат и симфоний, оказал огромное влияние на еврейскую литургию, стремясь ввести в богослужение светское многоголосное пение a capella. Цикл «Ха-ширим ашер ли-Шломо», состоящий из почти 30 произведений (псалмов – Ред.), стал вершиной его творчества. В Царицыне вокальные партии изысканно исполнили сопрано Валерия Головко, меццо-сопрано Надежда Панфёрова, тенор Александр Шубин, баритон Владимир Погоров.

Соотечественник Саломоне Бенедетто Марчелло, чьё имя ныне носит консерватория Венеции, слыл одним из самых влиятельных и образованных горожан конца XVII – первой трети XVIII века. Юрист, государственный деятель, дипломат и поэт в музыкальной сфере скромно относил себя к дилетантам, хотя современники признавали в нём композитора уже в молодости. В его творческом наследии комические оперы, оратории, кантаты, сонаты, концерты для камерного оркестра... Квартет вокалистов в сопровождении органа, за которым солировал Борис Давидюк, представил «Поэтико-гармоническое вдохновение» – фрагмент девятого псалма из цикла «Пятьдесят псалмов Давида» – пожалуй, самого духовного произведения композитора, написанного под впечатлением от посещений городских синагог и услышанных там синагогальных напевов. Библейская поэзия у Бенедетто Марчелло объединила музыкальные декорации с интеллектуальными идеалами академической среды композитора: фрагменты диалогов, философские рассуждения и переклички хора с солистами создали один из немеркнущих музыкальных памятников барокко. Прекрасную музыку предваряет экскурс в историю создания звучащих произведений от руководителя проекта Musica Grande, ведущей всех концертных программ цикла Элеоноры Красовской.

Ведущая всех концертных программ цикла Элеонора Красовская

Романтический XIX век представили немецкие композиторы Иоганнес Брамс и Макс Брух. И если гений первого не подвергается сомнениям, то имя Макса Бруха в фашистской Германии попало в чёрные списки еврейских композиторов и, по сути, было предано забвению. Это произошло из-за пьесы для виолончели с оркестром «Кол Нидрей» (Kol Nidrei – нем.), написанной на тему еврейских литургических мелодий. В её основе молитвенная мелодия, которая несёт в себе многовековой эмоциональный груз, связанный с бедствиями, пережитыми еврейским народом, – погромами и гонениями. Дуэт заслуженного артиста России Александра Готгельфа (виолончель) и Александра Антонова (фортепиано) чувственно донёс боль и горечь национальной трагедии.

Заслуженный артист России Александр Готгельф (виолончель) и Александр Антонов (фортепиано) исполняют «Кол Нидрей» Макса Бруха

Особым шармом наделили концертную программу «Две еврейские мелодии для скрипки и фортепиано» французского импрессиониста Мориса Равеля, известного большинству торжественным «Болеро» и переливами «Игры воды». Партию скрипки исполнила Мария Ходина, партию фортепиано – Александр Антонов. Замечательные музыканты передали настроение композитора, оркестровавшего народные мелодии после нескольких безуспешных попыток отправиться воевать. Так совпали личные порывы и работа композитора. Шёл 1914 год, Европу раздирала Первая мировая война. 39-летний Равель стремился на фронт. Но из-за слабого здоровья призывная комиссия каждый раз отклоняла кандидатуру добровольца. Терзаемый внутренним посылом, он писал музыку. В конце концов уже известный к тому времени музыкант и композитор добился своего. После создания исполненных волнением и томлением мелодий его очень быстро призвали водителем грузовика.

Звучат «Две еврейские мелодии для скрипки и фортепиано» Мориса Равеля. Партию скрипки исполняет Мария Ходина

И если Равель написал их в расцвете сил, то Брамс «Четыре строгих напева», первая и вторая части которых прозвучали в Царицыне, сочинил к своему 63-летию. К этому времени он пережил смерть дорогих и близких людей. Но самым большим потрясением стал уход в 1896 году Клары Шуман – пианистки, вдовы Роберта Шумана. Клара была старше Брамса, а композитор всю жизнь был влюблён в неё. «О смерть, о смерть! Как горько, как страшно ждать тебя, когда жизнь так прекрасна и счастья полна…», – за основу своих песен Брамс берёт тексты Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова, из Ветхого Завета. В свой день рождения он играет и поёт их друзьям. Менее чем через год композитора не стало. Своё произведение Брамс посвятил дочерям Клары Шуман Марии и Евгении в память об их матери. В Атриуме Хлебного дома в сопровождении фортепиано (Борис Давидюк) полно и мягко разливалось меццо-сопрано Надежды Панфёровой. Ничто не вечно на Земле, но и ничто не проходит бесследно. Музыка, созданная столетия назад, всё так же заставляет плакать, радоваться, мечтать, думать и обращает взоры к будущему, к чаяниям новой жизни! Ведь в этом, возможно, и заключается смысл бытия.

Надежда Панфёрова в сопровождении Бориса Давидюка исполняет «Четыре строгих напева» Брамса

Фото: Роман Корнилов