Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Ефим Бронфман совершил поворот
на 180 градусов

Ефим Бронфман совершил поворот на 180 градусов

Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес» порадовал нас необычным концертом. В зале Чайковского выступили скрипачка Анн-Софи Муттер, пианист Ефим Бронфман и виолончелист Линн Харрелл – три музыкальных гиганта в одном концерте, да еще в составе трио, с двумя шедеврами камерной музыки: «Памяти великого артиста» Петра Ильича Чайковского и «Эрцгерцог» Людвига ван Бетховена. Увидев афишу с этими именами, я сразу вспомнил подобные уникальные музыкальные эксперименты: Яша Хейфец – Григорий Пятигорский – Артур Рубинштейн, или Исаак Стерн – Юджин Истомин – Леонард Роуз… И здесь тоже – три музыканта, находящиеся на пике своих сольных карьер, объединяются для камерного музицирования. Да на каком уровне! И если в бетховенском трио властвовала единая музыкальная архитектоника, коей были подчинены все исполнители, то в трио Чайковского они с феноменальной чуткостью вслушивались в эмоциональные порывы, возникавшие то у одной, то у другого, и следовали за ними, поражая нас всех свободой и изяществом музыкального созидания.

После концерта я встретился с пианистом Ефимом Бронфманом и мой первый вопрос касался именно встречи трех таких самобытных музыкантов.

– Музыка требует подобных встреч, музыка очень хорошая – два таких фантастических трио, как Бетховена и Чайковского. В общем-то, мы играем вместе довольно редко, это наше второе турне. Первое турне состоялось год назад в Америке, где мы сыграли 6 концертов, сейчас 7 концертов. И вам повезло, ибо планов на совместное будущее пока нет. Просто приятно помузицировать с хорошими музыкантами, да еще и с такой замечательной музыкой, в столь прекрасном зале, как зал Чайковского, где я играю второй раз. Приятно поменять сцену нашей деятельности. Я сейчас много солирую с оркестрами, играю много сольных концертов, в этом году я играл несколько циклов всех сонат Прокофьева в больших городах: Берлин, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Чикаго… После всего этого сумбура и шума – и я не преувеличиваю, хотя признаю, что Прокофьев гениальный композитор и красота его музыки невероятная, но, все же – приятно повернуть на 180 градусов к камерной музыке. Для меня обязательно каждый сезон сделать хоть один проект камерной музыки – такой, как с этим замечательным трио. В будущем году я играю со скрипачом Пинхасом Цукерманом, где-то 8-9, концертов в Европе. У меня есть 2-3 сложившихся ансамбля, с которыми я играл всегда с большим удовольствием.

– Одна из наших встреч состоялась много лет назад в Нью-Йорке, и вы говорили, что собираетесь много читать по-русски. Я слышу по вашему русскому языку, что вы действительно это сделали.

– Стараюсь не забывать язык. Надеюсь, что он у меня улучшился с тех пор. Я уехал из Советского Союза в возрасте 14 лет, и тогда, приехав вначале в Израиль, а затем в Нью-Йорк, поначалу даже стеснялся моего русского акцента. Однако сегодня им горжусь и стараюсь не забывать родной язык.

– Трио посвящено памяти друга Петра Ильича Чайковского – Николая Григорьевича Рубинштейна. Я даже почувствовал некую программность. Это задумано или проявилось сегодня во время исполнения?

– Каждый концерт происходит по-разному. Ведь само название трио, «Памяти великого артиста», настраивает на определенный лад, на определенную интерпретацию, и этот настрой уже с самой первой ноты довольно трагичен. Думаю, что начало этого трио трагичное, хотя программность как раз проявляется в вариациях – там и тройка слышна, и вальс, и мазурка, а заканчивается оно похоронным маршем, будто намекая, что все это окончилось. Последние аккорды звучат так, будто процессия вся ушла далеко. Много чего интересного в этом произведении.


– Знаю, что вы играете 100-110 концертов в год во всем мире. Как часто вы приезжаете в Россию, как часто собираетесь приезжать сюда?

– К сожалению, не очень часто. Я был в последний раз в Санкт-Петербурге в декабре, на фестивале пианистов, который устраивают Мариинский театр и Валерий Гергиев. Играл сольный концерт и играл с оркестром. В Москве был 2-3 года назад с оркестром Koninklijk Concertgebouworkest (Королевский оркестр Концертгебау)… Здесь замечательные залы, где есть прекрасные рояли – и в Питере, и в Москве. И публика замечательная. Конечно, хотелось бы быть чаще, но всегда не хватает времени.

Фото: Станислав Красильников / ИТАР-ТАСС