Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Лев Толстой в танце без слов

Лев Толстой в танце без слов

В новой трактовке романа «Воскресение» артисты замолчали

Спектакль явили зрителям студенты Академии кинематографического и театрального искусства Никиты Михалкова, за полтора часа не проронив ни слова. Зато под инструментальное сопровождение продемонстрировали полные драматургии движения, пластику, мимику, жесты.

Разбегающийся вверх древнегреческим амфитеатром зал Дома музыки как будто специально создан именно для такого спектакля. Сцена поделена на четыре зоны восприятия. Первая – у края. Остальные – за прозрачной пластиковой перегородкой уходят в глубину. Каждая как сквозной проход-туннель, по которому слева направо и наоборот почти беспрестанно перемещаются и разыгрывают действо в импульсивном движении артисты. В эти параллельные миры режиссёр-хореограф Сергей Землянский умещает и раскладывает роман Льва Николаевича Толстого «Воскресение» и его героев.

Вот Нехлюдов-студент в имении тётушек, чистый и честный юноша, впервые видит Катюшу Маслову. А вот он же несколько лет спустя, уже развращённый праздной жизнью князь Дмитрий Иванович, цинично её соблазняет и пытается откупиться 100-рублёвой купюрой. Ему – кабаки, шампанское, прожигание жизни, пристойная работа. Ей – бедность, ребёнок, паперть, публичный дом.

И однажды, уже будучи присяжным в суде, в подсудимой, обвиняемой в убийстве, он узнаёт некогда соблазнённую им женщину.

На сцене нет сюжетной линии романа. Спектакль собирается из осколков воспоминаний: прошлое чередуется с настоящим, в которое вторгается будущее. Для усугубления контраста Маслову и Нехлюдова играют по два актёра – рядом с каждым героем его «альтер-эго». В кульминационный момент сквозь призму пластиковых перегородок, благодаря чередованию теней и света в отражениях, уже трудно сосчитать, сколько на сцене Нехлюдовых – 2? 4? 8?.. Нет выбора. Они – клоны – тебя поглотили.

 

Не зная содержания, смотреть трудно. Поэтому программка кратко передаёт содержание. Но даже при таком поверхностном знакомстве происходящее на сцене волнует и ведёт за собой в роман-раскаяние, роман-очищение. Полтора часа спектакля-танца в хореографии Землянского, в котором артисты передают драматургию толстовского произведения через пластику, пролетают как один миг.

 

– Когда Сергей взялся за «Воскресение» Толстого, я, честно говоря, оробел, – прокомментировал режиссёрский выбор сам Никита Михалков. – Я взял паузу, а потом понял: если не будешь иметь дело с людьми, которые делают то, чего ты сам не умеешь, всё становится очень заскорузлым.

– Трудно было научить молодых, начинающих актёров молчать?

– Научить молчать – самое трудное. Пауза как умножение напряжения и энергетики, а не безликое пространство – это самый серьёзный тест актёрского мастерства. Неимоверно трудно вместо слов включать психологию тела, жест, которым может быть просто долгий и напряжённый взгляд, движение, поворот, замирание... К сожалению, современные актёры и режиссёры практически их не используют. И я очень счастлив, что Сергей Землянский работает в этом жанре.

Сам режиссёр так нам объяснил свой выбор:

– Да, это было непросто для артистов и постановочной команды. Когда звучит партитура, не можешь задержаться: должен следовать и чётко улавливать звук. К тому же у тебя три пространства, которые отражаются, и артисты внутри одного, как в зеркальном коридоре, не видят параллельных. Я сознательно пошёл на то, чтобы у нас было два Нехлюдова и две Масловы, но их стало ещё больше – за счёт вот этого отражения стеклянного коридора.

Стоит отметить костюмы художника-постановщика Максима Обрезкина в духе эпохи Толстого и музыку Павла Акимкина, также специально написанную к спектаклю.

– Я хотел остаться в классической манере исполнения. Вначале отталкивался от литературного произведения – создавал какие-то кусочки, наброски. Потом соединил их в главную тему – всё кончилось, время кончилось. Она звучит в финале.

И если время спектакля истекло, то для студентов академии, пожалуй, всё только начинается. Третья премьера менее чем за год проходит при полном аншлаге. Впору открывать свой театр.

Фото: предоставлено пресс-службой Академии Н.С. Михалкова / Ксения Болясова