Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Марк Розовский – с умом и по сердцу

Марк Розовский – с умом и по сердцу

В Театре «У Никитских ворот» премьера. Марк Розовский представил зрителям свою сценическую версию «Горя от ума». В режиссёрской трактовке другие созвучные черты – «…без ума». Это надо видеть! Эпитеты – «бессмертная», «вечная», «гениальная», «разбираемая на цитаты», «современная», «злободневная» комедия – бессмысленны, как и вся шпажка, на которую нанизаны штампы, знакомые каждому со школьной скамьи. Она рассыпается как только на сцене начинают друг за другом пробуждаться ото сна Лизонька, Софья Павловна, Молчалин, Фамусов… К приезду Чацкого герои становятся столь реальны и осязаемы, что тень донаполеоновской Москвы с модами и музами Кузнецкого Моста начала XIX века растворяется в пластах истории, а ты оказываешься в до боли привычном и знакомом окружении. Вот только за окном вместо карет по улицам проносятся машины, а в руках вместо трости – айфон.


Слева направо: Молчалин (Станислав Федорчук), Фамусов (Александр Масалов), Петрушка (Александр Панин)

Вон спешит Молчалин. Он знает, с кем и как себя вести, кому подать руку, а кто и взгляда не стоит. Вчера безродным прозябал в Твери, сегодня жаждет ипотеки. В центре много суеты. Поэтому желательно на юго-западе Москвы. С утра спешит в казённое ведомство на работу, где от звонка до звонка строит карьеру. «Счастливые часов не наблюдают». В уютном кабинете ведёт счёт дням рождения и праздникам начальства, чтоб, не дай бог, не пропустить. Он под прикрытием родного дяди, которому известно, куда племянника впустить, какую дверь ему открыть. Всё схвачено, за всё заплачено. Он в свете, рождённом на закате прошлого столетия. Зачем нам книжки – всюду интернет, а там, где деньги, сила – можно без ума. Фамусову с рук сойдёт. Вон и товарищ его близкий – Скалозуб. Откуда? Понятно, из структур. Полковник. Обществу без них не быть. Очаково штурмовал, Крым возвращал. Весельчак, всегда в запасе анекдот. Кому же будет отдана и век останется верна Софья Павловна? Естественно, не Чацкому. Тот сумасшедший: ему прислуживаться тошно, а в городе всё видится не так… Вот он, потерявшийся среди родных стен, сын Отечества, которому всё ж этот дым и сладок, и приятен.


Софья Павловна (Виктория Корлякова) и Чацкий (Константин Иванов)

И Москва здесь – лишь образ, тот пятачок, клочок, где всё сошлось, пересеклось и оттого заметно, явно, остро. Ведь так сейчас везде. Не важно, где – и в Петербурге, да и в Костроме... Потерянные Чацкие, пузыри-Молчалины, растрачивающиеся на пустое Софочки… Всё те же стращающие новости, гламур и свет, Москва и регионы, Россия и Европа. Нет, Розовский не перемещает зрителей во времени и пространстве, но диалоги так мастерски выведены игрой, что параллели проносятся в мыслях сами собой. Три часа на одном дыхании. И преамбулой к этому философскому поиску места под солнцем становится переписка Пушкина и Чаадаева. Когда же Чацкий в исполнении Константина Иванова со сцены читает пушкинские «Не дай мне Бог сойти с ума…», голова идёт кругом. У Чацкого 300 душ, и он – в карету. А остальным куда? В Молчалины?


Чья возьмёт? Чацкий? Молчалин?

Фото: Антон Кардашов