Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Москва простилась с Владимиром Шаинским

Москва простилась с Владимиром Шаинским

Траурная церемония прошла в минувший понедельник в Московском доме композиторов, куда было доставлено тело Владимира Яковлевича из США, где провёл последние годы жизни и умер композитор, с чьими песнями выросло и «весело шагает по просторам» уже не одно поколение детей. Эти лучезарные ноты стали символом счастливого детства, которое невозможно представить без запоминающихся мелодий – «Антошка», «Чунга Чанга», «Голубой вагон», «Кузнечик», «Улыбка», «Дважды два – четыре», «Песня Чебурашки», «Песенка мамонтёнка», «Облака», «В порту»… Что ни песня – шлягер. Они лились из него, как ручеёк. В последние годы, как только отпускала болезнь, он садился за рояль. Музыка в нём жила, буквально переливаясь через край. Всего более 300 песен, не только детских, но и песен для взрослых, которые пели Анна Герман, Муслим Магомаев, Эдуард Хиль… И до сих пор поют Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Аида Ведищева… Неслучайно его назвали советским Моцартом. Но творческий путь автора не был таким лёгким, звонким, как его песни. Шаинский вышел на сцену уже достаточно поздно – когда перешагнул 40-летний рубеж. Далеко не с первой попытки он был услышан и замечен. Родился в Киеве, поступил в Московскую консерваторию, после окончания которой долгое время работал над серьёзными произведениями, писал симфоническую музыку. Играл в оркестре Утёсова.

– Он слыл хорошим скрипачом, но в Союз композиторов ни при каких обстоятельствах его не хотели принимать, – рассказывает первая жена Владимира Яковлевича, композитор Ася Султанова. – Его буквально хлестали. Не представляю, как он это выдержал…

В какой-то момент супруга предложила ему на время переехать в Баку и поучиться у любимого ученика Дмитрия Шостаковича – азербайджанского композитора Кара Караева. А заодно посоветовала попробовать писать детские песни: «Эта ниша тогда была пуста». Шаинский переезжает. Три года он жил в скромной съёмной комнате и питался одной рыбой, которую сам же ловил на бакинских причалах. И сутками работал. «Если ты гений, должен чертовски трудиться», – говорил Чайковский. Шаинский вывел цитату в аксиому. Ночи напролёт проводил в консерватории за роялем. Написал симфонию, квартет, фортепианные произведения, решил 30 полифонических задач, многие из которых не поддавались и известным композиторам. Когда почувствовал силы и осознал, что может то, чего другие не умеют, вернулся в Москву.

– Он въезжал на белом коне – королём детского жанра, – вспоминает первая жена.

Ему действительно не было равных. Песню «Антошка» написал за пять минут. Юрий Энтин дал текст, а через несколько минут тишины автор предъявил музыку на «Тили-тили, трали-вали… Это мы не проходили, это нам не задавали».

Весёлый, скромный, добрый человек, с появлением которого всё вокруг оживало и начинало вертеться. Вечный ребёнок. Такие эпитеты употребляли те немногочисленные, но очень дорогие и близкие Шаинскому люди, которые пришли попрощаться с композитором, – Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, артист, Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджанской республики в России Полад Бюльбюль-оглы, замминистра культуры Александр Журавский, руководитель департамента культуры Москвы Александр Кибовский...

– От песен Шаинского хочется жить! – выступил Иосиф Кобзон. – Все говорили: «Какой он смешной… Эпатажный… Наверное… Но какой он талантливый. Таких больше нет. Таких больше не найдём.

– Без пафоса говорим: «Он был просто гениальным человеком, гениальным композитором, который вместе с нами шёл по нашим дорогам». С Шаинским мы весело «шагали по просторам», – сказал Лев Лещенко.

Такой он – небольшой человек великих песен. Он завещал похоронить его на родине. Под аплодисменты маэстро отправился в свой последний путь на Троекуровское кладбище.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости