Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Музыкальное звучание Константина Коровина

Музыкальное звучание Константина Коровина

До конца января в Музее-усадьбе Шаляпина проходит любопытная выставка «Театр. Художники». Известнейшие художники предстают сценографами. Впервые Российский национальный музей музыки имени Глинки выставил из фондов столь масштабную коллекцию изобразительного искусства – 34 тематически объединённых музыкальными спектаклями работ конца XIX-первой половины XX веков Валентина Серова, Михаила Врубеля, Александра Бенуа, Юрия Анненкова, Фёдора Федоровского, Петра Вильямса. Но главный герой – Константин Коровин, из-под кисти которого вышли картины, наброски, эскизы декораций, костюмов, совершивших переворот в российской сценографии, основоположником которой художник, по сути, стал. С его подачи в театр на смену традиционным тканям, пачкам, костюмам пришли платья и наряды, соответствующие настроению, духу, нравам, времени, в котором разворачивается действо.

Они были революционны и потому непривычны, из-за чего артисты иногда даже отказывались в них выступать. Но его работы следуют сюжету – наполняют, развивают, достигая кульминации и развязки. А одновременно отображают эпоху, в которую творит сам автор. В опере Римского-Корсакова «Садко» в постановке Большого театра Великий Новгород предстаёт крейсером. Он буквально разрезает воды Ильменя, что просматривается в полотне. Свою работу художник создаёт в начале XX века – время борьбы за сферы влияния в мире, нередко сопровождаемые военными конфликтами, в которых участвует Россия.

Одни Коровина ругали за эпатаж и вульгарность. Другие восхищались, но, несмотря на позднее признание, художник доказал не сиюминутность своего гения.

– Он воспринимает постимпрессионизм Сезанна и одновременно реалистическую позицию, свойственную русской душе. Он был близким другом Исаака Левитана, – рассказывает Любовь Агафонова, директор галереи «Веллум», экспонаты которой также представлены на выставке. – Коровин вместе с линейными работами создаёт композиции по диагонали. Константин Алексеевич встраивает в художественный смысл музыкальное звучание. Он – первый русский художник, который выступает соавтором пьесы как драматург. Родоначальник всей сценографии XX века.

Художник рождает целую плеяду учеников, которые в своих работах на протяжении XX века ведут линию, начатую художником. В этой галерее все представленные художники её демонстрируют и выдерживают.

– Пётр Вильямс являлся одним из основателей Общества художников-станковистов (ОСТ), писал авангардные работы, но в конце жизни он повторяет то, что создавал в 1918 году, обучаясь у Коровина, – продолжает Любовь Агафонова. – Обратите внимание на его работы, написанные в разгар войны, в Куйбышеве, куда были эвакуированы театры и училища. Они фантазийны. Ни одна из них не написана с натуры. Но в них прозрачные, тонкие, роскошные коровинские линии.

Художник Симон Вирсаладзе подхватывает эти линии в военные сороковые и продолжает уже в советской сценографии Большого театра 70-х годов XX века.


Выставка даёт уникальную возможность проследить и уловить то едва заметные, то откровенные и явные нюансы, штрихи, заложенные Константином Коровиным – художником, театральное наследие которого из-за трагических обстоятельств начала XX века практически оказалось утраченным. В 1912 году большинство его работ, созданных для Большого театра, сгорело в пожаре. Коровин пережил нервное потрясение, после которого попал в клинику. Потом срывы неоднократно повторялись. В начале 20-х покинул страну и уехал во Францию. В эмиграции продолжал писать эскизы и обнаружил в себе литературный талант. Когда ослеп и не мог рисовать, жил на гонорары от рассказов, публиковавшихся в русскоязычной прессе. Умер 80 лет назад 11 сентября 1939 года.

До революции художник часто гостил в усадьбе Шаляпина: вместе с великим русским басом работали над образом и, конечно, отдыхали. Оттого экспозиция очень органична настроению дома.

– Мы практически никогда не проводили художественную выставку. Наш профиль всё-таки музыкальный, – рассказывает генеральный директор Российского национального музея музыки имени Глинки, член Совета РМС Михаил Брызгалов. – Но, когда окунулись в процесс подготовки, пальчики сами стали всё делать. Никого не нужно было заставлять. Все откликнулись. Эта выставка – хороший пример частного и государственного партнёрства. Меня радует, что пришли люди. Мне нравится за этим наблюдать. Значит, работа не напрасна.

Фото: пресс-служба Российского национального музея музыки имени М. Глинки