Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Ольга Погодина:
Есть мечта – и силы находятся

Ольга Погодина: Есть мечта – и силы находятся

Фильм «Маргарита Назарова» для неё стал рубежом, а для зрителей откровением. Ради реализма на экране Ольга сошлась на манеже цирка с хищниками, и вот уже 10 лет как ступила, по сути, на «непаханое» женскими именами поле кинопродюсирования. Высокие рейтинги подтвердили успех на этой ниве творчества, и героиня фильмов «Женская интуиция», «Три дня в Одессе», «Телохранитель», «Капкан», «Отражение», «Легенда об Ольге» (всего около 100 киноработ. – Ред.) занята производством картин, в которых не только играет, но и решает ключевые вопросы. Мы узнали, насколько женская интуиция помогает актрисе и продюсеру на съёмочной площадке.

Безоружное укрощение

– В фильме «Маргарита Назарова» долго уговаривали себя войти в клетку? Коленки не дрожали?

– Если себя нужно уговаривать, да ещё если у вас коленки дрожат, то даже не думайте о том, чтобы зайти в клетку. Не должно быть ни того ни другого.

– А близкие не отговаривали?

– Близкие люди для того и даны, чтобы при принятии важного решения поддержать, а не отговорить. Зачем портить родному человеку жизнь?

– Неужели, входя в клетку, при себе не имели даже какого-то страховочного муляжа оружия?

– Какое оружие? Мы в XXI веке живём. Вы что? Прежде чем начать представление (а они у нас были настоящие, с использованием массовки), выходил Эдгард  (Запашный – Ред.) и показывал, что все безоружны. На случай непредвиденной атаки всегда был брандспойт с водой. Это единственное средство защиты. Поверьте, тигры очень разумные существа, а их дрессировщики уникальные люди – настоящие волшебники...

– Как на вас реагировали животные?

– Животные, как люди, уникальны и индивидуальны. Мартин боялся щекотки, Элтон терпеть не мог запаха кожаной одежды. Когда Андрей Чернышов, который также самоотверженно выполнял трюки с животными, подходил к нему в кожаных брюках, сапогах, куртке, тигр сильно нервничал. Даже была попытка нападения. Шакира не выносила запаха любой парфюмерии, но меня приняла. Дело в том, что я пользуюсь парфюмом, который, как выяснилось, для неё оказался родным запахом, потому что она знала его с детства. Теми же духами пользуется и дрессировщица Шакиры. Я часами могу о них говорить – они очень разные, сложные и интересные, зачастую интереснее людей, честнее – это точно!!!

– И всех помните по именам…

– По мордам… Это лет двадцать назад думала, что они одинаковые, а сейчас узнаю каждого по количеству усов. Если прихожу к Эдгарду Запашному в цирк, и тигры вместе перемешаны, как люди в толпе, никого не перепутаю.

– В работе над картиной обращались к чужому киноопыту? Смотрели «Приключения итальянцев в России», «Полосатый рейс»?

– Не буду сравнивать ни при каких обстоятельствах. Эти фильмы к нашей ситуации не подходили. В «Полосатом рейсе» с тиграми работали сами дрессировщики!!! В нашей картине все трюки с животными выполнены самостоятельно драматическими артистами. Это значит, мы – я и Андрей – вошли во взаимодействие с животными. В подобном формате общения они начинают тебя слушаться. До нас ещё никто в кино не оставался один на один с 11 хищниками, выполняющими трюки под нашим руководством!!! Поэтому ваш вопрос о чужом опыте смешон.

– И сколько времени понадобилось подойти к тому, чтобы остаться наедине с хищником, да ещё и голову в пасть ему положить?

– Мне 8 лет, Андрею 3 месяца. Я об этом уже говорила во многих интервью. Не думаю, что повторение будет вновь интересно. В данном случае – это беспрецедентный случай в мире. У нас впервые в картине драматические актёры исполняли трюки мировой дрессуры. Потому фильм покупают многие страны.

– Сделать подобную картину – это мечта детства?

– Вновь не хочется повторяться. Мы долго думали с Эдгардом Запашным о том, как создать картину, в которой можно было бы объединить животных и людей. И однажды режиссёр Ольга Субботина предложила снять фильм о дрессировщице львов Ирине Бугримовой. Эдгард говорит: «О Бугримовой невозможно. У меня только два льва, а у неё одиннадцать. Где я их возьму? Давай о Назаровой с тиграми». Так что всё очень просто.

Женские приёмы

С Андреем Чернышовым. Кадр из фильма «Танкисты»

– Сейчас вы заняты военной темой – играете в картине «Танкисты», которую одновременно продюсируете. Это другое кино?

– Это военная драма. Абсолютно мужская картина о войне. Все бои сняты практически без графики. Как говорится, вживую, теперь это наш конёк с режиссёром Константином Максимовым, который и снял «Маргариту Назарову». В Подмосковье мы арендовали огромное поле, на котором вырыли окопы и пустили танки. Максимов очень въедливый и точный режиссёр, соблюдающий по максимуму историческую правду, насколько это позволяет художественное произведение. Прежде чем приступить к работе, изучил в деталях боевую технику Великой Отечественной войны и вообще всё, что связано с танковыми сражениями и военным делом. Съёмки позади, и сейчас ликвидируем следы минувших баталий – засыпаем окопы, восстанавливаем поле. Картина выйдет в прокат в следующем году.

– В её основе тоже реальная история?

– Да, в её основу положен реальный подвиг из наградного листа. В истории много неизвестных подвигов. Нам известны лишь те, о которых написаны книги и сняты фильмы. Их немного. На самом деле погибло 27 миллионов человек. Это только учтённые жертвы. Представляете, сколько за ними стоит трагедий и подвигов – за четыре ужасных года войны, перевернувших ход истории? Какой смысл снимать картину о чём-то известном? Надеюсь, посредством нашей картины неизвестный подвиг станет известным. Это мужская картина, но она не лишена любовной линии, она нужна, как правило, всегда, это усиливает драматизм. Но ключевые люди за кадром – женщины. Художник-постановщик – Юля Чарандаева, художник-гримёр Оля Потапкина… Сценарист – Валерия Байкеева, оператор – Елена Иванова, продюсер – я. Поэтому эта картина антивоенная. Моя любимая фраза из этого фильма: «Будь проклята эта война». Она стала единственным аргументом, который поддерживал меня во время всего съёмочного периода. И не дай бог нашему и следующему поколению забыть, как это чудовищно страшно, и попытаться повторить, поэтому я выпускаю этот фильм!

– Вы допускаете импровизацию?

– А как же, если у меня заняты блестящие артисты?! Сергей Горобченко, Олег Фомин, Андрей Чернышов, Владимир Епифанцев, Василий Степанов, Василий Седых, Николай Добрынин… Танкисты у меня прекрасные. В нашем деле невозможно не импровизировать.

– Если картина мужская, напрашивается вопрос: «Мужчины за вами идут?»

– Как видите…


– Неужели не нашлось строптивца, который сказал бы: «Мне виднее…»?

– Да как-то мирно у нас всё проходило. Артисты – душа картины, существа нежные. Их любить надо. Съёмки – это командная работа. Я почти 10 лет работаю с одними и теми же людьми. С Андреем Чернышовым трудно пересчитать количество созданных совместно проектов. С Володей Епифанцевым, с которым мы учились, правда, на разных курсах, делаем второй фильм. Поэтому мы понимаем друг друга. Очень редко кто-то «вываливается» из коллектива. Но каждый раз приходит новый герой. Когда в нашу команду «влился» Николай Добрынин, мы приобрели в его лице большого друга. Понимаете, я люблю съёмочный процесс. Во время него надо получать удовольствие – общаться, советоваться, придумывать новое с теми, с кем работаешь... Всегда нахожу время для важного и для понимания возможностей каждого, кто занят в съёмочном процессе. Могу «разрулить» если не любую, то очень сложную ситуацию. А почему нет? Как я прожила бы свою жизнь, если бы не научилась этого делать? Надо – значит надо. Трудно, конечно, когда всё решается за один день, а иногда становится и поздно что-либо изменить, но такова жизнь. Если приходит осознание того, что все доводы использованы, слова сказаны, а результата нет, надо расставаться и идти в своём направлении. Ничего не получится тогда, когда вы не подходите друг другу.

На прошлом – точка

– Насколько мне известно, ваш любимый фильм – «Легенда об Ольге». А за работу в фильме «Прощайте, доктор Чехов!» вы получили Гран-при за лучшую женскую роль на фестивале во Франции. Почему такие знаковые картины к зрителю долго идут, а, например, «Женская интуиция» – наоборот, частый гость экрана?

– Очень философский вопрос, если отвечу честно, наживу ещё больше врагов... Что касается перечисленных работ, то, не вдаваясь в детали, которые скучны, назову одну причину того, почему они остались незамеченными, – банальная зависть. Пресловутый человеческий фактор.

– А может, дело в теме, не рассчитанной на массового зрителя? Вот одна из ваших картин – «Любовь прет-а-порте» – затрагивает тему сексуальных меньшинств...

– Удивительно, что картина вообще вышла. Реакция за границей прекрасная. В Монако получила приз от принца Альберта. Там публика и критика, как принято сейчас говорить, толерантна. В картине заняты красивые итальянские актёры, а на Западе любят смотреть на красивых артистов – мужчин и женщин. Так что продажа картины идёт хорошо.

– Нет сожаления о том, что эти работы до зрителя не дошли в том объёме, в каком вы хотели? Или есть внутреннее стремление их довести?

– Нет, это дело прошлого, а прошлое надо уметь отпускать. Тем более теперь у меня навсегда есть «Маргарита Назарова» – это моя векторная любовь. Сейчас у меня в работе новая история: 20-е годы прошлого века, противостояние разведок, покушение на Врангеля… Это красивая, авантюрная, шпионская картина «Легенда Феррари». Параллельно пишутся сценарии ещё к трём картинам. Я с удовольствием выпускала бы больше, но иногда возникают моменты, когда нужно эмоционально передохнуть, чтобы вновь появилось вдохновение.

– Как эмоционально отдыхаете?

– Очень люблю плавать. Особенно в море. В Москве лучшее место для отдыха – мой дом. В кино обожаю ходить. Тяготею всё-таки к хорошему голливудскому кино, которое будет понятно зрителям любой страны – от Кореи до Мадагаскара. Меня всегда очень пугает узконаправленный национальный кинематограф. Мне в нём тесно.


– Вы замечательно выглядите. Что может поднять тонус и настроение?

– Наверное, сила воли.

– Или съесть что-то сладенькое? Подольше поспать?

– Когда в жизни происходит что-то серьёзное – это не помогает. Нужно уметь просто собираться. Самое важное – самоконтроль и самодисциплина.

– На женскую интуицию полагаетесь?

– Не сказать, что она у меня женская, но полагаюсь. Раньше игнорировала. Сейчас понимаю – нужно прислушиваться. Она мне подсказывает ход событий.

– Вам популярность помогает в организации производства и продвижения картин?

– Нет.

– А в жизни?

– Я живу очень уединённо и очень избирательно общаюсь. Поэтому, честно говоря, пребывая в некоем замкнутом пространстве, не могу сказать, что вообще ощущаю влияние известности.

– Может, тогда она препятствует?

– Я привыкла преодолевать препятствия, с опытом пришло понимание, каким образом это делать в разных ситуациях, но жизнь не устаёт подкидывать всё новые и новые сюрпризы.

– Есть рецепт стрессоустойчивости?

– Единственный способ победить тяжёлую ситуацию – мечтать. Пока жива ваша мечта, живы вы. Надо быть мечтателем, как бы ни было трудно. Есть мечта, и силы находятся. Идите к ней!

Текст печатается в авторской редакции Фото: из личного архива Ольги Погодиной