Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Повесть без печали

Повесть без печали Сцена из спектакля «Ромео vs Джельетта XX лет спустя». Фото: Вера Хомутовская / Московский театр оперетты

Московская оперетта Ромео и Джульетте пообещала долгую жизнь

Ну сколько можно оплакивать влюблённых, а потом рассуждать об эгоизме молодости, вероотступничестве, порочных феодальных нравах? Наконец свершилось! Московская оперетта представила совсем иную вариацию шекспировского сюжета. Под занавес сезона публика увидела премьеру – мюзикл Аркадия Укупника на слова и либретто Карена Кавалеряна «Ромео vs Джельетта XX лет спустя». И всё становится понятно, и дальше, вроде, можно не писать. Авторы нового спектакля переписали финал трагедии и положили начало новой истории – авантюрной комедии с элементами мелодрамы, приключений и водевиля. Никто не выпил яду, не пронзил своё сердце клинком. Все живы. Влюблённые сбежали в Геную, где стали родителями. Выросла дочь Виолетта – конечно, красавица на выданье. Но счастья нет. В отношениях супругов кризис, брак трещит, как говорится, по швам. Всё вроде есть, и всё приелось. Пылкую страсть и любовь сменила обыденность. Сегодня бы сказали: «Живут ради детей». Ромео – контрабандист. Имеет любовницу – певичку из таверны Фелицию. Джульетту от бренности бытия и загулов мужа спасают средневековый шопинг, светские вечера, интриги. Она пока хороша собою: до ягодного возраста ещё имеется запас времени. Конечно, с вершины наших дней. В XVI веке ей быть почти старухой. Но на то и мюзикл, чтобы уводить прочь от реальности. Особенно, если его пишут Аркадий Укупник и Карен Кавалерян, а режиссёром-постановщиком выступает очень востребованный режиссёр и актёр Алексей Франдетти. В такой компании хит-создателей Ромео и Джульетте заскучать не суждено. После того как на сцене появляется таинственный рассказчик, в котором явно угадывается сам «Уильям-с наш Шекспир-с», новый ход действа уже не изменить.

Сцена из спектакля «Ромео vs Джельетта XX лет спустя». Фото: Вера Хомутовская / Московский театр оперетты

По сути, зритель видит изящную фантазию-предположение в духе сослагательного наклонения: «Что если бы?..» В ход идут приёмы, возможные только в искусстве. А почему нет? Ведь ему не во всём важно быть реалистичным. Особенно если ты идёшь на водевиль или мюзикл. И тогда слёзы осушает смех, талмуды умудрённой жизни сменяют лёгкость бытия, морщины сосредоточенности разглаживаются чувством умиротворённости и благодати. На сцене красиво, азартно, волнительно. Не надо думать, рассуждать. Артисты играют ярко. Зрители в предвкушении хеппи-энда. Остаётся наслаждаться. У поэта добрый слог, слова звучат вполне понятно, внятно, а некоторые строфы язык желает повторять, душа местами просит подпевать. Неудивительно это слышать от автора бесспорных шлягеров «Старый отель», «Ночное рандеву», «Ты сделана из огня», «Гадалка», «Девочка с севера»… И если для Карена Кавалеряна это уже далеко не первая работа в театре, то Аркадий Укупник в жанр мюзикла окунулся впервые.

– Мне было важно выдержать стилистику мюзикла и максимально приблизить звучание оркестра к шекспировским временам, сделать музыку понятной и близкой сегодняшнему зрителю, – сказал накануне премьеры композитор.

Замысел удался. Публика горячо встретила премьеру. Действо органично вписывается в представления об эпохе, а музыка в исполнении оркестра под управлением дирижёра Константина Хватынца очень далека от нашумевших в 90-е годы хитов «Петруха», «Сим-Сим, откройся!», «Я на тебе никогда не женюсь». На сцене все сошлись – артисты, авторы, музыканты, режиссёр. Яркие костюмы, массовые и лирические сцены, зрелищные поединки на шпагах, мастерское исполнение вокальных и танцевальных номеров в антураже декораций, воссоздающих облик купеческой Генуи, зрителя убедили в главном – от печали до радости один шаг. И если хочешь его сделать – добро пожаловать на спектакль. После премьеры мы задали несколько вопросов главному герою мюзикла – Ромео в исполнении обладателя «Золотой маски» Дмитрия Ермака.

Дмитрий Ермак на сцене в роли Ромео. Вера Хомутовская / Московский театр оперетты

– Дмитрий, как вам в образе Ромео – зрелого отца и мужа?

– Очень комфортно. Ни капли не преувеличивая, по возрасту пребываю в образе Ромео 20 лет спустя. Мне через две недели после премьеры исполнится 36. Открою секрет: классический шекспировский Ромео был моей дипломной работой, – говорит Дмитрий и читает наизусть диалог Ромео и Джульетты: «Джульетта, ты, как день! / Стань у окна. Убей луну соседством; / Она и так от зависти больна, / Что ты её затмила белизною…» Знаю его наизусть. Поэтому мне в образе Ромео удобно, органично.

– Судьба подарила роль или вы пробивали к ней дорогу?

– Думаю, подарила. Меня не было даже на кастинге. Он проходил без меня. А после кастинга позвонили директор театра, режиссёр и предложили… Видимо, сразу решили – она должна быть моей.

– Вы также видите Ромео больше рокером? Согласны с авторским прочтением?

– Авторы стремились его жизнь сделать более выпуклой. Я против этого не протестую. Хотя вначале всё выглядело несколько сомнительно. Ведь произведение, по сути, вечное, святое. Я боялся натянутой пошлости. Но мы посягнули. На мой взгляд, всё сложилось: когда видел прогоны с другими составами, понимал, что хочу участвовать в этом спектакле. Для меня это очень важный критерий.

– Что было новым, необычным, сложным в сравнении с другими работами?

– Сложно всё. Поймите, спрашивать об этом равносильно вопросу родителям: «Кого вы из детей больше любите?» Я не дам точного ответа. В любом случае это была творческая работа с некими муками. И говорить о том, что вкуснее, невозможно.

– Спектакль построен как предположение, фантазия: «Что если бы всё пошло не так…» Как часто в жизни приходилось себе задавать вопросы в форме сослагательного наклонения глагола?

– Думаю, этот вопрос рано или поздно задавал себе каждый думающий человек. Все мы из одной плоти и крови, все грешны. Порой перестаём ценить что-то очень важное. Таков путь, наверное, каждого человека. Нужно ничего не иметь у себя внутри святого, чтобы ни разу не спросить себя об этом. Я не верю в абсолютное счастье или в абсолютно счастливые браки. Не может быть всё радужно. Мы рано или поздно страдаем, переживаем, через что-то перешагиваем и переживаем кризисы.

– Вам самому приходилось идти против родительской воли?

– В жизни не возникало глобальных ситуаций для принципиального решения, несмотря на то что моя мама-учитель достаточно категорична. Я не сбегал в горы, не воровал невесту, не собирался жениться или совершить профессиональный выбор вопреки родительской воле.

– Как отец, вы в любом случае оставили бы право личного выбора за сыном?

– Время покажет... Естественно, быть узурпатором не собираюсь, но если пойму, что мой совет, моё слово смогут изменить ситуацию в положительном направлении, то буду стремиться на выбор повлиять. Я постараюсь быть ангелом-хранителем. Если дам совет, то во благо.


Дмитрий Ермак с женой, актрисой Наталией Быстровой, и сыном Елисеем. Фото: из личного архива