Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Равенство нуля

Равенство нуля

Какова природа убийства? Каждый ли homo sapiens имеет склонность лишать другого жизни? Подобные вопросы ставит перед читателем Виталий Бабенко в своей книге «Нуль», выпущенной издательством «Бослен» и представленной на днях в Доме книги «Москва» на Тверской. Сталин, Гитлер, Муссолини умертвили миллионы людей в тюрьмах и в войнах. Идеологи Французской республики Робеспьер, Марат отправляли на гильотину тысячи контрреволюционеров. Римский император Нерон обмазывал смолой христиан и устанавливал их вместо факелов горящими освещать путь горожан в амфитеатр на вечерние бои гладиаторов. Американская медицинская сестра в конце XIX века умертвила почти сотню своих пациентов, а советский маньяк Чикатило жестоко убил более 50 девочек, мальчиков, женщин… Несмотря на различный социальный статус и идеи, все перечисленные персонажи преступают единую для всех заповедь «Не убий», которая, правда, в библейском списке почему-то числится лишь шестой…

Но роман отнюдь не об исторических персонах. И это совершенно не документально-исследовательский труд или научно-фантастическая повесть. Герой Сергей – наш современник, глава частного издательства – готовит книгу-разоблачение о «чёрных деньгах». Её выход для многих равносилен смерти. Ему предлагают варианты сделок… Пересказывать сюжет – всё равно что в корне его убить. Ведь именно детективным жанром автор определяет границы своего творения.

– Кто-то увидел в книге сложный интеллектуальный роман, – рассказал Виталий Бабенко. – Но для меня это просто наивный роман. Потому как «наивный» в переводе с французского первоначально означает «врождённый», «природный».

По мере наполнения сюжетной линии этимологическими экскурсами, рассуждениями, игрой слов «простецкий» детектив действительно приобретает черты интеллектуального чтива. Среди смертей, ужасов поневоле задаёшься вопросом: потребность убивать – природное свойство каждого человека? Сам автор отождествляет нуль и утверждение, что нельзя убивать людей. Именно это равенство – суть религии главного героя. Но на каком-то этапе возникает ощущение противоречия: «…убийство неискоренимо.
И месть за убийство тоже неискоренима. И ненависть, злоба, зависть, агрессивность, самоутверждение за счёт других, попирание слабых, упоение властью – это неискоренимо также». Становится понятно, что Бабенко совершенно не случайно называет свой роман «наивным». Видимо, всё перечисленное тоже приходит к человеку с его появлением на свет. Может, автор ошибается? Пусть читатель разрешает это противоречие сам.