Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

С любовью о жизни

 С любовью о жизни

Национальный фонд поддержки правообладателей при участии Российского музыкального союза выпустил книгу Веры Горностаевой «И нет от музыки отбоя…»

С первых страниц книга буквально уводит за собой, как стремительная Ангара, описанная в одной из глав. «Удивительно красив этот город (Иркутск. – Ред.) на берегу быстрой Ангары (в 30 градусов не замерзает!). От реки идёт пар, набережная в тумане. Снег хрустит, солнечно, нарядно». Выдающийся педагог и пианистка открывает себя с неожиданной стороны – умнейшей и образованной женщины, блестяще подмечающей жизнь в деталях вокруг себя. Вера Васильевна записывает свои впечатления от многочисленных гастролей по стране. «Город Сумы. Здесь, где-то неподалёку гостил А. П. Чехов… Рахманинов написал свою первую сюиту для двух фортепиано. И в этой же Сумской области есть город Тростянец, а в нём живописный пруд, который жители называют Лебединым озером. Вокруг него гулял Чайковский (не оттуда ли «выпорхнул» балет?)». В Воронеже она находит жительницу, лично знавшую Мандельштама в годы ссылки поэта, в Таллине (ныне с двумя «н» на конце) в свободный от вступительных экзаменов дней разыскивает могилу учредителя российской жандармерии А. Х. Бенкендорфа, рядом с которым, там же, покоится отец зятя Рахманинова Григорий Волконский. У первого на постаменте надпись на немецком языке, у второго – на русском. «Разделились на том свете по нациям», – замечает музыкант. Читая книгу, вспоминаю своих героев интервью – современников. Конечно, не всех. Некоторых, но их немало – известных, куда более финансово благополучных не выездного за пределы родной страны профессора Московской консерватории. На вопрос о впечатлениях от последней поездки отвечают скомкано, будто ничего и не видели. Отговорка – не было времени. А она в не менее плотном графике успевала совершать открытия. Стремилась, цеплялась: «Куда бы ни забросила пианиста… судьба, неурядицы отходят… если он попадает в музыкальную школу. Вы входите. На вас привычно смотрят знакомые портреты. Они чаще всего созданы кистью местного художника. Порой нельзя не улыбнуться, когда увидишь, что Бетховен похож на узбека, а Глинка – на грузина… Это ничего не меняет. Лица для всех родные: Бах, Моцарт, Чайковский, Шопен».

Вера Васильевна была последней ученицей Генриха Нейгауза. До наших дней она донесла мастерство педагога: теперь её видеоуроки транслируют на японском телевидении.

На сцене после семейного концерта. Слева направо: дочь, пианистка Ксения Кнорре; внучка, популярная телеведущая и журналист Лика Кремер; внук, пианист Лукас Генюшас

Под Второй концерт Рахманинова в авторском исполнении в 1943 году она дала клятву поступить после войны в Московскую консерваторию. Сдержала. Она знала Шостаковича, Гилельса, Рихтера, Ростроповича, Бабаджаняна, Гринберг… Её жизнь, как сама эпоха, в которой от успеха к забвению один шаг. Два года назад Веры Горностаевой не стало. Осталась книга – история этой интереснейшей жизни, где нет места упрёкам, обидам, жалобам. Есть только живой интерес и благодарность – людям, истории и жизни вокруг.

Фото: из семейного архива Веры Горностаевой