Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Скромное обаяние баяна

Скромное обаяние баяна

Популярной группе «Белый день» исполнилось 25 лет

Вопреки агрессивной пропаганде поп-культуры на ТВ и в глянце, интерес к народному творчеству не иссякает не только в глубинке, но и в столице. На юбилейном концерте группы в столичном театре «Золотое кольцо» – полный зал. Зрители тепло и эмоционально принимают песни, звучащие под аккомпанемент баяна в руках основателя и руководителя коллектива Валерия Сёмина. По мнению заслуженного артиста России, инструмент способен затронуть самые сокровенные тайники души и всколыхнуть целую волну воспоминаний.

Первый баян

– Около 10 лет назад в Новокузнецке произошел случай, благодаря которому у меня сейчас красивый именной баян. Я практически всю ночь играл на корпоративе и, устав, как бы в шутку намекнул: «Слушайте, ну хватит! Баян-то тяжёлый. Трудно несколько часов подряд таскать на себе 17 килограммов!» Мужики так растрогались и прониклись, что скинулись на новый. Отправился за ним в Италию, в город Кастельфидардо, где, наверное, всё местное население производит баяны, аккордеоны, гармошки. Маленький городок с огромным числом баянных фабрик, на которых жители целыми семьями трудятся в своих цехах и передают секреты мастерства из поколения в поколение. Меня там уже хорошо знают. В начале 90-х стал первым баянистом из России, которому изготовили современный баян с MIDI-системой. А сейчас как представитель нескольких итальянских фабрик помогаю приобретать хорошие инструменты нашим музыкантам из провинции. Недавно пожилому баянисту из Ульяновска за 3-4 месяца сделали инструмент. Дедушка очень доволен. Его баян весит теперь всего 6 килограммов и нравится его жене, потому что она поёт под его аккомпанемент.


– Валерий, откуда интерес к баяну?

– Я вырос в частном доме в городе Сызрани Куйбышевской области (совр. Самарская – Ред.), в окружении мамы, бабушки, дедушки. Дед – плотник – часто играл на балалайке. В такие часы я садился рядом и слушал. Как-то, проходя мимо Дворца пионеров, зашли к педагогу по баяну Гертруду Алексеевичу. У меня хорошая память на имена, тем более на такие редкие и интересные. Он меня прослушал и взял в свой класс. Отца видел один раз, если не ошибаюсь, в суде. У мамы были проблемы с ногами: вначале плохо ходила, а потом совсем перестала ходить. Больших денег в семье никогда не было. Я подрабатывал с 14 лет, играя в пионерских лагерях, на турбазах, и учился – в обычной и музыкальной школе. Кто-то посоветовал отдать меня в Суворовское училище: мол, полное гособеспечение – форма, питание… Но мой педагог из музыкальной школы убедил маму направить меня дальше учиться музыке в училище. Помню, она мне тогда купила тульский баян за 150 рублей. Очень дорогое удовольствие при маминой зарплате в 60 рублей. После Сызранского музучилища пришла пора поступать в вуз. Стоял выбор: либо Саратов, либо Москва. Решил сразу в Москву, в Институт им. Гнесиных. Поступил в класс профессора Белякова Вячеслава Филипповича. Мама сняла со своей книжки деньги, на которые можно было приобрести новые «Жигули», и купила мне концертный баян «Юпитер». Я её ни о чём не просил, не умолял. Она просто поняла, что мне это надо. Студентом стал отправлять ей деньги, а она, как позже узнал, их откладывала и на себя ничего не тратила. Два года назад мама умерла накануне моего дня рождения –
18 мая.

– А вы родились 19-го – в День пионерии…

– Да, в этот день на лекциях в Гнесинке, как в детстве, я всегда повязывал пионерский галстук и, пока не узнавали, почему, на меня смотрели как на идиота.

Мне стесняться нечего

– Не пожалели о своём выборе?

– Нет, не жалею. Я по жизни всегда с баяном. В последние годы особенно чувствую ответственность за наш национальный символ, в популяризации которого вижу своё предназначение. У нас на главных телеканалах практически не транслируют народную музыку. В советское время на ТВ и радио существовала целая редакция народной музыки. До сих пор помню своих первых редакторов, теле- и радиоведущих, которые, как сегодня бы сказали, «продвигали» меня и коллектив. Это были люди с высшим консерваторским образованием – отлично понимали музыку, искусство. Работали Юрий Зацарный, Владимир Карасёв, Элеонора Беляева, Татьяна Барченкова и многие другие. Была хорошая тусовка в хорошем смысле этого слова, где друг друга понимали и поддерживали. Сейчас этого нет: народное творчество представлено двумя-тремя именами. В России очень много талантов, самородков, профессиональных и самодеятельных коллективов. Эти люди танцуют, играют на национальных инструментах, поют народные песни на своём родном языке, но о них никто не знает. Такого не должно быть.

– Поэтому вы активно используете интернет-площадку?

– Два года назад я познакомился со Святославом Ивановичем Буняевым. Он предоставил площадку, и каждую среду в 21:00 на «Онлайн ТВ» я веду передачу «Играй, баян!» Из студии на Якиманке мы вещаем на весь мир. Прелесть программы в том, что гости в прямом эфире, без записи и предварительной подготовки, не только рассказывают о своём творческом пути, но и поют вместе со зрителями. Баян объединяет людей разных национальностей и культур. Мы приглашаем профессионалов, от которых исходит добрая и положительная энергетика. А каждый вторник на радио «Наше Подмосковье» я веду программу «Гости». К нам приходят исполнители, композиторы, работающие в разных жанрах, – Ренат Ибрагимов, Александр Морозов, Сергей Трофимов, группа «Доктор Ватсон», фольклорные коллективы, группы и исполнители разных национальностей: татары, евреи, армяне, чуваши и многие другие. В студии собирается иногда до 10 человек, которые играют, импровизируют, общаются друг с другом. Не представляете, какие восторженные отклики мы получаем. Одна женщина написала, что больной бабушке-соседке, у которой нет компьютера, как-то включила у себя «Играй, баян!» Теперь старушка живёт от среды до среды в ожидании передачи и даже таблетки перестала пить. Эта народная правда и добрые помыслы – то, чего не хватает в нашей жизни. В глубинке люди за счёт этого и живут. Поэтому в программе «Посиделки на кухне» сейчас создаю антологию советской песни. Их очень много. Достаточно вспомнить моего любимого композитора-песенника Григория Фёдоровича Пономаренко, написавшего более четырёх тысяч песен.

– Негативные отклики, наверное, тоже в социальных сетях встречаются. Как реагируете?

– У меня сложилась такая публика, которая, как говорится, «заклюёт» любого, кто позволит нелестные отклики в мой адрес. До 47 лет я многого стеснялся. Теперь понимаю, что сам – крутой профессионал. За плечами большая школа жизни: Гнесинка, служба в ансамбле песни и пляски Советской Армии «Красная Звезда», создание группы, вместе с которой вот уже четверть века; переиграл классику, джаз, рок, современную музыку. Мне стесняться нечего.


На посошок

– Откуда название группы? В народной памяти 90-е годы ассоциируются, скорее, с чёрными днями…

– Ну, потрясения начались позже. Для нас это было хорошее время. В 90-м году нас пригласили петь на теплоходе во время фестиваля «Пост-Монтрё» и меня спросили: «Как вас представить?» Ответ был: «Белый день». Не знаю, почему не чёрный, не красный… Потом были выступления в Дании, Америке, Италии, Германии… Помню, из Америки, где все улыбаются, мы приехали с улыбкой до ушей, и на нас смотрели, как на идиотов. Там мы проходили в кроссовках белого цвета три месяца и всё это время они оставались белыми. А в Москве уже на следующий день они стали чёрными. В Монголии летали в одном самолёте с баранами, военной кухней и огромными катушками киноплёнок, приземляясь в местах, где не было даже взлётной полосы. В Италии долгое время работали в парке «Гардаленд» (местный Диснейленд – Ред.), где впервые заиграли на русских народных инструментах – балалайке, баяне, домре – попурри на песни «The Beatles»», «ABBA», «Boney M.», «Queen», «Deep Purple»…

Как-то к нам подошла женщина, представилась женой Бобби Фаррелла – участника группы «Boney M.» – и в знак признательности пожала руку. А потом, уже в России, вместе с пародийной группой «Бони НЕМ» были на разогреве у легенды диско. Тогда и познакомились и даже вместе выпили.

– Как западные звёзды реагировали на ваши версии хитов?

– Брайану Мэю (гитарист и автор многих песен группы «Queen» – Ред.) так понравилось, что он пригласил нас после концерта в ресторан. А Крис Ри после нашего выступления на разогреве попросил на память балалайку. Мы подарили.

По законам Вселенной

– В начале двухтысячных вы работали на ТВ с Михаилом Евдокимовым в программе «С лёгким паром!» Каким его запомнили?

– Мы сняли более 100 программ. Михаил Сергеевич был самородком-профессионалом. Он умел в творчестве находить компромиссы. Чувствовал ту грань, за которой творческого человека можно обидеть, и потому её никогда не переступал. А в жизни он был, наоборот, бескомпромиссен. Вокруг него всё крутилось. Его не стало, и программа замерла. Каждый год на Алтае проходит Евдокимовский фестиваль «Земляки», который Михаил начал устраивать ещё при жизни. В минувшем году на его родине в Верх-Обском прошел фестиваль под названием «10 лет без Сергеича».

– А сами в баню ходите?

– Конечно! За здоровьем надо следить. Но времени не хватает. Я трудоголик. Так жить, наверное, неправильно, но по-другому не могу. Сначала надо сделать, а потом уже идти в баню.

– В провинции, наверное, лучше принимают – столы накрывают…

– Да. Иногда мёд дарят, яйца куриные – свежие. Бабушка как-то подносит корзинку с яйцами – мол, только вывалились, сынок… Грузди… Я их сильно люблю, а в Москве их нет. В глубинке всё по-настоящему и искренне – от сердца.

– В фильме Павла Лунгина «Свадьба» примерили на себя рясу священника. Каково?

– В фильм попал благодаря моему другу – музыканту, композитору, саксофонисту Владимиру Чекасину. Он написал, а я исполнил его музыку в фильме. Павел Семёнович Лунгин – очень интересный, увлекающийся человек. Как-то сидели у него дома. Помню, Марат Башаров принёс такую вкусную баранину, которой я никогда не ел. Мы её поджарили, и в конце разговора он предложил: «А давай-ка батюшка будет петь!» Так и получилось. Снимали в Тульской области в Киреевском районе. Я отрастил свою бороду, потому что наклеенная не подошла. В фильме должен был венчать Марата Башарова и Машу Миронову. Помню, ходил вокруг церкви, слова богослужения разучивал, как неожиданно местные бабки появились и приняли меня за настоящего священника: «Ой, а батюшка какой молодой, красивый! Оставайся у нас, а то наш уже старый». Но настоящего креста на съёмках надеть не дали – мол, большой грех. Потом с картиной нас пригласили в Канны. В фильме батюшка поёт русскую народную песню «Напилася я пьяна, не дойду я до дому…». Помню, после премьерного показа на фестивале мы все – актёры, Павел Семёнович, съёмочная группа – встали и запели эту песню, весь зал громко и долго аплодировал.

Понимаете, всё, что было, есть, будет – запрограммировано Вселенной. Животные живут по её законам. Вы же не можете себе представить того, чтобы ранняя птичка захотела поспать подольше? Солнце встаёт, и она с ним просыпается. Желания исполняются при одном условии: если человек живёт по законам Вселенной. Я стараюсь по ним жить. Остальное – мелочи.

Фото: из личного архива