Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Элеонора Шашкова: кто она – жена полковника Исаева?

Элеонора Шашкова: кто она – жена полковника Исаева? Кадр из кинофильма Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны». Фото: А. Гольцин / РИА Новости

55 лет назад героиня фильмов «Семнадцать мгновений весны», «Ошибка резидента», «Тени исчезают в полдень» впервые вышла на сцену театра имени Евгения Вахтангова

В легендарных «Семнадцати мгновениях весны» с Вячеславом Тихоновым они создали едва ли не самую романтическую пару советского экрана. Разведчик и его жена. Что может быть притягательнее личной жизни офицера разведки, скрытой от глаз и прикрытой зашторенными окнами. Загадка. Тайна. Интрига. Пять минут жизни в кадре – и вот он, ответ на главный вопрос миллионов телезрительниц, который одолевал их в повседневной жизни не менее, чем на экране… Какая она, его жена? Татьяна Лиознова гениально прочувствовала и использовала посыл и чаяния женской аудитории и попала в точку. А если сцена усугублена осознанием разделяющего супругов расстояния, долгого расставания, неизвестности будущего ради спасения Отчизны, да ещё под щемящую мелодию Таривердиева, то слёзы накатывают не только у дам, но и у скупых на чувства мужчин. Неслучайно встречу Штирлица и его жены признали одной из самых впечатляющих сцен в мировом кинематографе. И её главное лицо всё-таки не штандартенфюрер Отто фон Штирлиц, а красавица жена полковника Исаева в исполнении Элеоноры Шашковой. Замечательная актриса, которая о жизни сотрудников спецслужб знает не понаслышке, так как сама в молодости работала в закрытой части на далёких Курилах. И, возможно, там так и осталась бы навсегда, но этого, к нашему счастью, не случилось, потому что юная Эля в 20 лет задумала побег из-под родительской опеки с тихоокеанских островов на Большую землю. Ведь она с детства мечтала стать актрисой. Об этом заслуженная артистка России рассказала «ПР» накануне своего юбилея – 55 лет назад она впервые вышла на сцену Театра имени Евгения Вахтангова, которому служит и ныне.

Сцена из юбилейного спектакля режиссёра Екатерины Симоновой «Вечер шутов». Элеонора Шашкова в роли артистки цирка.
Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Валерий Мясников

Неблизкий путь

– Мой отец пограничник, – вспоминает Элеонора Петровна далёкую от сцены предысторию театральной жизни. – Мы часто переезжали из одного места в другое. Я родилась в Батуми, через год уехали в Баку, потом были Тбилиси, Кишинёв... Школу я заканчивала уже в Симферополе. В детстве у меня совершенно не было свободного времени – занималась спортом, танцами, пела в хоре, ходила в драмкружок. Когда пришла пора поступать, родители поинтересовались моим выбором. Отец видел меня студенткой педагогического института, мама – медицинского. А я хотела идти в театральный. Не услышав отцовского одобрения, назло поступила в Крымский сельскохозяйственный институт на факультет виноградарства и виноделия. Но недолго проучилась. Здание было в аварийном состоянии и однажды, через полгода, когда входила в аудиторию, на меня с потолка свалился кусок ракушечника (строительный материал, широко используемый на юге). С сотрясением мозга попала в больницу, после которой мне дали академический отпуск. У меня появилась возможность обдумать свой поступок и дальнейшую жизнь. Я мечтала о Москве, но денег на дорогу и на жизнь не было. Отца к этому времени перевели служить на Курилы, на остров Кунашир, откуда он отправил телеграмму, в которой в категоричной форме вызвал меня домой. Я вернулась к родителям, на новое место службы отца.

– Вино, Элеонора Петровна, делать так и не научились?

– Как видите, за один семестр овладеть искусством виноделия не успела. Зато многому научилась на Курилах.

– Наверное, после южных Батуми, Кишинёва, Симферополя они вас сильно удивили?

Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Матвей Чернов

– Это только с материка кажется, что жизнь на островах окутана романтикой. Но мне там было скучно. Однообразную еду доставляли только в период навигации, которая продолжалась три месяца в году. Из сверстников меня окружали только солдаты, которые служили и учились в гарнизоне. После длительной проверки меня взяли секретарем-машинисткой в разведотдел, одновременно я заочно окончила курсы стенографии. На рыболовецких судах встречались иностранные агенты, особенно агенты японской разведки, выдававшие себя за рыбаков. Конечно, в рейдах я не участвовала, но в воинской части стенографировала на печатной машинке допросы задержанных и подозреваемых. Через меня проходила секретная переписка и, в отличие от офицеров, которым было запрещено разглашать свои дела, имела представление о том, кто и какие из них ведёт. При этом тоже дала расписку о неразглашении сроком на пять лет.

– И никакого досуга?

– Я перечитала все книги в местной библиотеке. На острове работал клуб художественной самодеятельности, в котором я играла на аккордеоне и руководила хором служащих заставы из 20 человек. А сердце рвалось в Москву. Но, прежде чем отправиться к своей мечте, понадобилось более двух лет, чтобы я скопила необходимую сумму на дорогу и первые месяцы жизни в столице. И если мама со мной уже согласилась, то негативное мнение папы об артистической среде было невозможно переменить. Он, как и прежде, был против этой мечты. Я поступила в Щукинское училище, по окончании которого, в 1963 году меня взял в Театр имени Евгения Вахтангова его художественный руководитель – великий артист и гениальный режиссёр Рубен Николаевич Симонов. В конце прошлого года его правнучка Екатерина (режиссёр Симонова. – Ред.) поставила спектакль, в котором я также занята, – «Вечер шутов». По-моему, зритель его хорошо принял.

Сцена из спектакля «Вечер шутов». Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Валерий Мясников

Как Луис Корвалан с любимым связал

За полвека на сцене родного театра Элеонора Петровна создала целую галерею ярких образов – Настя в «Конармии», Александра в «Идиоте», Мамаева – «На всякого мудреца довольно простоты», маркиза Доримена – «Мещанин во дворянстве»… В театре познакомилась с Эрнстом Зориным, ставшим первым мужем актрисы. У супругов родилась дочь, которую Элеонора Петровна назвала в память мамы Антониной. Но первый брак распался. Позже Зорин эмигрировал в Америку. Она же со спектаклями объездила всю страну. Нередко ради провинциальных зрителей жертвовали с коллегами собственным отпуском.

Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Матвей Чернов

– Собирали бригаду из восьми человек и отправлялись по России-матушке. Приезжали туда, куда до нас не ступала нога артиста – в таёжные города, посёлки БАМа. В глубинке публика не избалована. Слёзы наворачивались на глаза от того, как нас принимали.

Поездок по России очень много – было и продолжаются. Очень благодарна президенту фестиваля театра и кино «Амурская осень» Сергею Новожилову. Он же меня пригласил в прошлом году на фестиваль в Южно-Сахалинске «Край света».

…Однако, несмотря на обширную географию гастролей театра, за границу с кинолентами актриса почти не выезжала. И хотя уже вышли на экраны фильмы «Ошибка резидента», «Тени исчезают в полдень», «Семнадцать мгновений весны», где Элеонора Шашкова играет главные роли, с демонстрационными показами едут другие. Ответа на вопрос: «Почему не она?» – нет. Свой «невыездной» статус объясняет тем, что была неугодна организаторам этих поездок. Оставим ответ на совести устроителей. «Посылали тех, кто ИМ нравился. Так, как со мной, поступали со многими актёрами», – говорит Элеонора Петровна.

Зато она была счастлива во втором браке с Валентином Селивановым – режиссёром, известным мальчишкам и девчонкам 1970–1980-х по первой советской детской фантастической картине о космосе «Большое космическое путешествие». А познакомились они на съёмочной площадке другого фильма – «Дневник Карлоса Эспинолы».

– Режиссёром и сценаристом был Валентин. Он стал моим вторым мужем – первой и последней настоящей любовью.

Супруг Валентин Селиванов с героями фильма «Большое космическое путешествие». В роли Светы Ишеновой (в центре) – ныне известная пианистка Людмила Берлинская. Фото из личного архива Людмилы Берлинской

Сама картина явилась откликом на историческое событие, когда Брежнев предоставил политическое убежище Генеральному секретарю Компартии Чили Луису Корвалану. В 70-80-е годы Советский Союз предоставлял политическое убежище революционерам и их семьям из стран Латинской америки, Азии, Африки. Это киноистория мальчика, которого окольными путями переправили в Советский Союз, после чего он вместе с другими детьми революционеров из других стран живёт и воспитывается в интернациональной школе-интернате, где встречается с московской школьницей – между ними зарождается первая любовь.

– Очень хороший фильм, – продолжает актриса. – Он пользовался большим успехом в Чили, а у нас прошёл незамеченным. Вячеслав Шалевич играет директора, я – воспитательницу. Моя героиня понимает, насколько сложные судьбы у учеников, воспитывающихся в этом интернациональном доме. Это дети руководителей зарубежных коммунистических партий, борцов-антифашистов, революционеров, которые вели на родине подпольную борьбу. Многие из них не получают писем от родителей и не знают, живы ли они сейчас. Съёмки проходили в настоящем интернате. Он и сейчас функционирует – интернациональный детский дом имени Стасовой в Иванове. В прошлом году посетила его по случаю 40-летия картины. Конечно, я увидела других детей, так не похожих на тех, которые жили здесь в советское время. В начале XXI века мир сильно изменился. Но меня очень тепло встретили, и эта встреча в памяти останется навсегда.

– Вы удостоены звания Заслуженный деятель искусств Польши. При каких обстоятельствах это произошло?

– Долгое время в польском городе Зелена-Гура проводили фестивали советской песни. Они были очень популярны не только в Польше. Наше телевидение также вело трансляции конкурсов молодых исполнителей. Однажды меня пригласили быть ведущей гала-концерта. По программе фестиваля польский коллега читал текст на русском языке, я – на польском. Организаторам так понравилось моё выступление в роли ведущей, что меня стали ежегодно приглашать вести гала-концерты. И неожиданно для себя я попала в список тех, кому присвоили это звание.

Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Матвей Чернов

– Если не ошибаюсь, вы стали одной из первых актрис, которая вообще освоила роль ведущей. Это действительно так?

– Это был интересный опыт. Вместе со знаменитым диктором Игорем Леонидовичем Кирилловым мы вели первую программу цветного телевидения. Из-за технических тонкостей сценарий часто менялся по ходу, но у меня была хорошая память, и я быстро запоминала смысл того, о чём надо говорить. Очень запомнился концерт, посвящённый 30-летию Победы в Великой Отечественной войне, который вела в Кремле. Из всех союзных республик в Москву приехали ветераны войны и труда, Герои Советского Союза, военные армии и флота, в зале присутствовали зарубежные делегации и главы дипломатических представительств. С речью выступил Леонид Брежнев. На этот вечер он пригласил уже бывшего президента США Ричарда Никсона.

С Алексеем Рыбниковым – автором песен «Ты мне веришь или нет» и «Млечный путь» из кинофильма «Большое космическое путешествие». Фото: Евгения Исхакова.

Сила в сопереживании

– На экране вы сыграли около 80 ролей. Есть любимая героиня?

– Все роли я слепила из своего теста. Стешку из киноромана «Тени исчезают в полдень» я оправдывала, потому что она была сильно влюблена во Фрола. Эта влюблённость объясняла многие её «плохие» поступки. Иногда отрицательными чертами моих персонажей зрители наделяли меня. Зачастую в работе над образом приходилось прививать не свойственные мне черты характера. Но я всех своих героинь люблю.

– Наверное, от вопросов о роли, сыгранной в фильме «Семнадцать мгновений весны», уже устали?

– Нет, почему же?! Просто мне кажется, что о ней уже известно всё. Пять с половиной минут, гениальная музыка Микаэла Таривердиева, гениальная работа оператора Петра Катаева, конечно, гений Татьяны Михайловны Лиозновой и великого нашего артиста Вячеслава Тихонова. Сцену вопреки туристическим проспектам снимали в павильоне студии имени Горького, а не за границей. Причём мы с Вячеславом Тихоновым снимались раздельно. В назначенный для меня съёмочный день у него вообще был первый за полгода выходной. Но всё-таки на площадку приехал, чтобы поддержать. Вячеслав Васильевич помогал мне в «моей истории», а назавтра была «его история», и он попросил: «Привезите мне эту актрису, я должен видеть её глаза». Фильм – это результат работы гениальной команды.

– Михаил Богин в фильме «О любви», где вы сыграли подругу главной героини, также использует приём, при котором герои выражают своё душевное состояние только взглядами…

– Михаил Богин прекрасно чувствовал актёров, имел свой особенный почерк, умел выразить идею с помощью едва уловимых деталей и очень тонко отразить внутренний мир человека. Неслучайно в этом фильме снимались великолепные актёры – Олег Янковский, Валентин Гафт, Вика Фёдорова, Сергей Дрейден, Елена Соловей. В заключительной «немой» сцене героям помогла раскрыться замечательная музыка Евгения Крылатова… Сам Михаил Синаевич позже эмигрировал в Америку. Иногда приезжает к нам. Советский кинематограф был очень сильный. Режиссёры могли направить актёра и показать, что у того творится в душе: если в душе ничего не происходит, то и глаза ничего не выразят.

Фото: Театр им. Евг. Вахтангова, Матвей Чернов

– А сегодня?

– Советские фильмы мы пересматриваем, а современное кино не хочется. Ведь фильм или спектакль всегда силен сопереживанием. Удача, когда зритель сопереживает. Значит, он с вами. Если же зритель смотрит, во что одет артист и какие на нём ботинки, актёр с ролью не справляется. Бездушность всегда отражается – и в кино, и в театре. А в нашей профессии нельзя быть прагматиком или просчитывать роли – нашим героем надо переболеть, прожить и отдать зрителю.

– Но вас часто можно увидеть в сериалах…

– Почти 15 лет я вообще не снималась, а с 2002-го мне стали предлагать роли в новых фильмах. Небольшие, эпизоды… «Утесов. Песня длиною в жизнь», «Мачеха», «Евлампия Романова. Следствие ведёт дилетант», «Взрослые игры», «Возвращение Мухтара»... Очень дорожу полнометражной картиной Ксаны Харламовой «Грехи наши». Благодарна, что режиссёр поручила мне роль Инны Анатольевны – героини, потерявшей сына. Финальный монолог матери, в котором сошлись гнев, ненависть, раскаяние, избавление, очень сильный. Когда мысль сконцентрирована в эпизоде, хочется выразить её как можно ярче. А комичный эпизод с Владом Галкиным из сериала «Я лечу» использую в своих творческих вечерах. К моему удивлению, режиссёры во мне обнаружили комедийный дар, хотя я окончила училище как лирико-драматическая актриса, и считаю, что созрела для трагедии, а меня при этом даже без проб утверждают в комедиях... Видите, как случается?!

– Родители были против вашего выбора. А вы желаете своим внукам актёрской судьбы?

– Давиду сейчас 20 лет, Георгию – 13. Старший пытается найти свой путь, а младший пока учится в седьмом классе. Слава Богу, к актёрству никаких поползновений нет. У меня и дочь стала исполнительным продюсером в кино, а не пошла в артистки. Так что продолжения династии нет. Часто вспоминаю своих родителей. Мамочка со мной в душе всегда была согласна, она была очень рада моему поступлению в училище. К сожалению, она недолго прожила, и не видела моих ролей ни в театре, ни в кино. А отец видел. Сменил гнев на милость и, когда жил в Москве, часто приходил в театр на мои спектакли. Человек должен сам выбирать свой путь. Только тогда он никогда никого не будет упрекать и обретёт профессию, без которой не сможет жить. Главное, чтобы человек сам обрёл свою семью и любимую профессию. Поэтому предпочитаю не вмешиваться в дела молодых. Если обращаются, могу посоветовать, порассуждать, но не более. Наверное, так лучше.

О фонде:

Шесть лет Национальный фонд поддержки правообладателей с актрисой связывает крепкая дружба. Элеонора Петровна никогда не отказывает в содействии и помощи ветеранам сцены и кино, всегда открыта для встреч.

– Фонд дарит замечательную возможность артистам видеться и общаться, – комментирует своё участие актриса. – Всегда с интересом и радостью посещаю мероприятия, где встречаю своих коллег. Прекрасно, что существует организация, которой не только не безразлична судьба артистов, но которая помогает им конкретными делами. С удовольствием читаю книги, изданные фондом. Недавно много нового открыла для себя в биографии Михаила Жарова «Михаил Жаров – актёр и человек». Её написала его племянница Светлана Петровна Жарова. Благодаря таким книгам мы помним великих артистов. Замечательно, что эти имена живут с нами, и останутся для подрастающего поколения творческой молодёжи.

Фото: Евгения Исхакова