Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Пётр Чайковский, «мой близкий знакомый незнакомый друг…»

Пётр Чайковский, «мой близкий знакомый незнакомый друг…»

О до сих пор не раскрытых отношениях композитора и Надежды фон Мекк рассказал Денис фон Мекк – продолжатель двух славных династий Чайковских – фон Мекк

Денис фон Мекк

…Они никогда не встречались, но написали друг другу более тысячи писем. Имена композитора Петра Ильича Чайковского и меценатки Надежды Филаретовны фон Мекк связаны неразрывными узами дружбы, поклонения и особой, свойственной великим, любви. «Когда бы Вы знали, как я сама люблю Вас. Это не только любовь, это обожание, боготворение, поклонение…» – писала Надежда Филаретовна композитору, отбросив свойственную её веку стыдливость. «Я Вам обязан всем, всем… Вы не только даёте мне средства прожить без всяких забот трудный кризис, через который я должен пройти… Вы вносите теперь в мою жизнь новый элемент счастья» – отвечал композитор своей благодетельнице. Главным условием её благотворительности было «не видеть друг друга»: «Мне кажется, что ведь не одни отношения делают людей близкими, а ещё более – сходство взглядов, одинаковые способности чувств и тождественность симпатий, так что можно быть близким, будучи очень далёким... я предпочитаю вдали думать об Вас, слышать Вас в Вашей музыке и в ней чувствовать с Вами заодно». Чайковский отвечал взаимностью: «Без всякого преувеличения я могу сказать, что я Вас не забывал и не забуду никогда и ни на единую минуту, ибо мысль моя, когда я думаю о себе, всегда и неизбежно наталкивается на Вас...»

Прапраправнучатый племянник композитора на презентации переизданной в новой редакции книги Галины фон Мекк «Как я их помню»

Сваты любви

– Денис, поясните, пожалуйста, кем вы приходитесь Петру Ильичу?

– Я прапраправнучатый племянник композитора. Его родная сестра Александра Ильинична моя прапрапрабабушка, так же как и Надежда Филаретовна фон Мекк, русская меценатка, жена Карла Фёдоровича фон Мекка, основателя частных железных дорог в России.

– Не кажется, что их родственная связь стала блестящим финалом сложной истории взаимоотношений?

Николай Карлович фон Мекк и Анна Львовна фон Мекк, урождённая Давыдова

– Думаю, это была метафизическая справедливость, пусть и не случайная. Пётр Ильич и Надежда Филаретовна несколько лет в переписке горячо обсуждали возможность породниться. Сестра Чайковского, Александра Ильинична, вышла замуж за Льва Давыдова (сына декабриста Василия Давыдова), у них подрастали четыре дочери. А у Надежды Филаретовны были неженатые сыновья Николай и Александр. В своих письмах Пётр Ильич и фон Мекк строили планы относительно возможной пары. Надежда Филаретовна отправила сыновей для знакомства с племянницами Чайковского в Киев. Анна Давыдова, одна из племянниц Петра Ильича, и сын Надежды Филаретовны Николай фон Мекк друг в друга влюбились. Сложилась счастливая семья: они и в 60 лет признавались друг другу в любви. В браке родилось шестеро детей, в их числе моя прабабушка Люцелла.

Раб божий и таланта подмастерье

– Как вы объясняете популярность Чайковского во всём мире?

- Началу успешной карьеры Чайковского в США способствовал каприз Николая Григорьевича Рубинштейна, который отказался играть Первый концерт молодого неизвестного композитора. Пётр Ильич отослал партитуру пианисту Гансу фон Бюлову, который оценил её по достоинству. Премьера концерта прошла с огромным успехом 25 октября 1875 года в Бостоне. Когда спустя 16 лет композитор приехал в США на открытие концертного зала Карнеги-холл, то с удивлением обнаружил, что в Новом Свете его музыку знают и любят. В 1893 году композитор получил степень почётного доктора Кембриджского университета, что способствовало его известности в Европе. В последние годы жизни Петра Ильича приглашали в качестве дирижёра лучшие мировые оркестры. Во Франции он был в 20 городах, в Германии – в 18, в Италии – в 15. Думаю, невероятная популярность Чайковского – плод колоссального труда композитора. Его музыка настолько многогранна, всеобъемлюща, интересна как людям, далёким от мира искусства, так и профессионалам.

– Чайковскому посвящено много публикаций. Как неискушенному читателю понять: что – правда, а что – вымысел?

– Рекомендую почитать его письма. Люди должны знать о Чайковском подлинные факты, а не «жареные» сплетни. Письма композитора – самая правильная биография. Пётр Ильич подробно рассказывает о своём детстве, о первых музыкальных впечатлениях, о людях, оказавших на него влияние. Надо отметить, что Чайковский был не только гениальным композитором, но и талантливым писателем. Он блестяще владел пером: много лет работал музыкальным обозревателем в газетах «Русские ведомости» и «Современная летопись». Полное собрание писем Чайковского в нашей стране было издано только раз – к 100-летию со дня рождения композитора тиражом 3000 экземпляров. Переписка композитора насчитывает более тысячи адресатов: Чайковский писал иногда до 30 писем ежедневно, причем всегда сам, без секретарей.

– Популярная литература Чайковского представляет натурой замкнутой, боязливой, невротической...

– Почему он казался таким? Мы, обычные люди, не всегда понимаем психологические особенности гениев. Он сторонился бесполезных встреч и пустых разговоров, ценил своё время. Чайковский был чрезвычайно трудолюбив. Он не раз отмечал в своих письмах, что ежедневно работает как подмастерье. Даже на пике славы он оставался мегаответственным человеком, потому что понимал силу своего таланта.

– Вы считаете, Чайковский осознавал свою гениальность?

– Думаю, да. Именно поэтому он не вносил исправлений в свои нотные тексты по совету друзей, как в истории с Первым концертом, раскритикованным Николаем Рубинштейном. Это не упрямство, а признание права великого композитора. Свой дар он считал не достоинством, а огромной ответственностью. Перед началом каждого нового сочинения Пётр Ильич писал: «Господи, благослови», а завершал словами: «Конец и Богу слава!»

Деньги – в помощь

– Что в композиторе вам импонирует?

– Чайковский был патриотом: он с огромной любовью относился к своей стране, её природе, к людям. Пётр Ильич был необыкновенно щедр ко всем, кто обращался к нему за денежной помощью: студентам, профессорам, коллегам, знакомым и незнакомым людям. Примеров его щедрости множество. Например, Чайковский некоторое время снимал комнаты в деревне Демьяново. Ему рассказали, что деревенские дети ходят в школу за шесть верст. Чайковский убедил местную помещицу построить школу в селе, но в процессе строительства она передумала, и композитор завершил стройку на собственные средства. Его очень любили извозчики. Как только композитор выходил из дома, к нему подъезжал экипаж. Чайковский желал пройтись пешком, но извозчик следовал за ним, и в конце концов получал свой гонорар. На прогулках его обычно сопровождало 3–4 экипажа, и каждый в финале был оплачен. Притом что Надежда фон Мекк помогала композитору фиксированной суммой в 6000 рублей в год (министр военного ведомства того времени получал 3000 рублей денежного довольствия в год), император Александр III пожаловал ему 3000 рублей, а доход от концертной, исполнительской и издательской деятельности Чайковского в последние годы жизни составлял около 40 тысяч рублей в год (дом Надежды Филаретовны на Мясницкой, 44, из 50 комнат стоил в тот период 45 тысяч рублей), он за всю жизнь так и не смог приобрести собственного жилья и жил в съёмных домах.

– Более 100 лет исследователи обсуждают причины, по которым Пётр Ильич и Надежда Филаретовна неожиданно прервали переписку. Существует ли семейная версия?

– Да. Она «озвучена» в мемуарах Галины Николаевны фон Мекк «Как я их помню». Надежда Филаретовна сформулировала в письме к Петру Ильичу официальную версию завершения материальной поддержки, сославшись на финансовые трудности. Они действительно возникли, но не послужили главной причиной к отказу от общения с композитором. Важно помнить, что за 28 лет брака Надежда фон Мекк родила 18 детей, из которых выжило 11. После смерти мужа она управляла многомиллионным бизнесом, имениями, домами. Всё это требовало колоссальных сил и времени. Её здоровье было подорвано. В конце жизни Надежда Филаретовна много болела. Переписка прервалась в сентябре 1890 года, но уже с октября 1889-го по март 1890-го она не написала Чайковскому ни одного письма. В это же время заболел любимый сын Надежды Филаретовны Владимир. Его тяжёлая болезнь завершилась преждевременной кончиной, которую Надежда Филаретовна считала божьим наказанием за то, что большую часть своей любви она отдала постороннему человеку. Со своей стороны, Пётр Ильич в этот период был известным и чрезвычайно востребованным композитором, дирижёром и обще­ственным деятелем. Количество его корреспондентов существенно возросло. Надежда Филаретовна не хотела переходить в категорию одной из тех, кого успеваешь поздравить с Днём ангела, Пасхой и Рождеством. Она предпочла красиво завершить свою историю. Известно, что в сентябре 1893 года Чайковский попросил племянницу Анну, жену Николая фон Мекка, передать Надежде Филаретовне, что сожалеет о прерванном общении. Она ответила, что её чувства к композитору остались неизменными. За неделю до своей смерти композитор сообщил другу, музыкальному критику Николаю Кашкину, что он бесконечно рад примирению с Надеждой Филаретовной. Она пережила Чайковского только на два месяца.

По неписаным правилам

– Вам говорили в детстве: «Не позорь фамилию…»?

– Дело в том, что история семьи фон Мекк, так же как и многих других известных семей нашей страны, трагична. Николай Карлович фон Мекк, сын Надежды Филаретовны, мой прапрадедушка, был расстрелян в 1929 году. За две недели до исполнения приговора он передал дочери Галине: «Только не надо за это ненавидеть свою страну». Фамилия фон Мекк была незаслуженно забыта. Сотрудники Государственного мемориального музыкального музея-заповедника Чайковского в Клину рассказали мне о существовании специальной инструкции - на случай, если кто-то из посетителей музея спрашивал о потомках Надежды Филаретовны, отвечать в подобной ситуации: «Их нет».

– В детстве родители вас заставляли заниматься музыкой?

– Нет, я выбрал классическую гитару, но занимался только полгода. Я окончил Московский энергетический институт. Сейчас стараюсь заполнить свои пробелы в знании академической музыки.

– У вас есть любимое сочинение Чайковского?

– Мне очень нравится его балетная музыка, не столь популярная Третья симфония, фортепианное трио «Памяти великого художника».

– Как относитесь к современным интерпретациям произведений композитора?

– Я за традиционализм, воспринимаю словосочетание «академическая музыка» в его классическом понимании. Не надо заманивать на концерты молодых людей с помощью каких-либо «фокусов» или понятного им языка. Уверен, что та молодёжь, которая сегодня не понимает музыку Чайковского, придёт к ней в своё время.

Сцена из спектакля «Чайковский. PRO et CONTRA» Театра балета Бориса Эйфмана. Фото: Евгений Матвеев

– В вашей семье существуют личные истории, связанные с жизнью композитора, оставшиеся в тени?

– Александра Ильинична Давыдова, любимая сестра композитора, говорила: «…подглядывать в дверную щель, заглядывать в окна и читать чужие письма – гадко». Этой позиции до сих пор придерживаются некоторые члены нашей семьи, несмотря на то, что бόльшая часть писем Чайковского опубликована. Существует информация, которую они не готовы афишировать. Моя задача – собрать и сохранить эту информацию. Когда придёт время, факты будут изложены в письменном виде.

– Вашей семье удалось сохранить семейные традиции?

– Существует определённый набор имён, который повторяется из века в век. Если я встречу человека с фамилией фон Мекк и именем Иван, скорее всего это будет однофамилец. Также есть свои закономерности в выборе учебных заведений и профессий.

– После революции часть семьи Чайковских – фон Мекк эмигрировала. Вы общаетесь?

– В наши дни в мире насчитывается около 100 наследников династии Чайковских – фон Мекк, они живут в разных странах. Я был приятно удивлён, когда приехал в Польшу и на встречу со мной собрались 35 членов семьи. Сейчас я получаю материалы из Голландии, Великобритании, Германии. Три года назад в нашу страну вернулся архив: более 100 семейных фотографий.

Жить по совести

– Вы учредили Международный благотворительный фонд имени Надежды Филаретовны фон Мекк. Расскажите о его деятельности.

– Совершенно случайно наш фонд был зарегистрирован 7 мая, в день рождения композитора. Уверен, Пётр Ильич благословил меня. Основная работа направлена на продолжение благотворительной деятельности, которой занималась Надежда Филаретовна, изучение жизни, популяризацию творчества Петра Ильича и других представителей семьи фон Мекк. Фонд оказывает адресную помощь молодым начинающим музыкантам. Мы поддерживаем российские и зарубежные просветительские проекты, связанные с именем Петра Ильича. Ряд изданий, на которые я владею авторскими правами, хочу адаптировать в формат электронной книги с целью распространения через цифровые сервисы. Пётр Ильич стал заложником интереса публики к скандальным сенсациям. Моя задача – предоставить читателю научную информацию из первоисточников.

– Существует клуб наследников Чайковских – фон Мекк?

– Я предложил организовать семейный совет, который бы принимал активное участие в жизни фонда. В этом году мы планировали организовать семейную встречу, посвящённую 180-летию Петра Ильича. Нашим планам помешал коронавирус. Но мы обязательно соберёмся. Ещё живы люди, которые обладают колоссальным массивом знаний и ценными историческими артефактами. Поверьте, в этой истории есть секреты, которые ждут своего часа.

– Что значит быть наследником известной династии?

– Когда-нибудь я сформулирую свой ответ на этот вопрос, но сейчас процитирую слова вице-президента Толстовского фонда в Нью-Йорке Андрея Сергеевича Кочубея, который произнёс в моём присутствии следующее: «Во-первых, ты должен питать огромную любовь к своей стране и своему роду, потому что они неразрывны. Во-вторых, твоему роду не должно быть стыдно ни за тебя, ни за твоих детей».

Фото: из личного архива Дениса фон Мекка