Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Кирилл Зайцев: с морского причала на баскетбольную площадку

Кирилл Зайцев: с морского причала на баскетбольную площадку

В Московском Губернском театре состоялась премьера моноспектакля «Мой Лермонтов», приуроченная к 180-летию со дня гибели великого поэта. Главную и единственную роль в ней сыграл актёр театра и кино, лауреат премии «Золотой орёл» Кирилл Зайцев. Зрители прекрасно знают его как баскетболиста Сергея Белова в фильме «Движение вверх», аристократа Трубецкого в «Серебряных коньках» и, конечно, красавца Финиста–Ясного сокола «В последнем богатыре». Мы поговорили с Кириллом об актуальности Лермонтова в нашей жизни, сложностях профессии, а также о том, почему он оставил морскую службу.

В позе Печорина

– Кирилл, сразу после премьеры вы признались, что работа над моноспектаклем «Мой Лермонтов» началась задолго до идеи создания самой пьесы...

– Конечно, это не первая моя встреча с творчеством поэта. Понятно, что впервые я выучил стихотворение Лермонтова ещё в школе. Но одно дело, когда ты читаешь его на уроках литературы, и совсем другое, когда в зрелом возрасте через себя пропускаешь. Для меня таким моментом стала роль Печорина в спектакле «Княжна Мери» Рижского русского театра в 2014 году. Тогда же родилась идея работать над Лермонтовым дальше. У каждой постановки своя история. В дни и периоды, когда я находился без постоянной работы, учил стихотворения и прозу Михаила Юрьевича, играл на гитаре его произведения. И как-то постепенно собрался материал, по-моему, достойный отдельного спектакля.

– Почему вообще Лермонтов?

– В спектакле показан последний, самый странный и самый страшный период жизни поэта, когда он воевал на Кавказе. Всё, что им тогда написано – и стихи, и «Герой нашего времени», – так или иначе посвящено кровавой и невероятно жестокой войне. На протяжении спектакля юный корнет любит и ненавидит, тоскует и смеётся в окружении сказочного пейзажа его любимых горных вершин. Происходящее очень актуально и важно особенно сегодня, когда современные школьники пишут в своих сочинениях, что «Пушкин убил Лермонтова на дуэли...», или наоборот. Я призываю родителей привести детей в театр, где у них всё-таки состоится знакомство с русской культурой.

– Действие пьесы разворачивается в Пятигорске. Вы туда ездили за вдохновением?

– Не поверите, но я ни разу не был в Пятигорске. Надеюсь, обязательно побываю в тех местах, куда поэта неоднократно отправляли в ссылку и где он в итоге был убит.

– Волнуетесь перед выходом на сцену? Одному-то играть сложнее...

– Не волнуются, пожалуй, только дураки. Но волнение помогает актёру. Я тщательно готовился и, думаю, справился. Репетирую всегда и везде при возможности. Но мне всё-таки нужно одиночество. Дома в моём распоряжении отдельная комната для репетиций. Когда в ней нахожусь, близкие понимают: папу и мужа трогать в такие минуты не стоит.

– А в жизни Лермонтов внутри вас проявляется? В кругу друзей Печорина не включаете?

– Вы правы – наши герои оставляют в подсознании след. Когда пребываешь в роли, она в тебе всё время, как вино, бродит. Погружение – это своего рода эксперимент над собой. После спектакля приходишь домой и до утра, часов до пяти, не можешь порой уснуть. Такого, чтобы пришёл, вздохнул и забыл, – не бывает. Когда работаю с Лермонтовым, то замечаю, что вытягиваю и ровно держу спину, подбородок поднимаю выше... Стал более наблюдательным, постоянно обращаю внимание на поведение людей. За собой заметил, что «включаю» взгляд Печорина: глаза в глаза, внимательный, считывающий, как рентген. Не раз случалось, что вскользь использую отточенную фразу или встаю в особую, выстроенную позу.

По-царски

– В «Серебряных коньках» вы сыграли дворянина Аркадия Трубецкого, который отлично катается на коньках. А потом ещё с «прокачанными» навыками фигуриста вышли в финал телешоу «Ледниковый период»...

– Роль в этой исторической криминальной драме потребовала от меня серьёзной спортивной подготовки. Пришлось осваивать технику фигурного катания. В фильме много сцен на льду, где я не просто катаюсь, а исполняю несколько пируэтов на публику. Действие картины разворачивается в предновогоднем Петербурге. Лёд и влажность понижали температуру чуть ли не до 30 градусов ниже нуля, и нам, актёрам, на съёмках пришлось несладко. Кстати, в императорские времена высшее общество Петербурга каталось исключительно под живой оркестр. Поэтому на площадке оркестр тоже был настоящий. Достоверные костюмы также соответствовали эпохе. А коньки взял свои, закамуфлировав их под старинные. Когда надел свою первую пару, был неприятно удивлён тем, что они болезненно, до кровавых мозолей разнашиваются. Поэтому фигуристы за своими старыми коньками следят, как за инструментом, и стараются их не менять. Я поступил так же. Мои навыки катания очень даже пригодились в «Ледниковом периоде». Но это же не Олимпиада или международные соревнования. Мы с партнёршей, чемпионкой мира и Европы Оксаной Домниной, получали удовольствие от процесса и были изначально настроены стать лучшей парой «Ледникового периода». Нам просто очень повезло друг с другом, мы в день катались по 8 часов.

– Кирилл, вы ведь по образованию моряк. Как пришли в кино и на сцену? Каким был ваш дебют?

– Я с раннего возраста отличался разносторонними интересами: окончил музыкальную школу по классу гитары, занимался бальными танцами, посещал баскетбольную секцию, изучал морское дело. Родился в Волгограде в семье профессиональных спортсменов, окончил Государственный университет морского и речного флота имени адмирала Макарова в Санкт-Петербурге, а в 2014 году получил диплом Латвийской академии культуры в Риге, где и началась моя актёрская карьера. Несмотря на нежную любовь к морю, в какой-то момент понял, что моё призвание – играть в театре и кино. И не прогадал. Сейчас живу в Москве и работаю в Губернском театре. Моей дебютной работой стала роль начальника НКВД в исторической картине 2016 года «Хроники Мелании». После неё стали поступать другие предложения и вскоре получил одну из ведущих ролей в спортивной драме «Движение вверх», где сыграл советского баскетболиста Сергея Белова. В итоге был удостоен премии «Золотой орёл» за лучшую мужскую роль второго плана. Тогда, чтобы вжиться в образ, мне пришлось перекрасить волосы в чёрный цвет и много времени посвятить тренировкам в спортзале, чтобы добиться результативности игрока сборной СССР!

– Вас можно увидеть и в продолжении фильма «Последний богатырь»...

– Мой герой – храбрец-силач Финист – Ясный сокол. По сценарию это просто кладезь стереотипов: он красив и силён, а все его мысли сконцентрированы на желании прославиться. Картину снимали в Сочи, Карелии, Пермском крае, а также в Москве и Подмосковье, где специально для съёмок отстроили небольшой городок с дворцом, торговыми рядами и избами-срубами. Что в итоге получилось – решать зрителю.

– Вы сотрудничаете с фондом Сергея Безрукова и Московским Губернским театром с 2018 года. А как вообще состоялся ваш приход туда?

– По воле случая. Однажды мой агент предложил: «Сходи на кастинг». Тогда в Губернском театре ставили «Алису в Стране чудес». Помню ещё, что подумал: «Ну кого там буду играть?» Но всё-таки сходил, и вскоре мне поступил звонок от Сергея Безрукова: «Приходи, будем знакомиться! Будешь царём!» Так я получил роль Николая I в спектакле «Пушкин» (режиссёр Сергей Безруков). Потом появилась роль детектива Эраста Фандорина в постановке «Приключения Фандорина», а теперь – «Мой Лермонтов».

– Свободное время чему посвящаете?

– Увы, времени всегда не хватает. Поэтому единственный выход – сосредоточиться на действительно важных вещах и делать их в первую очередь. А если удаётся выкроить свободный день, то, кроме театра и кино, люблю посещать художественные выставки и музеи, заниматься конным спортом и даже играть джаз...

Фото: пресс-служба Московского губернского театра