Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Ирина Богушевская: музыка играет мной, словно куклой

Ирина Богушевская: музыка играет мной, словно куклой Концерт в Крокусе

Накануне концерта популярная исполнительница рассказала, как философия едва не стоила ей карьеры

– Ирина, какой музыкой будете встречать московскую весну?

– К сожалению, зима под занавес только огорчает своими событиями. Читая новости о трагедии в Воркуте, невозможно делать вид, что ничего не происходит. Нужно держаться, не отчаиваться и поддержать в горе людей – иначе есть риск превратиться в пчел, которые пляшут свои танцы на трупиках погибших собратьев. Многие из моих песен написаны как размышления о жизни и смерти: например, песни «Сандаловый пепел», «У нас в раю» имеют полное право прозвучать на концерте, который пройдёт 3 марта в Московском театре киноактера. В тяжелые моменты людям нужно на что-то опираться, а любовь и есть наша базовая опора. Поэтому буду петь не только о том, какая хрупкая наша жизнь, но и том, какое счастье жить.

– В песне «Куклы» с вашего нового одноименного альбома есть строчка о том, что «музыке все равно, не я играю музыку, она играет мной как куклой». Кто же ведущий в дуэте «музыкант – музыка»?

– Песню я написала в сложный момент, когда на глазах у переполненного зала у меня пропал голос, что стало следствием перегрузок и переутомления. В тот момент возникло ощущение, будто я в заложниках у своей профессии. Песня стала жестом отчаяния. Написав ее, на полгода ушла в никуда, не зная, вернусь ли на сцену. Но вернулся голос и теперь я вновь благодарна музыке. Потому что именно она мой проводник и маяк. Недавно написала об этом большую и важную песню. Думаю, она будет стержнем одного из новых альбомов.

– После окончания философского факультета стали певицей и композитором. Философское образование помогло в музыкальной карьере?

– Философское образование погубило мою карьеру (улыбается). Понимаете, чтобы соответствовать критериям массовой популярности, нужно быть проще и понятнее. Многие, желая добра, советовали мне! Не могу. Невозможно сначала прочитать гору умных книжек, а потом петь, предположим, «муси-пуси, джага-джага». Как минимум, чувство юмора мешает. Вот и живу под гнетом ярлыка «певица для умников». Раньше из-за этого клише расстраивалась: объясняла всем, что мои песни не про методологию научного познания и не про формальную логику, а про чувства. А потом плюнула и перестала оправдываться. Да, в моих текстах не только чувства, но и мысли. Ужасно, но с этим уже ничего не поделаешь.

Вы много гастролируете. Какие впечатления остаются после поездок?

– Когда живешь внутри Садового кольца, невозможно получить точную картинку того, как живет страна. Её надо видеть, нужно разговаривать с людьми: тогда восприятие меняется. Во всех регионах есть точки роста и живут люди, вокруг которых бурлит и кипит жизнь. Со многими из них подружилась. Они – люди достоинства и чести, умеющие взять на себя ответственность. Вкалывают, держат слово. Если бы наша страна состояла на четверть из таких, она была совсем другой.

– Как в своём творчестве удаётся сочетать кабаре, шансон, босса-нову, авторскую песню, классический джаз и рок-н-ролл?

– Думаю, мало среди исполнителей и музыкантов тех, кто всю жизнь работает в одном жанре. Музыканты так же, как художники, которые смешивают краски на своей палитре. У Светы Сургановой есть и босса-новы, и рок, и прямо-таки диско-хиты. А Раймонд Паулс вообще отметился в каждом из жанров, которые становились популярными в то или иное время: в архивах Латвийского радио есть его фолк-рок, джазовый мюзикл, поп-баллады, и даже опусы в стиле группы Modern Talking. Все дело в интонации каждого автора и в пропорциях, в которых мы комбинируем ингредиенты.

Фото: из личного архива, А. Седов