Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Константин Емельянов: искусство не быть ремесленником

Константин Емельянов: искусство не быть ремесленником Фото: Кристина Мангул

Лауреат III премии XVI Международного конкурса имени П. И. Чайковского рассказал, как прошёл в финал престижнейшего конкурса пианистов и почему больше не желает вновь пережить пройденное.

Выход в открытый космос

– Константин, третье место для вас – победа или поражение?

– У меня не было мечты получить Первую премию. За полгода до конкурса казалось, что пройти в финал – уже абсолютная победа. Я стремлюсь трезво оценивать свои возможности. Всегда приятно получить высокую оценку, но, глядя на историю предыдущих лет, можно заметить, что музыканты, иногда не прошедшие в финал, становились не менее востребованными, чем лауреаты первых мест. Все участники конкурса хотят найти своего слушателя, и каждый слушатель ищет своего исполнителя, к которому захочет в дальнейшем прийти на концерт.

– Кроме бронзовой медали вы получили специальный приз «Артист Радио России» и приз зрительских симпатий журнала «Музыкальная жизнь». Какая награда стала самой приятной?

Фото: Надежда Бормотова

– Самый приятный бонус – признание публики. Ведь благодаря прямой трансляции интернет-канала классической музыки Medici TV число просмотров конкурса составило почти 20 миллионов. Согласитесь, мало какой конкурс может похвастаться такой многочисленной аудиторией. Мне мгновенно стали поступать предложения. Конечно, до конкурса я давал концерты, но, откровенно говоря, после него я впервые полностью расписал гастрольный сезон, а от некоторых предложений даже пришлось отказаться. Педагоги и старшие коллеги предупреждали, что самое трудное начинается после конкурса: надо суметь выдержать жёсткий график, рассчитать свои эмоциональные и физические силы, чтобы искусство не превратилось в ремесло. Надо прислушиваться к себе, быть честным по отношению к публике и не опускать планку.

– Помните своё первое знакомство с конкурсом имени Чайковского?

– Как слушатель я впервые познакомился с Международным конкурсом имени Чайковского в 2011 году. До этого я жил в Краснодаре. Интересовался историей конкурса, много читал, слушал, но лично присутствовал только на XIV конкурсе, когда уже стал студентом музыкального колледжа при МГК имени Чайковского. Во время финала появилось ощущение, будто нахожусь в зале в тот момент, когда пишется новая история исполнительского искусства. Выступление победителя Даниила Трифонова оставило неизгладимое впечатление.

– Было предчувствие, что конкурс – ваша судьба?

– Мы с однокурсниками сидели в зале и пытались представить себя на месте участников. Тогда казалось, что выступить на этой сцене – фантастический поступок. Не­возможно представить уровень напряжения и волнения, который царит на конкурсе. Стать его участником – всё равно что выйти в открытый космос.

– Насколько изменилось отношение к музыкальной конкурсной борьбе после этого опыта?

– Конкурс – это место, где надо сегодня и сейчас вне зависимости от обстоятельств выдать максимум. Понятно, что не каждому и не всегда, даже талантливому музыканту, это удаётся. Признаюсь, мне неприятно слышать негативные отзывы о своих коллегах. Я прекрасно представляю сложность работы, которую человек проделал, чтобы оказаться на сцене. И этот путь уже заслуживает уважения. А представить себе уровень эмоционального прессинга, не испытав его, просто невозможно. Думаю, чтобы принять участие в подобном конкурсе, нужна особая смелость. Ты знаешь, что к тебе будет приковано внимание огромной аудитории, и тебе не простят, если оступишься.

Фото: Кристина Мангул

В абстракции от внешнего мира

– Был момент, когда родилась идея принять участие в конкурсе?

– Был. Год назад, когда я окончил Московскую консерваторию, мой профессор Сергей Леонидович Доренский сказал: надо готовиться к конкурсу имени Чайковского. Обстоятельства сложились так, что я стал победителем III Всероссийского музыкального конкурса и получил право пройти на первый тур Международного конкурса имени Чайковского без предварительного прослушивания. Глупо было бы не воспользоваться случаем, который даётся один раз в жизни. Когда понял, что попал в первый тур, почувствовал: вне зависимости от того, как всё сложится, этот опыт станет важным этапом в моей жизни.

– У вас была ясная, лаконичная и прекрасно продуманная программа. Сложно было сделать выбор?

– Надо трезво оценивать свои сильные и слабые стороны, понимать, чем можно гордиться, а что лучше пока не показывать. Мы знаем, что даже у великих музыкантов были репертуарные удачи и провалы. В этом вопросе очень важно найти баланс. Мы обсуждали программу с моим педагогом: что-то я предложил, где-то он скорректировал. Правильно составленная программа – 50% успеха.

– Сколько времени заняла подготовка к конкурсу и насколько ритм предконкурсной жизни отличался от будничного?

– Дело в том, что в этот момент я учился в аспирантуре, и у меня было много текущих концертов и гастролей. Не было возможности посвятить себя только подготовке к конкурсу. За две недели до него старался максимально четко спланировать своё время: пришлось максимально сконцентрироваться на программе. Во время конкурса график твоей жизни совершенно иной: днём и ночью кажется, что ничего не успеваешь, ругаешь себя за невыполненное вовремя. В этот момент начинается финальная стадия работы, которая продолжается и во время конкурса. Иногда можно работать месяцы, а за два дня до концерта сделать открытие, которое перевернёт твоё представление полностью. Когда кажется, что программа уже практически готова, начинаешь смотреть на неё более отстранённо, и в этот момент всё может поменяться.

– Во время подготовки придерживались определённого распорядка? Десять часов на сон? Больше отдыха? Особое питание?

– Если бы удалось во время конкурса поспать десять часов... Я иногда просто не мог заснуть: ложился и прокручивал в голове программу, размышлял – что получается, а что – нет. Отоспался уже после финала. С питанием было ещё хуже: приходилось заставлять себя есть. Для меня в момент подготовки главным было уметь максимально абстрагироваться от внешнего мира. Я удалил все социальные сети, не читал прессу, не отвечал ни на какие сообщения. Если видел своих знакомых, то часто говорил: «Привет! После поговорим!» Даже со своей семьёй в дни выступлений перестал общаться. Родителей и родных предупредил: позвоню после того, как сыграю. Чтобы выдать максимум, важно сохранить концентрацию. Даже такие, на первый взгляд, мелочи могут тебя сбить.

– Многие известные музыканты суеверны. Вы придерживаетесь перед выходом на сцену каких-то примет, правил?

– Лучшая примета – максимальная подготовка. Если мне удавалось перед концертом немного поспать или час-полтора отдохнуть в тишине – помогало. К сожалению, так получалось не всегда, но всегда работало.

– Как преодолеваете сценическое волнение?

– Наверное, самый лучший способ борьбы со сценическим волнением – регулярные концерты. Когда часто выходишь на сцену и погружаешься в это состояние, организм постепенно привыкает. Даже если в начале выступления присутствуют волнение и страх, концентрируешься на программе и можешь быстро направить энергию в нужное русло. Волнение – это эмоциональное состояние, способствующее выбросу адреналина. Если эмоции направить в нужное русло, они при исполнении будут не мешать, а помогать.

Фото: Чан Зиеу Ан

Энергетика мундиаля

– Ваша программа третьего тура совпала с программой другого участника – Дмитрия Шишкина. Слушали его выступление?

– У меня был печальный опыт, когда я принимал участие в одном крупном конкурсе, про­шёл в финал и решил послушать коллег за день до своего выступления. Ничем хорошим это не закончилось. С тех пор я никогда во время конкурса не слушаю других участников. Пока активно участвуешь, нельзя на кого-то ориентироваться или с кем-то себя сравнивать. Это спортивный элемент, который к музыке не имеет отношения. Если кто-то во время конкурса хочет поделиться своими впечатлениями, я просто говорю: «Расскажешь потом».

– Во время конкурса у вас была мощная поддержка: ваш педагог, профессор Сергей Доренский, известная пианистка Екатерина Мечетина, которая много говорила о вас в СМИ и социальных сетях как о «главном открытии» XVI Международного конкурса имени Чайковского. Важно, чтобы в зале присутствовали люди, которые вам доверяют?

– Все ученики Сергея Леонидовича сходятся во мнении, что, когда он в зале, играть намного проще. Ты чувствуешь невероятную поддержку. Доренский – потрясающий пси­холог. Он умеет настроить на выступление, найти простые точные слова, которые помогают поверить в собственные силы. При этом он никогда не говорит, что ты – лучший. Ты – это ты! Он помогает успокоиться и собраться. Наверное, в этом заключается один из многих секретов русской исполнительской школы.

Фото: Кристина Мангул

– Что, по-вашему, конкурс Чайковского отличает от других?

– По-моему, его атмосферу можно сопоставить с атмосферой чемпионата мира по футболу, прошедшего в Москве в прошлом году. Такой энергетики, драйва не бывает на рядовых концертах, фестивалях и даже других конкурсах. Я неоднократно участвовал в различных международных смотрах и пока не сталкивался с тем, что уже на первом туре в зале аншлаг. Хочу отметить ещё одну интересную особенность. Обычно на конкурсе собираются знакомые и друзья из разных стран, после выступлений вы встречаетесь, общаетесь. В этот раз ничего подобного не было. Конфликтов, конечно, тоже не было, но не было и близкого общения.

– Среди ваших коллег есть те, кто неоднократно принимал участие в Международном конкурсе имени Чайковского. Нет желания ещё раз испытать судьбу в 2023 году?

– Пока не готов ответить на этот вопрос. Время покажет. Если я пойму, что мне хочется что-то себе доказать, то решусь на конкурс подобного уровня, но, думаю, им уже будет не конкурс имени Чайковского.