Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Мария Людько: «Классическое искусство переживает кризис»

Мария Людько: «Классическое искусство переживает кризис»

В середине апреля в Москве прошёл ежегодный Международный конкурс исполнителей русского романса «Романсиада». За годы проведения конкурса его лауреатами стали Николай Басков, Дмитрий Шумейко, Надя Оглу. Несколько лет подряд в составе жюри известная певица Мария Людько. Заслуженная артистка России, лауреат международных конкурсов, доцент Санкт-Петербургской консерватории рассказала «ПР» о том, что происходит в мире классической музыки.

Талантливых парней больше, чем певиц

- Насколько известно, Вас с музыкальным конкурсом связывают длительные и дружеские отношения...

- Сегодня это старейший и крупнейший в России конкурс исполнителей русского романса. За 17 лет своего существования он открыл сотни талантливых имён, среди которых Николай Басков. В наши дни это больше чем конкурс, отборочные этапы которого проходят в разных частях бывшего СССР. Это настоящий праздник, благодаря которому сохраняются исполнительские традиции и пропагандируются лучшие образцы отечественной классики.

- Несколько лет назад одним из участников были Вы...

- Одной из самых моих дорогих побед на конкурсах является первая премия на «Романсиаде». Сейчас, когда на сцене Колонного зала Дома союзов собираются не только новые лауреаты, но и признанные звёзды русского романса, которым некогда «Романсиада» дала путевку в жизнь, рождается праздник. Мы все давно уже из соперников превратились в друзей, подлинное братство. «Романсиада» - детище необыкновенной, очень красивой, волевой, сильной и талантливой женщины - заслуженной артистки России и заслуженного деятеля искусств России Галины Сергеевны Преображенской. Многих моих побед не было бы без её добрых слов и уверенности в моём успехе.

- Изменился ли конкурс за последние годы?

- Сейчас очень много молодых конкурсантов - 18-20 лет. Они амбициозны, не боятся сцены, представляют яркие сценические образы. Больше талантливых парней, а интересных певиц значительно меньше. Ребята понимают, что пришло время синтетических певцов-актёров, способных исполнять очень разную музыку - романс, оперу, оперетту, мюзикл, эстрадную песню, владеющих различными манерами, умеющих сочетать в своём репертуаре практически несовместимые произведения. Они готовы интенсивно гастролировать, быстро разучивать новые произведения.

- Что сегодня происходит в мире оперы?

- По моему мнению, классическое искусство во всём мире переживает определённый кризис. На это есть много причин. С одной стороны - экономический кризис, из-за которого сокращаются расходы на культуру и образование, закрываются оркестры, театры, фестивали. С другой - изменился социальный заказ на искусство, оно превратилось в часть интертеймента, сферы развлечений. У слушателей уже нет того пиетета перед артистами, который был раньше, музыка не вызывает серьёзных чувств, размышлений. Премьера симфонии не является важным культурным, социальным, общественным событием. Большинство слушателей ходит в «престижные» залы на «знаковые» концерты «медийных» лиц. Сейчас пришло время мюзиклов. Они для восприятия проще оперы или драматического спектакля, этот жанр не требует специальной подготовки слушателей, для него используются беспроигрышные широко известные литературные сюжеты, не требу ющие специального осмысления. В опере царит не музыка, дирижёры, певцы, а режиссура - иногда убедительная, талантливая и органичная, но чаще - нелогичная, псевдопрогрессивная, «модерн ради модерна». Казалось бы, ставится задача приблизить оперу к слушателям, упростить её восприятие, но на самом деле зритель не понимает, что и почему происходит на сцене, и в конце концов перестаёт интересоваться этим жанром.

- Кого бы Вы выделили из современных исполнителей, музыкантов?

- Восхищение вызывает замечательный тенор Кауфман, скрипач Цнайдер и режиссёр Дмитрий Черняков. Мне довелось работать с ним на постановке оперы «Похождения повесы» Стравинского в Большом театре. Этот мастер, воспитанный классической школой, создаёт интереснейшие современные спектакли. Он точно знает, что, почему и как, умеет заразить артистов своим энтузиазмом. В его идеи безоговорочно веришь и хочешь их воплотить.

- Какой из увиденных в последнем сезоне концертов произвёл большое впечатление?

- Российский дебют сопрано Ольги Перетятько. Это молодая певица, сделавшая карьеру на западе и впервые выступившая с сольным концертом на сцене Большого зала Петербургской филармонии. Её успех является отличным, заразительным примером для наших молодых певцов - надо много трудиться, овладевать техническим вокальным и актёрским мастерством, осваивать различные исполнительские стили, произношение, верить в свою счастливую звезду, стучаться во все двери.

- Аудитория в России сильно отличается от зарубежных слушателей?

- Наши и зарубежные слушатели очень похожи. Они любят красивые мелодии Верди, Пуччини, Чайковского, ценят выразительное, прочувствованное исполнение, открытость и искренность певца. За рубежом есть знающие, рафинированные меломаны, хорошо разбирающиеся в вокальной технике, исполнительских традициях, стилевых особенностях произведений, которые приходят на концерты с партитурой, сами дома музицируют. Благодаря звукозаписи и интернету современный слушатель может получить представление как о мастерах прошлого, так и о новых певцах, подготовиться к встрече с исполнителем и услышать разные исполнения одного и того же сочинения. На первый взгляд, российский слушатель более неприхотлив и падок до звёздных имен. Но при этом его не обманешь, он всегда услышит исполнительскую фальшь и надолго запомнит полюбившегося артиста. Таких цветов, таких аплодисментов, как у нас, нет нигде!

Без вечернего платья королева

- Вы с детства мечтали об оперной сцене?

- Да. Я выросла за кулисами Малого (ныне Михайловского театра - Авт.), где работал мой отец, тенор, слушала спектакли музыкального театра консерватории с участием моей мамы - сопрано. Благодаря родителям в моей жизни произошёл ряд потрясающих, как оказалось, судьбоносных встреч. Когда мне исполнилось три года, я влюбилась в «Кармен-сюиту» с Майей Плесецкой. Пересматривая спектакль по телевидению, научилась интонировать Хабанеру, партия которой начинается со сложного оборота. Однажды мама меня привела в консерваторию и в коридоре представила Илье Александровичу Мусину, с которым она пела Микаэлу в «Кармен». Я со всем детским простодушием продемонстрировала «У любви, как у пташки, крылья». Маэстро, обнаружив абсолютный слух, чувство ритма, посоветовал срочно начать заниматься!
В четыре года села за фортепиано.
Поначалу училась в специальной музыкальной школе при Ленинградской консерватории. Друзья семьи иронизировали, что родители готовят себе личного аккомпаниатора. Затем увлеклась теорией музыки, поступила на музыковедческий факультет Петербургской консерватории. Но мечту о пении не оставляла.

- Неужели был момент, когда засомневались?

- В детстве у меня был чистый, звонкий голосок: в 8 лет спела свою первую оперную партию - Соловья в опере Николая Брянского «Квартет» по басне Крылова. В этой роли дебютировала на сцене Академической Капеллы с камерным оркестром и солистами Малого театра. Мы много выступали в Ленинграде и области. И вот голос начал, как у мальчишки, ломаться! Я ужасно переживала. Серьёзно постановкой голоса стали заниматься поздно, с шестнадцати лет. Поначалу казалось, что стану меццо-сопрано, но превратилась в колоратурное сопрано. Голос стал способом самовыражения, инструментом, на котором я полюбила музицировать.

Я с отличием окончила музыковедческий и вокальный факультеты Петербургской консерватории. Студенткой дебютировала на оперной сцене - в театре консерватории, театре «Зазеркалье», в Эрмитажном театре.

- Какие события в профессиональной биографии считаете судьбоносными?

- В чём-то обязана случаю, чего-то активно добивалась. Например, сразу по окончании консерватории меня приняли в Академию молодых певцов Мариинского театра. Признаюсь, даже не мечтала петь на сцене Большого, но судьба так распорядилась, что участвовала в ярких постановках «Похождений повесы», «Волшебной флейты», «Фальстафа». Как все молодые певцы, участвовала в большом количестве конкурсов, зачастую, не будучи уверенной в победе. Когда поехала на один из сложнейших оперных конкурсов «Ганс Габор Бельведер» в Вене, даже не захватила вечернего платья, так как не рассчитывала выйти в финал. Но я понравилась, запомнилась, завоевала премию и вышла на гала-концерт в простом летнем платье: венцы приняли горячо, да еще похвалили за стильный сценический облик! Победа принесла контракт с «Комише опер» в Берлине, где я пела Царевну Лебедь в постановке одного из крупнейших режиссёров современности Гарри Купфера.

- А встречи? - Знакомство с Зарой Долухановой.

Это был юбилейный концерт музыки Валерия Гаврилина в Москве, на который пришла эта богиня концертной сцены. Именно после разговора с ней я поняла, что мой творческий мир не должен ограничиваться оперной сценой, что мир камерной музыки огромен и прекрасен, а выступления на концертной эстраде приносят невероятную радость и удовлетворение. Дорого мне знакомство с Андреем Павловичем Петровым. Из его рук я получила первую премию на первом конкурсе «Весна романса» в Петербурге. Но до этого, после первого тура, он пригласил меня исполнить романс к кинофильму «Луной был полон сад» режиссёра Виталия Мельникова, над музыкой для которого он тогда работал. А в 2005 году он создал своё последнее сочинение - симфонию-фантазию «Прощание с...», партия сопрано в которой была написана для меня. Премьеру произведения исполнила незадолго до ухода великого композитора.

Душа русской музыки

- Вы принимали участие в различных международных конкурсах...
А это волнения, переживания, стрессы. Неужели они так необходимы молодым музыкантам?

- Конкурсы нужны для того, чтобы певцы могли испытать своё вокальное и исполнительское мастерство, показать себя, быть услышанными директорами театров и агентами. Наличие звания лауреата зачастую открывает двери концертных залов. Входя в состав жюри различных конкурсов, переживаю за участников и при этом даю советы, указываю на промахи и достоинства.

- Оперные певцы пробуют себя в других жанрах... Как Вы к этому относитесь?

- В наши дни эстрадные певцы берутся за оперу, оперные - за поп-музыку. Не вижу в этом ничего плохого. Самым интересным моим опытом работы в смешанном жанре было участие в постановке ледовой оперы «Бесконечность» на музыку Анны Соловьёвой. Среди певцов были такие разные исполнители, как Олег Безинских, Лариса Луста, Альберт Асадулин. На ледовой сцене танцевали такие мастера, как Бестемьянова, Бобрин, Букин, Ягудин.

- Не так давно вышел Ваш диск, посвящённый романсу. Что теперь в планах?

- На диске звучат классические русские романсы в моих оригинальных аранжировках для голоса, кларнета и фортепиано. Я его записала совместно с моим постоянным партнёром пианистом Дмитрием Часовитиным и мужем, исполнившим партию кларнета. Считаю своим долгом везде, где бываю с гастролями, пропагандировать русскую музыку, а романс - это душа нашей музыки. Теперь мечтаю записать новый диск, где будут звучать музыкальные раритеты, и альбом, в котором будут участвовать мои друзья - исполнители, играющие на разных инструментах. Ещё не все партии мной спеты, ещё не все романсы исполнила на сцене. Впереди фестивали в Бостоне, Дубровнике, Рейкьявике, Люксембурге, гастроли, мастер-классы, интересные встречи...