Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Мария Остроухова: Оперные певцы будут востребованы всегда

Мария Остроухова: Оперные певцы будут востребованы всегда

Ей аплодируют в лучших концертных залах Москвы, Лондона, Парижа. Её роскошное меццо-сопрано звучит в королевских покоях Букингемского дворца. Певица Мария Остроухова восхищает поклонников не только уникальным вокальным искусством. Тысячи российских пользователей социальных сетей зачитываются её остроумными скетчами о жизни и быте современных музыкантов, которые певица регулярно публикует на своих страницах. Мария рассказала, где познакомиться с принцем Чарльзом, как заботиться о своём голосе и почему опера современна всегда.

Влечение Генделя

– Вы родились в семье профессиональных музыкантов, а от кого унаследовали литературный талант?

– Мой дедушка по материнской линии Фёдор Георгиевич Арзаманов – известный музыковед-исследователь. Он жил и работал в Китае, много лет изучал полифонию в китайской музыке и написал немало научных трудов. По отцовской линии тоже есть литературный опыт. Прадед моего отца – автор семейных мемуаров о ГУЛАГе. Все детство я много читала. Моя самая любимая книга «Три мушкетёра» Александра Дюма. Вероятно, когда ты постоянно читаешь, рано или поздно у тебя появляется желание взяться за перо.

– Если родился в семье музыкантов, есть ли шанс выбрать иную профессию?

– По отцовской линии я музыкант в третьем поколении, по материнской – в четвёртом. Так что шансов выбрать иную профессию у меня не было. На самом деле после окончания школы я мечтала заниматься геологией и даже записалась на подготовительные курсы в МГУ. Меня очень интересовала динамическая вулканология. Примерно два года у меня ушло на терзания между музыкой и геологией, но музыка победила.

– Вы успешно учились в Московской консерватории имени Чайковского на фортепианном факультете. Когда появилось желание петь?

– В детстве у меня были серьёзные проблемы с голосовыми связками. Мне было запрещено петь на уроках сольфеджио и хора. В 13 лет я увлеклась ирландской культурой и начала напевать ирландские песни. В этот период наша знакомая, педагог Академического музыкального училища при Московской консерватории, предложила позаниматься вокалом. И неожиданно для всех у меня начали проявляться микроскопические признаки голоса. Никто, включая меня, не относился к этому серьёзно. Я окончила среднюю специальную музыкальную школу-десятилетку при консерватории, поступила на фортепианный факультет Московской консерватории. Параллельно с учёбой посещала факультатив по вокалу. После первого курса у меня пропал голос. Я решила, что никогда больше не буду заниматься вокалом. Но в один прекрасный день на лекции по истории музыки нам поставили DVD с записью оперы Генделя «Юлий Цезарь в Египте». Эта музыка и невероятный голос певицы Сары Коннолли поразили меня. В интернете прочла, что Сара Коннолли училась в лондонском Королевском колледже музыки и сейчас в нём преподаёт в качестве приглашённого профессора. Я решила дать своему голосу последний шанс. Мои близкие и друзья считали эту идею утопической, но мне очень повезло. Я приехала на прослушивание в Лондон, сдала невероятно сложный экзамен по вокалу и теории музыки. Когда председатель экзаменационной комиссии сказал: «Мы вас берём», я очень обрадовалась, но когда узнала, что мне дали стипендию на весь срок обучения и зачислили сразу на 5-й курс колледжа, испытала шок. Когда встретилась с Сарой Коннолли, она рассказала мне, как училась в колледже на фортепианном факультете и хотела поступить на вокальный, но ей отказали, сославшись на слабый голос. А теперь она известная в мире певица, Дама-Командор ордена Британской империи.

– В 2015 году вы победили в London Handel Singing Competition – редкая удача для российского певца. Как объясняете свой успех?

– Это была авантюра. В Англии очень популярна музыкальная барочная культура. Подать заявку на участие в таком конкурсе для российского исполнителя – всё равно, что приехать в Тулу со своим самоваром. Мой педагог, декан вокального факультета Королевского колледжа музыки, великолепный тенор Николас Сирс, считает, что именно барочная музыка является прекрасной базой для формирования профессионального вокального аппарата. Мы занимались три года, прежде чем я решила принять участие в конкурсе Генделя. А потом, неожиданно для себя, прошла в финал и получила II премию. Члены жюри отметили мою эмоциональность в трактовке произведений Генделя. Я всегда искренне переживаю музыку, которую пою. Пропускаю через себя настроения и чувства моих героев.

Между барокко и авангардом

– Ваш репертуар включает пять веков академической вокальной музыки. Какое время всё же ближе?

– Сердце разрывается между барокко и авангардной музыкой. Мои любимые композиторы Клаудио Монтеверди и Оливье Мессиан. Считается, что барочная музыка – отжившая, сухая, чопорная. Эстетика ради эстетики. На самом деле барочная музыка полна невероятной драмы, эмоций, эротизма. Композиторы барочной эпохи предоставляли певцам свободу интерпретации. В некоторой степени они позволяли последним становиться соавторами. Точно так же и в авангарде, где за необычными ладами, ритмами и инструментами слушатель не всегда улавливает эмоции: огромное количество драматических приёмов сокрыто внутри современной музыки. Задача исполнителя – показать слушателю эти красоты, раскрыть замысел композитора. Есть потрясающие произведения Стива Райха, Харрисона Бертуистла, Александра Вустина, Дмитрия Капырина. Это сложная музыка, но фантастическая. Вы найдёте в ней целый букет высоких драматических эмоций.

– В вашем репертуаре много редко исполняемой и непопулярной музыки…

– Люблю музыкальную археологию: работаю в архивах разных стран и нахожу уникальные сочинения, неизвестные или малоизвестные широкой публике. Существует огромное количество замечательных композиторов, которые были либо забыты со временем, либо оказались в тени более успешных соотечественников, или не прошли политическую цензуру своего времени. Например, российские поклонники академической вокальной музыки прекрасно знают «Песню о блохе» композитора Модеста Мусоргского на стихи Иоганна Вольфганга фон Гёте. Оказывается, свой музыкальный вариант на знаменитый гётевский текст есть и у Бетховена, и у Вагнера, и у известных немецких романтиков. Можно составить программу, посвящённую различным композиторским интерпретациям «Песни о Блохе». Я бережно отношусь к тексту, потому что чаще всего именно текст вдохновляет композитора на сочинение вокальной музыки.

– Современные композиторы пишут для вас музыку?

– Специально для меня пока нет, но я уже исполнила несколько премьер. Молодые композиторы не всегда понимают певческие особенности и иногда пишут музыку, которую невозможно исполнить. Когда мы работаем вместе, я узнаю что-то новое о композиторском процессе, они открывают для себя особенности вокального аппарата. Например, иногда композиторы пишут длинную ноту на звукосочетание, в котором нет гласной. Очень важно в нашей профессии не залезать в раковину и не сидеть в боксерской позиции, обороняясь от всего нового.

Без крошки во рту

– У голоса есть ежедневная обязательная рутина? Например, выпить сырое яйцо с утра?

– Знаю об этой легенде и людей, которые так делают. Однажды попробовала выпить сырое яйцо, но это было отвратительно. В день концерта я стараюсь не употреблять кисломолочных продуктов, потому что в горле образуется мокрота. Перец, орехи, шоколад сушат горло. Я не разговариваю на улице в холодный период и не пью горячие напитки. Перед концертом стараюсь хорошо выспаться. Есть знаменитая шутка о том, что певец всегда встаёт после полудня. На самом деле это моя мечта. Мой голос очень благодарно реагирует на сон и отдых. Обычно певцы перед выступлением едят мясо или медленные углеводы. Я не ем вообще. Мне нравится петь на абсолютно пустой желудок, мне хватает энергии дожить до конца спектакля без крошки во рту. Для вокалистов это необычная история.

– Какими качествами должен обладать современный вокалист?

– Современный вокалист должен понимать, что его голос только инструмент. Есть определённый набор навыков, который должен быть у каждого уважающего себя певца. В первую очередь владеть иностранными языками. В вокальной музыке необходимо бережное отношение к произношению, смысловым акцентам, речевым интонациям. Ошибки в произношении убивают замысел композитора, а значит, его музыку. Во-вторых, владеть игрой на фортепиано. Мне кажется правильно, что в музыкальных институтах Англии игра на фортепиано является частью вокального экзамена. В жизни рядом с певцом не всегда бывает концертмейстер. Певец должен уметь самостоятельно разобраться с нотным текстом, выучить партию, исполнить аккомпанемент. И, конечно, певцу необходим широкий кругозор. Нужно как можно больше слушать разной музыки, иметь возможность сравнивать постановки, певцов.

– Кого из соотечественников назвали бы своими кумирами?

– Ирину Архипову и Тамару Синявскую. Грамотное отношение к стилю, звукоизвлечению и невероятный кругозор поражают, особенно если принять во внимание тот факт, что расцвет их вокальной карьеры пришёлся на годы культурной изоляции.

Музыкальный сторителлинг

– Как складывается карьера в России и за её пределами?

– В Европе я регулярно принимаю участие в крупных оперных постановках: пела на сцене Royal Festival Hall, Teatro Comunale di Bologna, Opera de Tenerife. В парижской Opera Nomade исполняю партию Изабеллы в опере Джоаккино Россини «Итальянка в Алжире». Недавно завершился тур по городам Франции. В России у меня больше интересных камерных проектов. Увы, не все из них возможно представлять в Европе. Например, моноспектакль «Ярави: песнь любви и смерти» по вокальным произведениями Мессиана. Я проделала большую подготовительную работу: изучила огромное количество материалов по андским культурам доколумбовой эпохи, разработала модель и сама сшила перуанский костюм, в котором исполняю произведение. В России зрители аплодируют стоя. Но в Лондоне моё предложение поставить спектакль не нашло отклика. В Европе и Америке сильны позиции сторонников концепции культурной апроприации (сultural appropriation): в искусстве не поощряется рассказывать об этнической культуре тем, кто не является её представителем. Это на Западе называется «позитивным расизмом».

– Чем вам интересен жанр моноспектакля?

– Зрителю нравятся живые увлекательные истории. Наш внутренний «ребёнок» чутко реагирует на сюжетную линию. Петь набор вокальных сочинений мне скучно. Я собираю их в единое драматическое полотно со сквозным сюжетом. Осенью прошлого года в Москве прошла премьера моей новой программы «Путешествие в Париж», где звучала музыка французских композиторов начала XX века. В планах моноспектакль «Сон в Вальпургиеву ночь», основанный на музыке немецких композиторов.

– Вам комфортно в роли режиссёра своих концертов?

– Век певца недолог. Уйти из профессии страшно, а иногда просто некуда. Многие певцы после ухода со сцены находят себя в педагогике или менеджменте. Для меня самое близкое и понятное – карьера режиссёра. В Королевском колледже я прошла режиссёрский факультатив у известного английского мастера Джона Копли. В Лондоне приобрела опыт постановок небольших спектаклей. Теперь мне хотелось бы организовать фестиваль, посвящённый редко исполняемым и неизвестным широкому кругу зрителей операм.

О высоком с юмором

– По-вашему, опера – элитарное искусство?

– По-моему, это устаревший стереотип. Опера прежде всего интертеймент. Поэтому современна всегда. Она универсальна. Это жанр, в котором смешаны музыкальное, художественное, театральное и даже кинематографическое искусство. На радио «Орфей» я веду ежедневную авторскую программу «ИнтерМеццо». В шутливой форме рассказываю об интересных операх, сюжетах и певцах. В эфире была программа, посвящённая употреблению алкоголя в оперных либретто, или передача, где рассказываю о наиболее ярких историях узурпации трона. Я стремлюсь привлечь внимание молодёжи к жанру: показать, что опера может быть интересной и понятной любому зрителю.

– Вы принимали участие в оперном проекте Национального фонда поддержки правообладателей Arena Moscow Night. Подобные мероприятия помогают опере стать ближе и понятнее широкому кругу зрителей?

– Всегда с удовольствием принимаю участие в музыкальных проектах, которые задуманы с благородной целью и поставлены со вкусом. Arena Moscow Night – красивое мероприятие, привлекающее в первую очередь московский музыкальный бомонд: критиков, продюсеров. Оно проходит в роскошном зале «Пантеон» дворцово-паркового комплекса «Царицыно» и все концерты идут в прямой трансляции, которую смотрят сотни тысяч зрителей по всему миру. Значит, опера им интересна. Уверена, что оперные певцы будут востребованы и через 100 лет.

Деликатный принц

– Вы знакомы с представителями английской королевской семьи…

– Дело в том, что принц Чарльз является патроном Королевского колледжа музыки. Он часто присутствует на учебных постановках и официальных церемониях вручения дипломов. Визиты принца никогда не мешают учебному процессу. Обычно наследника сопровождает только один охранник. Была поражена, когда перед началом церемонии вручения наших дипломов принц вышел на сцену и виртуозно исполнил на виолончели произведение английского композитора Ребекки Кларк. А потом деликатно поклонился. Он производит впечатление очень простого, скромного человека. В жизни принц выглядит гораздо симпатичнее, чем на фотографиях. Королевский фотограф его явно недолюбливает.

– Также вы принимали участие в записи диска для королевской семьи…

– В Лондоне я познакомилась с композитором Ольгой Томас. После окончания Московской консерватории 30 лет живёт и работает в Великобритании. Ольга – официальный композитор королевского дома и пишет музыкальные произведения, посвящённые важным событиям в жизни монаршей семьи. Однажды она пригласила меня принять участие в записи диска, который был преподнесён в дар Елизавете II. Я исполнила две колыбельные: для малыша Арчи – первенца Гарри и Меган Маркл и младшего сына принца Уильяма и Кейт Миддлтон Луи. Это очаровательная, светлая музыка, написанная в стиле лучших образцов мультфильмов Диснея. Журнал Royal Life посвятил этому событию отдельную колонку.

– Мария, на волне литературной популярности не появилось желания написать книгу?

– Сейчас я работаю над циклом юмористических рассказов. В дальнейшем хотела бы написать автобиографическую повесть. Моя профессия – это непрерывные гастроли, поездки, встречи с интересными людьми, неожиданные ситуации. Вокалисту всегда есть о чём рассказать...

Фото: Наталья Тоскина