Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Территория фантасмагории

Территория  фантасмагории

Почему современные музыканты не слышат композиторов

Сергей Невский – один из самых заметных и востребованных композиторов. Живёт между Россией и Германией. Писал музыку по заказу Берлинской государственной оперы, фестиваля «Руртриеннале», Министерства культуры Норвегии, Берлинской академии искусств, Берлинского «Концертхауса», Московского фестиваля «Территория», МХТ имени А. П. Чехова, Фонда «Про Арте», ансамблей «Klangforum Wien», «Neue Vokalsolisten Stuttgart». . . В мае в Центре имени Вс. Мейерхольда маэстро готовит премьеру своего спектакля – это ли не лучший повод поговорить о том, чем живёт современный композитор?

Сергей, музыку современных авторов трудно услышать…

– По сравнению с 70-80-ми годами прошлого столетия сейчас существуют концертные площадки, где можно исполнять музыку на определённом языке и где её готовы принять. В театрах и галереях играют импровизационные, медитативные произведения. Огромное количество концертов проходит вне фестивалей. Городская среда с обновлением музыкального языка меняется, что стремительно влечёт за собой появление нового пространства. Однако недостаток всё-таки существует. Если два года назад современные оперы ставили от Москвы до Перми, то сейчас традиционная среда классической музыки, представленной филармониями, оказывает сопротивление. Конечно, хотелось бы постепенных изменений. Композитор и музыкант не должны обособляться друг от друга.

Возможно, всё дело в слушателе, который отдаёт предпочтение узнаваемым классическим произведениям?

– Слушатели сегодня, наоборот, самые открытые. И с ними не возникает проблем. В России вообще мне очень нравится публика: она молодая, живо реагирует, внимательна и достаточно придирчива. Сложности возникают в поле деятельности филармоний. Статистика такова, что все самые интересные события современной музыки происходят вне филармоний и традиционных оперных домов. Например, пять опер на тексты Бориса Юхананова будут представлены в конце мая в Московском драматическом театре имени Станиславского. Два оперных проекта запланированы также в драматическом Александринском театре в Петербурге. Сейчас руковожу проектом для композиторов и режиссёров, который мы реализуем с Московским ансамблем современной музыки (МАСМ) в Центре имени Вс. Мейерхольда. Как видите, экспериментальная площадка также находится в драматическом театре. Филармонии не проявляют былого интереса к современной музыке.

Зато возникает новая форма взаимодействия – симбиоз драматического театра и современной музыки?

– Да, данный процесс – результат того, что заказчиками современной оперы являются драматические режиссёры – Кирилл Серебренников, Андрей Могучий, Василий Бархатов. Интерес к современной опере у них оказался выше, чем у классических музыкантов. Пожалуй, одно из немногих исключений – это мой опыт работы с замечательными музыкантами на сцене Большого театра (ГАБТ). Но это был приглашённый состав. К сожалению, в России отсутствует традиция заказывать композитору музыку: любая попытка превращается в фантасмагорию.

В Европе иначе?

– В Европе существует насыщенность культурного пространства. Меня всегда поражает, когда в России говорят: «Ну, можно поработать в Европе и расслабиться, ведь там нет трудностей». Как так? Там совершенно другой культурный опыт: мы, композиторы, оказываемся в состоянии одновременного взаимодействия и конкуренции с авторами, которые пишут в одно время с нами. Это вызывает рефлексию.

Пробовали систему европейских оперных фестивалей привить на российской почве?

– Стараемся изо всех сил. Василий Бархатов в 2012 году в рамках организации «Опергруппа» создал проект «Лаборатория современной оперы», в которой пытается соединить современную оперу и традиционные оперные дома. Чтобы движение не остановилось, необходима хотя бы минимальная государственная поддержка. Ведь любая опера – дорогое удовольствие. И нельзя её поставить только на деньги частных энтузиастов.

Как возникло ваше сотрудничество с Кириллом Серебренниковым?

– Вместе с Кириллом я работал над спектаклем «Человек-подушка» в МХТ имени А. П. Чехова, который недавно прошел в 83-й раз, а также над фильмом «Юрьев день» в 2008 году. А познакомились благодаря фестивалю-школе «Территория», который существует с 2006 года. Кирилл вместе с Евгением Мироновым, Чулпан Хаматовой и другими творческими людьми создали уникальную площадку. С одной стороны, это школа, где молодые композиторы и театральные студенты видят и учатся друг у друга новому; с другой – это площадка для публики; с третьей – образовался настоящий культурный институт. Потому что «Территория» выпустила интересных актёров, музыкантов, продюсеров. Особенно это важно, если учесть, что продюсеров, серьёзно занимающихся современным искусством и музыкой, в России до того момента практически не было.

Когда вы ощутили востребованность своей музыки?

– Когда в 29 лет получил заказ от старинного и почтенного ансамбля «Klangforum Wien», которому уже около ста лет. В целом же моя карьера строилась по-разному: то она была больше сконцентрирована в России, то в Германии, где всё-таки находится мой дом. Например, последние пять лет я был сфокусирован на России, а сейчас – снова на Европе.

Над чем сейчас работаете?

– Над двумя мини-операми. Первая – по тексту Бориса Юхананова. Премьера состоится в июне. Вторая – опера для шести голосов и электроники по роману Михаэля Ленца. Премьера состоится в немецком Штутгарте. Но самый важный проект нынешнего года – это скрипичный концерт, премьера которого состоится в октябре на московском фестивале «Территория». Ну, а ближайшая премьера ожидается в Центре имени Вс. Мейерхольда, где я руковожу лабораторией для композиторов и режиссёров. Двадцать первого мая представим публике спектакль «Расёмон» по Акире Куросаве и рассказу Акутагавы Рюноскэ «В чаще».