Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

«Московский Вавилон» Константина Бойма

«Московский Вавилон» Константина Бойма

boym.psd

Создатель популярного сувенира из Нью-Йорка Babel Blocks рассказал, как большие идеи могут воплотиться в маленьких предметах.

Изящный вещизм

— Вы начинали архитектором. Окончили Московский архитектурный институт, уехали в США, учились в Милане. А потом стали дизайнером. С чего вдруг?

— Переехав в 1981 году в Америку и оказавшись в Бостоне, устроился в крупное архитектурное бюро. Но, проработав три года, захотел более творческой работы. За границей в таких случаях, как правило, повышают квалификацию, чтобы выйти на новый уровень образования. И тут я узнаю, что в Милане открывается Domus Academy с годовой программой для архитекторов. Стоит отметить, что в Италии архитектура и дизайн воспринимаются как части одного целого. Один из основателей журнала Domus Эрнесто Роджерс вывел формулу «от чайной ложки до города». Это то, что должен делать настоящий мастер-архитектор. Я загорелся! Даже не подозревал, что поездка изменит профессиональную жизнь и я стану дизайнером. Постепенно итальянцы меня убедили, что большие идеи могут воплощаться в маленьких предметах. К тому же в дизайне гораздо больше независимости.

The%20Ultimate%20Art%20Furniture%2c%202006.psd— Что значит быть современным дизайнером?

— Время узких специализаций практически ушло. Сегодня дизайнер проектирует всё. Многие дизайнерские задачи включают в себя объёмное проектирование, графику, коммуникации, технологию, а также проблемы социальной среды. Профессиональный фокус направлен не на призводство изящных вещей, а на создание лучших, более интересных условий для обитания человека.

— В чём истоки вашего стиля?

— Наш дизайн всегда связан с переосмыслением повседневных обычных вещей. Мы стараемся взглянуть на эти вещи по-новому, постараться «заметить» незаметное. Считаю, что будущее — в переосмыслении и интерпретировании прошлого, а не в его уничтожении. Это относится и к городской среде, и к сфере предметного быта. Например, мы создали проект Salvation (Спасение). Взяли банальные чашки, блюдца, тарелки, которые на блошиных рынках иногда отдают бесплатно, и сделали из них архитектонические композиции. В результате они стали использоваться как вазы для конфет и фруктов и голландская компания Moooi их начала выпускать. А в большом проекте Timeless Objects (Вечные предметы) все предметы — от простых бутылок и тарелок до традиционных стульев и скамеек —вручную покрыты специальным материалом, благодаря чему смотрятся как бронзовые скульптуры. Простые вещи превращаются в вечное искусство! Вот идея, достойная дизайна.

3.psd— С чего начинается создание дизайн-объектов?

— Иногда мы работаем по заданию — проектируем объекты для компаний или музейные экспозиции. Но чаще моя студия инициирует их создание сама. Готовые предметы представляем публике на выставках, в публикациях или на специальных презентациях. А потом проект уже живёт своей жизнью, в которой случаются самые необычные повороты. Именно так работают художники. Вначале такой подход дизайнерам был непривычен: они обычно ждали проектного заказа и клиентов. Сейчас всё изменилось, и многие дизайнеры занимаются производством. Благодаря интернету стало гораздо легче не только организовать, но и продать. Наши новейшие предметы «Вазы кубизма» мы изготавливаем в Китае из специального разноцветного оптического хрусталя. Такой материал практически недоступен в Америке, а через наш сайт editions.boym.com люди со всего мира могут их заказывать и покупать. Получается, что российский дизайнер производит объект в Китае, привозит его в Америку, чтобы потом продать в Италию. Наш мир стал очень маленьким!

«Отстранённый» реализм

2.psd— Русские корни влияют на характер создаваемых объектов?

— Многие журналисты пытались их найти в моей работе. Мне кажется, что моя эмиграция в возрасте 26 лет обеспечила определённый «взгляд со стороны» на всё западное. Благодаря этому мне удалось заметить в самобытности Америки то, чего коренные американцы не замечали. Виктор Шкловский (писатель, литературовед, критик) писал, что отстранение от реальности превращает саму жизнь в художественное произведение. Моя цель как дизайнера заключается примерно в этом.

— Какой проект вы готовитесь представить в России?

5.jpeg— В 2007 году мы выпустили новый тип нью-йоркского сувенира Babel Blocks (Вавилонские кирпичики). Это набор из пяти фигур, символизирующий самое удивительное в Нью-Йорке – его жителей. Ведь здесь фантастическое разнообразие на-
родов. Призывая всех жить в мире и взаимоуважении, Babel Blocks отмечает многообразие религий. Он оказался очень популярен и включен в постоянную экспозицию Музея современного искусства в Нью-Йорке (МоМА).

А в прошлом году со мной связалась директор московской галереи «Шалтай-Болтай» Юлия Гельман. Оказалось, что тема многонационального города очень важна для столицы России. Поэтому мы будем выпускать набор «Московский Вавилон», где среди москвичей будут фигурировать и таджик-дворник, и азербайджанец с рынка, и няня-молдаванка, и казак, и еврей. Это сувенир будущего, имидж новой толерантной Москвы. К выпуску этих наборов в июне намечается выставка в Музее Москвы, а также другие мероприятия.

— Можете назвать свой самый необычный проект?

— В конце 90-х увлёкся темой сувенира. Нужно сказать, что этой интересной темы многие 6.jpegдизайнеры чураются, полагая, что она из категории китча. Мы решили выпустить сувениры, посвящённые концу века. Среди них серия Buildings of Disaster (Архитектура катастроф) — миниатюрные модели сооружений, с которыми у людей связаны трагические переживания и воспоминания: Чернобыль, башни-близнецы, отель Уотергейт, особняк Усамы бен Ладена, где он и был убит. В течение более чем 10 лет мы выпустили около 30 коллекционных моделей тиражом 500 экземпляров каждая. Все они были полностью распроданы.

— Кого из заказчиков запомнили лучше других? Чем?

— Трудно ответить, потому что он не один. Но больше других, пожалуй, владелец известной швейцарской мебельной компании Vitra Рольф Фельбаум. Мы с ним сначала работали над моделью офисного стола, потом проектировали шоу-рум в Чикаго, затем магазин в Нью-Йорке. Это человек не только удивительной харизмы, но и энциклопедической эрудиции. Он работал со всеми легендами мирового дизайна, и о каждом у него имелась интересная история. Хороший заказчик — это тот, от которого многому учишься. Рольф именно такой.

114267.jpg— Легко работать в творческом тандеме с супругой Лорин Леон?

— Лорин окончила очень известную школу дизайна с более чем столетней историей Pratt Institute. У нее более традиционное образование, нежели у меня. В работе нас объединяет не стиль, а подход. Иногда договориться непросто. Но иметь единомышленника и партнёра — это большое преимущество.