Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf

Наши за рубежом: Русский фундамент канадского балета

Наши за рубежом: Русский фундамент канадского балета

Солист Atlantic Ballet Theatre of Canada Сергей Диянов мечтает станцевать на родной сцене

– Сергей, как пережили летнее затишье?

– Мы с женой отправились в Японию. Поскольку это наша первая совместная поездка на родину Юрико, то ограничились отдыхом, хотя поступали интересные приглашения по работе. Вернувшись домой, начали готовиться к сезону. У нас появились новички, пришедшие сразу после школы, и мне вспомнился мой первый день работы. Помню, как стоял в кружке в детском саду, а дама в очках проверяла наши способности. Потом приёмный экзамен в Харьковскую хореографическую школу, первые концерты и сопутствующие занятиям упражнения на растяжку, утренняя гимнастика на летних каникулах, боль и слёзы. Так продолжается до сих пор – это моя жизнь, разве что слёз теперь нет. В 14 лет встал перед выбором: балет – хобби или профессия. Выбор остановил на последнем. Пришла пора поступать и покинуть дом. Четыре года учился в Киевском государственном хореографическом училище. Это очень сильная школа, и многие из тех, с кем каждый день встречался в залах, сейчас блистают на самых престижных сценах мира.

Окончив училище, поступил в труппу Бориса Эйфмана в Санкт-Петербурге. Работа была очень интересной, но шёл 1999 год – жить в стране после дефолта с нищенской зарплатой, вдали от семьи стало трудно. Мне предложили контракт в Аргентине, и начались заграничные приключения. Я полюбил страну. За три года перетанцевал с Ballet Oficial de la Provincia de Córdoba весь классический репертуар труппы. Потом два года умудрялся параллельно танцевать в Канаде. Бешеный по темпу период оказался крайне плодотворным и принёс множество новых любимых ролей. После него уже пришла стабильность и семья. Становится немного грустно, когда осознаёшь, как быстро летит время.

– Работа в канадской труппе сильно отличается от работы в России или в Японии?

– В этом году исполнилось 10 лет, как живу и работаю в Канаде. В труппе Atlantic Ballet Theatre of Canada всегда было много иностранцев. Сейчас – японцы, французы, итальянцы, киргизы, американцы. Раньше – украинцы, русские, аргентинцы, австралийцы, ирландцы, поляки. Конечно, в Канаде нет таких давних балетных традиций, как в России, где любят, ценят и, главное, понимают это искусство. Здесь во многом приходится начинать с нуля, но это даёт возможность заложить фундамент и развивать свой стиль. Можно растить свою публику, без оглядки на кого-либо или что-либо. В Японии сложно стать танцовщиком. Балетом как хобби занимаются многие. Однако почти все коллективы имеют форму студийного театра при школах. Конечно, есть и крупные коллективы с отличными спонсорами. Но балет – очень дорогостоящий вид искусства, в котором без помощи государства не обойтись. И в Канаде, и в Японии оно его финансирует. Но люблю я балет, в котором вырос, – русский. Академия русского балета им. А. Я. Вагановой – лучшая школа.

– В наши дни этот жанр искусства востребован и интересен так же, как раньше?

– Несмотря на всеобщий кризис и сокращение бюджета, балет много лет находится на подъёме и становится всё популярнее благодаря разнообразным проектам, среди которых и трансляции в 3D кинотеатрах. Балет по-прежнему – возможность обрести популярность на любимой работе. Это одна из немногих профессий, которая востребована в любой стране. А результат зависит от трудолюбия и способностей.

– По-вашему, режиссёр Даррен Аронофски в фильме «Чёрный лебедь» показал правду закулисной жизни?

– Не могу ровным счётом ничего сказать. Начал смотреть, и как-то не сложилось. По этому поводу приведу слова Николая Цискаридзе: «… артисты балета – это очень здравомыслящие, чётко организованные в голове люди». Фильмы о балете имеют обыкновение быть наигранными и утрированными. Наверное, такова участь любого занятия, обречённого на экранизацию. Таковы требования киноиндустрии.

– Что думаете о событиях в Большом театре?

– В своё время имел возможность разделить сцену с женой Сергея Филина – Инной Петровой, и с тех пор всегда с интересом читал новости, связанные с его успехами и продвижениями, а тут такое… Откровенно говоря, произошедшим шокирован.

С подобным мне сталкиваться не приходилось. Очень сложно сравнивать Россию с другими странами. Допустим, в Аргентине с директором могут разорвать контракт только из-за прошения профсоюза артистов балета. Там масштабы другие.

– Совмещать семейный быт с балетом сложно?

– Мы живём счастливо. Иногда я могу встать не с той ноги, но потом всегда извиняюсь. С Юрико познакомились в Канаде, когда начали вместе работать. Однако заметили и разглядели друг друга поближе спустя три года после знакомства. Сейчас у нас растёт сын Кирюша. Некоторые считают, что в Японии до определённого возраста детей ни в чём не ограничивают. Однако я никакой «диктатуры карапузов» не заметил. Всё-таки существуют определённые рамки. Так сложилось, что у Юрико получается уделять ребёнку больше времени. Поэтому при первой возможности подменяю её. Тем более сейчас Кирюша может сам взять папу за руку и потянуть в любом угодном ему направлении. Отлично понимая русский, говорит с японскими словами.

–Где мечтаете станцевать?

– Дома, в Харьковском театре, для родителей. В последний раз они меня видели на сцене, когда мне было 14 лет. Иронично, не правда ли?