Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Ольга Томас – композитор для британской короны

Ольга Томас – композитор для британской короны

В детстве она мечтала быть Золушкой. Подобно героине Шарля Перро Ольга рано потеряла горячо любимую маму и долгие годы упорно работала, постигая искусство фортепианной игры. Но она даже не могла представить себе, что спустя годы сюжет любимой сказки станет её судьбой. Она вырастет, встретит своего прекрасного принца, уедет с ним в далёкую страну, где будет писать музыку для её величества королевы Елизаветы II. Об этом Ольга рассказала «Прямой речи»…

В Москву за вдохновением

Рабочий день композитора расписан по минутам: творчество, деловые встречи, репетиции, спектакли, записи, ученики. Несколько недель я терпеливо жду подтверждения на интервью, прежде чем солнечным днем мы пьём кофе в элегантном старинном доме в одном из фешенебельных районов Лондона.

– Ольга, единственный проект с вашим участием в России – мюзикл по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» – вот уже шесть лет с аншлагом идёт в Санкт-Петербурге. Булгаковский сюжет – работа по заказу или по зову сердца?

– Когда-то я переживала приступ серьёзного увлечения романом Булгакова. Я готовилась к театральной премьере в лондонском Вест-Энде и в перерывах между репетициями торопилась уединиться, чтобы записать очередной музыкальный фрагмент к сюжету. Известный английский актёр, мой друг, Корин Редгрейв, однажды спросил: «Ольга, куда ты всё время убегаешь?» Я сказала ему, что пишу музыку для души. К сожалению, творчество Булгакова не так популярно в Англии, как в России, поэтому одна из тем была опубликована под экзотическим названием «Цыганская Вечеря». Спустя несколько лет мы познакомились и подружились с наследником Булгакова Сергеем Шиловским. Однажды Сергей написал мне, что в Петербурге готовится к постановке мюзикл «Мастер и Маргарита», и он будет рад моему участию. В работе уже были заняты ведущие композиторы Петербурга Антон Танонов, Сергей Рубальский, Ирина Долгова, Олег Попков, Александр Маев. Я послала 10–12 музыкальных тем, в том числе и «Цыганскую Вечерю». Именно она была выбрана. Из-за плотного рабочего графика присутствовать на премьере не смогла и увидела спектакль только в прошлом году на международном фестивале в Любляне. Я приняла решение отказаться от гонорара – это был мой вклад в развитие российской музыкальной культуры.

– О вас практически нет информации в российских СМИ...

– После переезда в Англию я не была в России 16 лет. В последнее время навёрстываю упущенное, приезжаю несколько раз в году, наведываюсь за вдохновением.

Остаться собой

– Вы помните, когда впервые сочинили музыку?

– Свою первую мелодию я написала в 4 года: наиграла её на рояле одним пальчиком и никому не показала. Много лет спустя использовала эту тему для спектакля по пьесе Антона Чехова «Вишнёвый сад». Его продюсировал замечательный английский продюсер Билл Кенрайт. Раневскую играла великолепная Сюзанна Йорк, известная российским зрителям по культовому кинофильму режиссёра Сидни Поллака «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?».

– Кто-то в семье играл на рояле?

– Мама была музыкантом и художником. Несколько лет она училась в ЦМШ имени Гнесиных, но после того как её отца, моего дедушку, репрессировали, ей пришлось уйти. Во время заключения дед Лев Босовский оказался в одном лагере с актрисой Татьяной Окуневской. Он организовал театр, в котором вместе с репрессированными актёрами и режиссёрами играли заключённые, отбывающие срок за уголовные преступления. Среди них были рецидивисты. Благодаря театру дед завоевал уважение. По сути, театр его спас. Бабушка, чтобы прокормить семью, научилась печатать на машинке, а мама после окончания школы рабочей молодёжи начала рисовать декорации к спектаклям и несколько лет работала театральным сценографом и художником по костюмам. Когда я была маленькой, она укладывала меня спать и садилась за рояль. Обычно дети не любят рано ложиться, а я старалась поскорее забраться в постель, чтобы послушать музыку.

– В музыкальной школе имени Гнесиных с вами учились будущие музыкальные звёзды Алексей Гориболь, Людмила Берлинская, Александр Князев. Как складывались ваши отношения тогда и сейчас?

– Наша группа была очень яркой, между нами, не скрою, чувствовалась конкуренция, но я по натуре дипломат: со всеми была в хороших отношениях. Мне довелось не только учиться, но до отъезда в Англию и несколько лет преподавать. Сейчас жизнь нас разбросала. Светлана Краснова живёт в США, Мила Берлинская – во Франции, Олег Маршев – в Италии. Тёплые отношения у меня сложились с моим школьным другом Михаилом Хохловым – ныне директором школы. В прошлом году была у него в гостях в моей любимой школе имени Гнесиных.

– Когда стало понятно, что сочинять музыку – призвание?

– Долгое время стеснялась признаться в том, что пишу музыку. В московской консерватории мне посчастливилось учиться у композитора Эдисона Денисова. Только ему я осмелилась показать свои наброски. Когда это случилось, спросила: «Что с этим делать?» Он ответил: «Оставайтесь собой. Не разрешайте никому исправлять собственные партитуры, иначе заставят писать по шаблону». Очень доверяя ему, я последовала совету. Но только переехав в Лондон, позволила себе быть композитором.

Картины с Коломбо

– В Московской консерватории свою диссертацию я посвятила английскому театру. Собирая материал, познакомилась с ректором (тогда еще проректором) Королевской академии драматического искусства Николасом Бартером. Он предложил написать музыку к учебному спектаклю академии по роману Ивана Тургенева «Отцы и дети». И, вот уже 18 лет я пишу музыку ко всем выпускным спектаклям академии. Она – моя творческая лаборатория.

– Какие жанры вам интересны?

– Я пишу музыку к театральным спектаклям, радио- и телевизионным постановкам. Композитор Сергей Прокофьев называл этот жанр «музыка, зрелищем обусловленная». В Англии такую музыку называют classical crossover – академическая музыка в доступной форме. Меня увлекают сюжеты, истории – свои и чужие. Любую жизненную ситуацию стремлюсь превратить в музыкальный спектакль.

– Например?

– Когда в Англии получала водительские права, долго училась правильно выезжать из круга. Пока мы бесконечно тренировались, у меня в голове родилась идея вальса, в котором финал одной темы становится началом другой. Своего инструктора доводила до сумасшествия: «Перестань сочинять! У тебя же экзамен!» Вальс произвёл огромное впечатление на моего знакомого актера Питера Фалька, знаменитого детектива Коломбо из одноимённого сериала. Если помните, одна из любимых его фраз: «Just one more thing...» («Есть ещё кое-что»). Свой вальс я так и назвала – «Just one more thing». Не всем известно, что Питер Фальк был не только талантливым актёром, но и замечательным художником. Его картины написаны в стиле австрийского художника-экспрессиониста Эгона Шили. Когда я была в гостях у Фалька в Голливуде, он предложил мне написать музыку к его циклу из 10 работ. Проект мы назвали «Images», и он с успехом прошёл в США. Мы планировали привезти выставку в Лондон, но случилось несчастье – Питер заболел и умер. В нашу последнюю встречу он подарил мне свою картину – для меня очень ценный подарок.

На выставке с работой Питера Фалька

– Вы предпочитаете писать музыку по вдохновению или по заказу?

– Музыку на заказ люблю больше, а вдохновение у меня всегда. Последние годы много пишу для оркестра Королевской морской пехоты (Royal marines). Когда они заказывают марши, мне сразу дают чёткую формулу: четыре такта в тонике, потом четыре в доминанте и так далее… Меня иногда спрашивают: не мешает ли жёсткий регламент творчеству? Я отвечаю, что регламент мне помогает.

– У вас есть своё любимое сочинение?

– Моё любимое сочинение – рождественская композиция Anno Domini из альбома Royal Christmas. Я часто возвращаюсь из США на корабле, и как-то раз, во время утренней прогулки по палубе, эта мелодия родилась у меня в голове. Издатель предложил посвятить музыку предстоящему Рождеству. Мой поэт Адам Фергуссон написал простые, но очень глубокие слова: «Однажды зимним утром родился Христос. Дата была неизвестна и от неё начался отсчёт нашему времени». Самые важные темы моего творчества – вера и любовь.

Небо в алмазах

– Тогда поговорим о любви?! Ваш переезд в Англию связан с романтической историей.

– Это очень красивая история. С моим будущим мужем Питером Томасом мы познакомились в самолёте. Я возвращалась из Лондона домой, он летел в командировку в Японию с пересадкой в Москве. Нам обоим очень повезло: перед взлётом в самолёте обнаружили неисправность и пассажиров попросили покинуть салон. Нам предстояло провести шесть часов в «Хитроу». Он любезно предложил мне помочь с багажом. Мы разговорились. Оказалось, его ныне покойная сестра была главным гобоистом в оркестре английской национальной оперы. Во время беседы к нам подошли поздороваться Борис Березовский с женой. Это было неожиданно. Борис – мой бывший ученик в специальной музыкальной школе имени Гнесиных. Они летели тем же рейсом, что и мы. Мой попутчик оказался очень впечатлён, так как накануне смотрел концерт Березовского по телевизору. Мы проговорили шесть часов в зале ожидания, а потом ещё четыре в полёте. Расставаясь в «Шереметьеве», обменялись телефонами, но я не предполагала, что такие встречи могут иметь продолжение. Через неделю он мне позвонил и пригласил в Лондон на Рождество. Это был самый рискованный шаг в моей жизни. Я прилетела, мы проговорили всю ночь и наутро он сделал мне предложение: «Это сумасшествие, но я очень боюсь, что ты вернёшься в Москву и мы больше никогда не увидимся». 26 декабря 1990 года мы подали документы на регистрацию брака, а 29-го нас расписали. С тех пор прошло почти 30 лет, и я ни разу не пожалела о своём решении.

С мужем

Счастье важно разглядеть

– Трудно найти себя в Лондоне русскому музыканту?

– Я следую правилам страны, в которой живу, – не пытаюсь навязать свой стиль, но при этом имею возможность заниматься тем, что мне нравится. А сделать карьеру сложно в любой профессии и в любой части света. Это многолетний труд и горячая вера в то, что ты делаешь. Ты спотыкаешься, падаешь, разочаровываешься, но если ты этого хочешь – обязательно добьёшься. В моей жизни не раз наступали тяжёлые моменты, когда спрашивала себя: «Должна ли я этим заниматься?»

– Как найти в себе силы не сдаться?

– С тех пор, как я потеряла маму, поняла, что наша жизнь эфемерна и надо благодарить судьбу за каждый прожитый день: не расстраиваться, не сходить с ума, когда что-то не получается. Митрополит Антоний Сурожский учил: «Надо быть прозрачным для воли Божией». Я стараюсь принимать всё то, что даёт жизнь. Однажды ко мне обратился продюсер ВВС, который хотел сделать постановку по роману Оноре де Бальзака «Кузина Бетта». Я загорелась этой идеей, но оказалось, что у сценариста уже имеется знакомый ему автор. Услышав об этом, расстроилась, однако нашла в себе силы собраться, пожелать удачи и забыть об этом. Спустя время мне вновь позвонил этот же продюсер: «Композитор не справился, у него нервное расстройство, осталось два дня. Вы успеете написать?» Я ответила согласием: «Хорошо, назначаю себя step-composer» (приемным композитором). Через час сценарист был у меня дома, отобрал из предложенных мной вариантов стилей самый современный. К вечеру всё было готово, и мы отправили материал режиссёру. А режиссёр, напротив, захотел композицию, стилизованную под XIX век. Я сочинила стилизацию, но дополнила её едва уловимыми современными элементами: все остались довольны. Важно не зацикливаться на разочарованиях, а смотреть вперёд. Конечно, многое в нашей жизни – дело случая. Но счастливых случаев гораздо больше, чем мы думаем.

Вместе с Ольгой известные английские исполнители Джоанна Форест и Даниэль Коек

Спартак поднимается!

– Вам довелось быть знакомой со многими известными актерами, продюсерами, режиссёрами. Кто произвёл неизгладимое впечатление?

– Самое сильное впечатление на меня оказала встреча со знаменитым голливудским актёром Кёрком Дугласом. Я была очарована его остроумием, лёгкостью в общении, простотой. Например, последние годы жизни он с улыбкой рассказывал о том, как посетители, увидев его в казино в Палм-Спрингс, говорили: «Смотри, это же отец Майкла Дугласа!» в то время как он – сам легенда Голливуда.

– Как вы познакомились?

– Я была знакома с братом Майкла Дугласа, Джоэлем – продюсером знаменитых голливудских фильмов «Роман с камнем», «Жемчужина Нила», «Семейные ценности». Джоэль пригласил меня написать музыку для своего фильма, но по финансовым причинам проект не состоялся, а наше деловое общение переросло в дружбу. Джоэль представил меня своему отцу и попросил написать что-нибудь для него, и я посвятила ему свою сюиту. Её исполнили на торжественной церемонии переименования улицы Airport Road в Kirk Douglas Way в калифорнийском Палм-Спрингсе в 2004 году. Я была приглашена на церемонию, жила в доме Дугласов, много общалась с членами семьи. Родители Кёрка приехали в США из России, и он до конца жизни немного говорил по-русски. Когда после официальной церемонии за столом собрались близкие и друзья, Кёрк решил встать и поблагодарить всех присутствующих, но после перенесённого инсульта понял, что это ему будет стоить невероятных усилий. Тогда он приподнялся и, улыбаясь, сказал: «Внимание! Спартак поднимается!» Его лёгкость, обаяние, интерес к жизни, остроумие покоряли с первой минуты общения. У оскароносного «Спартака», Кёрка Дугласа, в гостях

Реверанс для королевы

– При каких обстоятельствах вас представили Елизавете II?

– В период очередного творческого кризиса моя подруга предложила мне написать музыку в память о недавно ушедшей матери королевы Елизаветы, которая была очень популярна и любима в стране. Мне она всегда очень нравилась. Помня о своих переживаниях после потери мамы, я вложила в эту музыку всю свою душу. Я сочинила композицию, записала её с оркестром и отложила в стол на пять лет. В какой-то момент моя подруга, входившая в совет директоров благотворительного фонда под патронажем Елизаветы II Cruse Bereavement Care, предложила по случаю 50-летия организации преподнести в подарок королеве мою композицию. Дело в том, что работа фонда посвящена поддержке людей, переживших уход близких, и тема моего сочинения оказалась близкой его идее. Также меня попросили добавить в подарочный диск ещё несколько композиций и сделать переложение для арфы. Когда я вошла во дворец и услышала звуки своей музыки в исполнении арфы, то не могла сдержать слёз.

Встреча с королевой Великобритании Елизаветой II прошла по соответствующему этикету

– Накануне встречи вас посвящали в специальный этикет?

– Торжественная церемония проходила во дворце Сент-Джеймс. Я знала, что увижу королеву, но не знала, что предстоит вручить диск лично. Об этом мне сказали уже во дворце. Меня отвели в сторону и быстро научили делать реверанс: надо было вручать диск и одновременно приседать, а это не так легко сделать с первого раза. Меня предупредили, что королева скорее всего улыбнётся и пройдёт мимо. Но она остановилась, и мы говорили 10 минут. Её величество сказала, что осведомлена о моём творчестве. Я выразила своё восхищение королевой-матерью и сказала несколько слов о своей маме и о том, как тяжело пережила её уход.

– Какие чувства пережили, оказавшись рядом?

– Рядом с ней чувствовала себя удивительно легко. Она невероятно благородна, скромна и проста. Она сделала всё, чтобы я не чувствовала ни малейшей неловкости.

– Вам известны музыкальные предпочтения её величества?

– Говорят, она любит марши. Но трудно понять: действительно ли что-то ей нравится или её предпочтения – дань положению и хорошему воспитанию. Но если после этой знаменательной для меня встречи моё сотрудничество с королевским двором продолжается, я льщу себя надеждой, что моя музыка нравится королеве. Я написала композиции ко всем основным событиям в королевской семье последних лет: свадьбе принца Уильяма и Кейт Миддлтон, свадьбе принца Гарри и Меган Маркл, колыбельные на рождение принца Джорджа и принцессы Шарлотты, к 70-летию празднования свадьбы королевы Елизаветы и принца Филиппа.

– Ваши сочинения высоко оценил не только королевский двор...

– Моя композиция Royal Platinum Love Song, посвященная платиновому юбилею королевской свадьбы и исполненная тенором Даниэлем Коеком, сопрано Джоанной Форест в сопровождении симфонического оркестра Arts и хора Arts voices в ноябре 2017 года, заняла первое место в чарте iTunes в категории «Классическая музыка». Приятно осознавать, что я, русский композитор, оставила скромный след в музыкальной истории Англии: творческие связи между нашими странами не подвластны политике.

– Вы счастливый человек?

– Много лет назад со мной произошёл трагикомический случай. Семья Редгрейв планировала поставить в Англии спектакль «Мастер и Маргарита» по сценарию Юрия Любимова, и я поехала в Грецию за разрешением к Любимову. За два дня до возвращения в Лондон в отеле начался пожар, и я не успела выйти из номера. Оказавшись в безвыходной ситуации, намочила полотенце, обмотала себя, взяла в руки Библию и открыла окно. Меня пытались убедить спрыгнуть вниз, но с пятого этажа я не рискнула это делать. И вот стою у окна, комната в дыму и копоти, а я думаю: какая же музыка может стать моим финалом? И вдруг в голову приходит тема Джерома Керна «Дым», отчего я начинаю дико смеяться: моя жизнь буквально висит на волоске, а я опять работаю... Всё закончилось хорошо: приехали пожарные, развернули лестницу и меня, уже без сознания, вынесли из горящего помещения, но эту историю всегда вспоминаю с юмором. Если ты здоров и занимаешься любимым делом – значит, ты счастлив! Не надо никогда отчаиваться.


Фото из личного архива Ольги Томас