Прямая речь журнал
О культуре и искусстве от тех,
кто создает, и для тех, кто ценит

Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf
Скачать журнал .pdf

Полина Осетинская: в настоящем больше шансов быть счастливым

Полина Осетинская: в настоящем больше шансов быть счастливым Фото: Евгений Евтюхов

В 80-е годы ее имя знала вся страна. Маленькая девочка с ангельским лицом и детской непосредственностью в 6 лет виртуозно исполняла на рояле сложнейшие концертные программы. Ее триумфальное появление вызвало настоящий прорыв в детской музыкальной педагогике. Прошли годы. Юный вундеркинд превратился в глубокого серьезного музыканта. Сейчас она – известная во всём мире пианистка, талантливый писатель, активный общественный деятель, мама троих детей, а также идейный вдохновитель и организатор первого в нашей стране Центра поддержки профессионального здоровья музыкантов. Мы узнали у Полины, как его не пошатнуть.

Горячий перфекционизм

– Вы – блестящий музыкант, автор литературного бестселлера, концертных программ, активно занимаетесь благотворительностью. Как с этим живётся?

– Не все знают, что я ещё хорошо готовлю... Меня всю жизнь подогревал комплекс перфекциониста. Всегда было желание сделать любое дело максимально качественно. И это мне нравится. Но постоянный перфекционизм отнимает много сил, ему сложно соответствовать.

– Это следствие детской популярности? Однажды взятая планка не оставляет в покое?

– Из своего детства я вынесла много хорошего. Прежде всего выносливость, способность ставить себе огромное количество целей и добиваться их. Мой отец говорил: «Для тебя не существует слова “не могу”: есть только слово “не хочу”. Чтоб слова “не могу” от тебя не слышал». Так что мой комплекс перфекционизма взращивал именно он. Но я получила не только огромную закалку, тренировку нервной системы, но и огромный культурный багаж. Он научил меня видеть красоту, что я стараюсь сейчас привить своим детям. Но при этом я их не бью и не морю голодом. Вообще я стараюсь жить по завету Иосифа Бродского: «Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и так далее». Советую брать ответственность за свою жизнь на себя. Человек, который смог оставить свои травмы в прошлом, имеет больше шансов быть счастливым в настоящем.

С 6 лет Полина Осетинская собирает полные залы. Фото: В. Воронин / РИА Новости

– Подростком вы решили разорвать с отцом все отношения. За известность, которую он дал, пришлось заплатить очень высокую цену. Если бы представился шанс сейчас вернуться в прошлое, вы ушли бы от отца?

– Не люблю сослагательного наклонения, но в аналогичной ситуации поступила бы также.

– Нестандартный творческий путь – осознанный выбор или воля случая?

– Я никому не могу доверить управление своей жизнью. Свобода выбора для меня – важный критерий осмысленности жизни. Если свободы нет, остальное теряет смысл.

Фото: из личного архива

Риски без авантюр

– Исполнилось два года созданному вами Центру поддержки профессионального здоровья музыкантов. Его организация – результат непростого творческого пути и личного опыта?


Фото: Евгений Евтюхов

– Действительно, если я и опиралась на чей-то опыт, то, скорее, на свой личный. Когда назрела идея, в моей жизни был сложный период. После развода у меня появился дополнительный сценический стресс. Это я сейчас понимаю, что он стал следствием нескольких факторов, но тогда мне казалось это только психологической проблемой. Чтобы с ней справиться, искала специалистов. Спустя некоторое время у меня развился острый теносиновит (воспаление сухожилий – Ред.). Если процесс не купировать в самом начале, он может привести к очень серьёзным последствиям, вплоть до инвалидности. В поисках решения проблемы узнала, что людей с подобными заболеваниями, не знающих алгоритма лечения, много, я не одинока. На одном из своих мастер-классов познакомилась с кандидатом психологических наук Александрой Федоровой, которая 15 лет работает с музыкантами. Мы объединили усилия, и эта случайная встреча привела к организации центра. Поэтому теперь одна из наших задач – профилактика подобного рода заболеваний. У нас есть группы по сценической саморегуляции стресса, группы по телесно-ориентированной терапии, которые учат правильному контакту со своим телом и мои мастер-классы, где я делюсь своими мыслями по этому поводу. Очень важно, например, даже то, в каком положении человек сидит за роялем, потому что, если, у пианиста неправильная посадка, он не сможет играть качественным образом. В случае острой необходимости, конечно, направляем к врачу.

– В Европе подобные центры давно существуют. Насколько он востребован в нашей стране?

– На наши тренинги и реабилитацию приходят не только музыканты, но и актёры. Подобные проблемы вообще свойственны людям публичных профессий. Мы идём туда, где есть запрос. Такой проект не может существовать на самоокупаемости, потому что сейчас люди с огромным трудом выделяют деньги даже на необходимое. Возможно, мы обратимся в какой-либо специализированный фонд. Но я не готова ввязываться в сомнительные авантюры и рисковать своим именем.

Лицо музыки

– В вашем репертуаре много произведений современников. Кому из них, по-вашему мнению, предстоит попасть в ряды классиков?

– Крупнейшие композиторы нашего времени: Леонид Десятников, Владимир Мартынов, Валентин Сильвестров, Гия Канчели. О более молодых пока трудно сказать. Время покажет. Понадобится не менее 50 лет, чтобы сделать выводы. Музыка друзей, которых я играю, – Павла Карманова, Антона Батагова, Сергея Ахунова – думаю, очень интересна и достойна, чтобы занять место в классическом репертуаре.

Фото: Евгений Евтюхов

– По каким критериям отбираете музыку современных авторов?

– Она должна быть мне созвучна, должна нравиться. Я ценю подлинное и настоящее. Не большой поклонник ультраавангардной Музыки. Среди музыкантов есть в ней специалисты, чей хлеб не отбираю. Мне важно, чтобы зритель, придя на концерт и услышав современную музыку, открыл её, удивился, понял, насколько она прекрасна и… пришёл вновь. Если музыка не нравится – не смогу увлечь слушателя. Я играю музыку «с человеческим лицом».

– Нередко вы на сцене - не одна. Кто ваши любимые партнёры?

– Мой самый давний и самый любимый партнёр – пианист Алексей Гориболь. Наш дуэт сложился еще в 1994 году. Люблю играть со скрипачами Максимом Венгеровым и Леной Ревич. Не всегда с тем, с кем хочется играть, это возможно, потому что многие далеко живут. Например, со скрипачкой Алиной Ибрагимовой у нас был только один день для совместной репетиции, но на концерте сложилось ощущение, будто мы играем вместе всю жизнь. Такое случается редко. Очень интересно играть с пианистом Антоном Батаговым, потому что у него иной подход к совместному музицированию, чем у Гориболя. Я очень люблю виолончель и альт и с радостью сотрудничаю с виолончелистами - Борисом Андриановым, к примеру, с альтистом Максимом Новиковым.

Сцена из музыкального спектакля «Черт, солдат и скрипка» по мотивам сочинений Игоря Стравинского «История солдата».
Полина Осетинская и танцор Александр Тронов. Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

– Сильно ли изменилась публика за более чем 30 лет работы на сцене?

– Публика, которая посещала мои концерты в 80-е годы, приходила посмотреть на чудо-ребёнка. Это была иная публика, чем та, которая не пропускала концерты Гилельса и Рихтера. Возможно, были исключения, но я убеждена, что основная часть зрителей приходили за сенсацией. Впрочем, сейчас также: одни идут для души, другие в погоне за модой. Важно другое – за эти годы изменился социальный срез. 30–40 лет назад основными потребителями культуры были учителя, врачи, инженеры, научные работники... А сейчас цены на билеты доступны далеко не всем и многие оказались отрезанными от счастья культурных впечатлений, отчего мне очень грустно. Но таковы законы рынка, по которым мы сейчас живём.

– Вы ощущаете поддержку своих поклонников?

– Конечно. Я растила и воспитывала свою публику годами. Люблю её и очень ею дорожу, потому что моя публика – думающая, чувствующая, готовая к экспериментам, благодарная… Её невозможно обмануть. Она умеет отличать подлинное и настоящее от временного и модного.

С виолончелистом Борисом Андриановым. Фото: Ирина Шымчак

В духе времени

– Спасибо, что в плотном графике нашли время для встречи. У вас есть рецепт того, как всё успеть за 24 часа?

– Надо научиться рано вставать и изжить социальные сети из своей рутины. Коммуникация в интернете – переписка, общение, обсуждение – отнимает много времени. В какой-то момент процесс становится неконтролируемым. Ты живёшь в определённом графике, но стоит впустить в свою жизнь социальные сети – по делам или без дела – неизбежно теряешь время.

– Однако сейчас много талантливых артистов, которых можно назвать не только выдающимися исполнителями, но и популярными медийными персонами, в том числе и благодаря их социальной активности. Каков ваш портрет современного музыканта?

– Я не стала бы обобщать: мы всё все-таки разные. Одни всеми способами избегают любого проявления публичности, кроме единственного – выхода на сцену. Другие, наоборот, стремятся использовать любую возможность, чтобы быть на виду. За последние 20 лет очень изменился ритм жизни. Гастролей и переездов в таком объёме раньше не было. Современный музыкант – человек, который должен очень много успевать и быстро всё делать. Сегодня он здесь, завтра – там; сегодня у него концерт Скрябина, завтра – квинтет Брамса. Если музыкант стремится оставаться востребованным, при такой нагрузке он должен быть мобильным и выносливым – суперменом. Современный музыкант – это человек-осьминог, который питается от солнечных батарей и имеет в сутках 48 часов.

– Вы счастливы в настоящем?

– У меня очень высокие требования, в том числе к себе и выбору спутника жизни. Поэтому я четыре года счастливо живу одна. У меня нет необходимости быть с кем-то ради того, чтобы не быть одной. Придерживаюсь слов Омара Хайяма: «Уж лучше голодать, чем что попало есть, / Быть лучше одному, чем с кем попало...» Жалею, что у меня мало детей. Надеюсь, когда они вырастут, подарят мне много внуков. 

С детьми. В кадре (слева направо) старшая дочь Анастасия, «средняя» Александра и младший сын Антон. Фото: из личного архива